Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 23 мая 2019 года, 21:58

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 8 (1052) Гражданское право и процессот 20/02/18 (Государство и юристы)

Копи в центр

Анализ ключевых изменений национальных «правил копирайта», которые правительство поставило во главе угла нового законопроекта

Кристина Пошелюжная
«Юридическая практика»
Законопроект № 7539 предлагает заменить термин «видеограмма» на термин «фильм» — к такому подходу юристы имеют замечания

Создание Совета по вопросам интеллектуальной собственности — временного совещательного органа при Кабинете Министров Украины — вселяет сдержанный оптимизм по поводу дальнейшего ­развития реформы ІР-сферы. Но без качественного законодательного фундамента любая реформа обречена на провал. Именно на подготовку законодательной почвы (читайте — фундамента) направлены сейчас усилия профильного органа, занимающегося реализацией государственной политики в ІР-сфере — Министерства экономического развития и торговли Украины. Из-под его пера выходят инициативы, затрагивающие различные объекты права интеллектуальной собственности и правоотношения.

1 февраля с.г. в парламенте был зарегистрирован правительственный проект № 7539 об урегулировании вопросов авторского права и смежных прав. Исходя из пояснительной записки, документ имплементирует множество европейских директив и стандартов. «Сегодня сфера авторского права и смежных прав нуждается в усовершенствовании с учетом норм европейского законодательства», — считают авторы проекта. Это еще мягко сказано, более реалистичная формулировка — «законодательство безнадежно устарело». Но и европейские стандарты не являются панацеей для Украины. При внедрении этих «золотых стандартов» в правовую национальную систему главное — не навредить.

Мы попросили юристов, специализирующихся на авторском праве, выделить наиболее удачные и наиболее неудачные конструкции/формулировки/положения законопроекта № 7539, ведь в конечном итоге именно им работать в новом правовом поле (в случае, конечно, принятия законопроекта).

Сначала мы хотели сделать рейтинг. Казалось бы, это так просто — собрать мнения юристов о самых удачных и самых неудачных нормах! Но на деле получилась только таблица, ибо мнения юристов практически не пересекались, а иногда и противоречили друг другу. И это отнюдь не оттого, что «два юриста — три мнения», нет. Все дело в объеме и масштабности предлагаемых изменений, затрагивающих не только профильное законодательство — Закон Украины «Об авторском праве и смежных правах» (Закон), но и гражданское законодательство, гражданский и хозяйственный процессы (правда, в предыдущей версии), и другие правовые акты.

 

В ногу со временем

Начнем с конструкций, которые юристам понравились. Безусловным лидером тут стоит назвать появление публичных лицензий в правовом поле Украины (предлагается дополнить Гражданский кодекс (ГК) Украины статьей 11111 «Лицензионный договор на основании публичной лицензии»). Управляющий партнер патентно-юридической компании IPStyle Мария Ортинская говорит: предложенные нормы фактически урегулируют сложившиеся на рынке отношения, что минимизирует риски как для разных представителей бизнеса, так и для пользователей объектами авторского права и (или) смежных прав на основании публичной лицензии. «Необходимость введения таких договоров назрела уже давно, — комментирует ассистент кафедры интеллектуальной собственности КНУ им. Тараса Шевченко, научный сотрудник НИИ ИС НАПрН Украины Константин Зеров. — GNU GPL и Creative Commons — обычное явление для большинства правовых систем мира, но пока такие договоры в украинском правопорядке являются ничтожными. В то же время редакция предложенной статьи не учитывает специфику таких объектов, как компьютерные программы и базы данных, использование которых, как правило, является экстерриториальным и темпорально неограниченным. Для таких объектов нецелесообразно применять общие правила относительно срока и территории действия лицензионных договоров».

Помимо этого законопроект вводит в правовое поле электронную форму договоров в ІР-сфере. Так, советник, руководитель практики интеллектуальной собственности ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» Илларион Томаров обращает внимание, что большинство лицензий на софт и контент предлагаются вниманию пользователей в электронном виде. «Заключение лицензии требует лишь отметки в поле «Я согласен (-на) с условиями лицензии». Сегодня такая форма не соответствует законодательству Украины, следовательно, договор отсутствует. Проектом предлагается установить электронную форму договоров для публичных неисключительных лицензий, урегулировать публичные лицензии с условием о бесплатности, что предположительно охватит бесплатные GNU GPL, Creative Commons», — считает г-н Томаров. Но электронная форма имеет и риски. «Неотъемлемым признаком электронного документа (договора) является наличие электронной цифровой подписи. Даже с предложенными формулировками формат онлайн-отметки (клик) в поле «Согласен» вряд ли будет приниматься в качестве надлежащей формы договора украинским судом», — размышляет Илларион Томаров.

Введение норм о лицензионных договорах в электронной форме и заключение лицензионного договора в порядке принятия оферты, по мнению советника, руководителя практики интеллектуальной собственности АО Arzinger Екатерины Олейник, является модернизацией законодательства об охране авторского права, так требуемой обществом ввиду внедрения цифровых технологий. «Эти две нормы легализуют «электронные лицензии» на компьютерные программы и договоры о распоряжении авторскими правами, осуществляемые в цифровой среде путем совершения конклюдентных действий («инсталляционные договоры», EULA, «оберточные лицензии» — еще один шаг на пути легализации лицензий Creative Commons)», — приводит примеры г-жа Олейник.

 

Копировать, вставить

Позитивно г-н Томаров оценивает и обновление терминов. В частности, он обращает внимание на то, что базовое для авторского права понятие «воспроизведение» предлагается не ограничивать материальной формой, ведь большинство контента распространяется в виде цифровых копий. Он одобряет и то, что экземпляр произведения предлагают не ограничивать материальной формой. Константин Зеров посмотрел на эту норму под другим углом…

Так, законопроект предлагает определить «экземпляр» как копию объекта авторского права и (или) смежных прав, изготовленную любым способом и в любой материальной или электронной форме. Г-н Зеров называет отнесение к экземплярам копий произведений, изготовленных в электронной форме, ошибочным. Согласно согласованному заявлению в отношении статьи 6 Договора ВОИС об авторском праве, «использованные в этих статьях выражения «экземпляры» и «оригинал и экземпляры», которые являются предметом права на распространение и права на прокат в контексте указанных статей, относятся исключительно к записанным экземплярам, которые могут быть выпущены в оборот в виде материальных объектов». «Действующему законодательству Украины известно определение «копии произведения», а материальная форма (экземпляр) является только одним из видов существования такой копии, которая не может быть размещена в интернете или других информационно-телекоммуникационных сетях», — объясняет свою позицию Константин Зеров.

Екатерина Олейник акцентирует внимание на определении творческого вклада и оригинальности произведения как квалифицирующих признаков для охраны авторским правом. «Данные критерии лишь презюмировались при рассмотрении вопросов отнесения произведения к объектам охраны авторским правом. Но введение таких положений в закон укрепляет правовое основание для квалификации, подлежит ли созданный объект охране авторским правом или нет», — комментирует г-жа Олейник.

Примечательно, что Илларион Томаров считает это положение негативным. «Попытка истолковать оригинальность произведения как результат интеллектуального творчества автора, с одной стороны, не несет новый смысл, а с другой — не учитывает подход ЕС: оригинальным является независимо созданное произведение, отображающее личность автора, во время создания которого автор каждый раз делал свободный творческий выбор, вносил персональный вклад в произведение», — утверждает комментатор.

Мы внесли эту норму в обе части таблицы.

 

Позитивный персонаж

Скорее позитивно, чем негативно юристы воспринимают предоставление охраны «персонажу произведения» (статья 9 «Охрана авторского права на часть произведения» Закона). «В связи с увеличивающимся количеством судебных споров относительно неправомерного использования персонажей известных литературных произведений, фильмов и назревшей потребностью в более четком регулировании данного объекта авторского права это уточнение носит позитивный характер», — считают партнер ЮФ Sayenko Kharenko Александр Падалка и старший юрист ЮФ Sayenko Kharenko Владимир Смелик. Мария Ортинская такое законотворческое предложение отмечает знаками «+» и «–», при этом говорит, что в целом оно является позитивным, поскольку действительно в основу многих литературных произведений, фильмов положен именно персонаж. Однако, как видно, например, из дел относительно персонажей Маша и Медведь, Капитошка, такое положение может повлечь за собой злоупотребления в вопросе защиты авторских прав, предостерегает она.

«Исчерпание прав в интернете не осуществляется» — так характеризует новое решение Константин Зеров. Законопроектом прямо предусмотрено, что положения, указанные в части 7 статьи 15 «Имущественные права автора» Закона, не распространяются на случаи интерактивного доступа к произведениям. Такой подход, по его словам, отвечает европейскому законодательству и требованиям Соглашения, поскольку концепция исчерпания авторского права, во-первых, касается именно экземпляров произведений, то есть материальной формы их выражения; во-вторых, исчерпание прав связано исключительно с правомочностью распространения и не может применяться к другим правомочностям; в-третьих, сохранение копии произведения в цифровой форме на устройстве конечного пользователя является воспроизведением другого объекта — именно копии произведения на другом носителе информации, а не копии произведения, которое хранится у лица, разместившего соответствующее произведение в сети интернет.

Позитивно юристы-комментаторы восприняли и изменения статьи 16 «Авторское право на служебные произведения» Закона. Как обращает внимание Илларион Томаров, законодатель предлагает по умолчанию наделить работодателя/заказчика всеми авторскими имущественными правами на компьютерные программы и базы данных, если иное не предусмотрено договором. «Пока непонятно, удастся ли таким образом избежать излишнего бумажного оформления передачи прав», — добавляет он. Александр Падалка и Владимир Смелик отмечают, что законодатель изменяет и статью 429 «Права интеллектуальной собственности на объект, созданный в связи с выполнением трудового договора» ГК Украины: «Данные изменения в нормы ГК Украины и Закона представляют собой довольно запутанную конструкцию, но тем не менее помогают устранить противоречия между статьей 429 ГК Украины и статьей 181 Соглашения». А Екатерина Олейник убеждена, что данные изменения являются большим плюсом и драйвером роста для IT-индустрии, так как регламентируют правоотношения между работодателем и разработчиком.

В свою очередь Мария Ортинская обращает внимание на другую часть статьи 16 проекта: «Имущественные права на служебное произведение, созданное автором в связи с выполнением трудового договора (контракта) с органом государственной власти, принадлежат органу государственной власти». «Изначально авторские права принадлежат автору, и у автора должна быть возможность в договорном порядке урегулировать, кто именно будет наделен авторскими правами. Однако проект фактически лишает автора возможности при заключении трудового договора с органом государственной власти решить вопрос принадлежности авторских прав», — беспокоится руководитель IPStyle.

В то же время г-жа Ортинская положительно оценивает новую статью 181 «Авторское право на базы данных (компиляции данных)» законопроекта. «Охрана баз данных позитивно скажется на рынке компаний, создающих базы данных в различных отраслях и осуществляющих их дальнейшую коммерциализацию», — отмечает она. Г-жа Олейник солидарна с коллегой и считает позитивным изменением предоставление охраны базам данных, которые не соответствуют критериям оригинальности, но создание которых потребовало значительных инвестиций для такой базы данных. Также она обращает внимание на установление объема прав, урегулирование положений относительно использования части такой базы данных и условий свободного использования баз данных.

 

Свободу панораме!

Представители Sayenko Kharenko предполагают, что авторы сделали хорошую попытку урегулировать «свободу панорамы», которая является проблемным вопросом во всех юрисдикциях. Так, проектом предусмотрено свободное использование произведений путем воспроизведения средствами рисования, фотографии или кинематографии, публичное сообщение или публичный показ произведений архитектуры, градостроения и садово-паркового искусства, скульптур, которые постоянно размещены в публичных (доступных для широкой публики) местах, открытых для свободного посещения, при условии, что воспроизведенное изображение используется с информационной целью и не будет отдельно использоваться в коммерческих целях (статья 21 Закона). Однако нужно отметить, что предложенные изменения обошли вопрос правомерности дальнейшего использования полученных изображений (например, путем их размещения на страничке в социальной сети), что несколько снижает их потенциал, отмечают г-н Падалка и г-н Смелик.

Г-жа Ортинская введение свободы панорамы называет одной из самых важных реформ авторского права: это право лица — не получать разрешение и/или не выплачивать вознаграждение за использование в панораме произведения архитектуры, градостроения и садово-паркового искусства… В проекте предусматривается сбор средств организациями коллективного управления (ОКУ) за кабельную ретрансляцию таких произведений, что, по мнению комментатора, является негативом.

В числе позитивных моментов Илларион Томаров выделяет «временное воспроизведение» (перечень действий по свободному использованию дополнен возможностью технического воспроизведения произведений в случаях, когда это необходимо для выполнения технологического процесса. «Такая норма давно работает в европейском законодательстве во избежание претензий в связи с кешированием информации при загрузке страниц в веб-браузере», — комментирует советник «Василь Кисиль и Партнеры») и «временное использование фонограмм/фильмов/передач» (предлагается закрепить 30-дневный «бонусный» период для использования отрывков фонограмм, фильмов, передач для сообщения о текущих событиях. «По истечении срока вещательная организация обязана уничтожить запись», — уточняет г-н Томаров).

 

Критический взгляд

Кроме того, Илларион Томаров указывает, что перечень свободного использования произведений дополнен новой редакцией статьи о свободном использовании компьютерных программ. «Если другое не предусмотрено договором с правообладателем (что актуально практически всегда), пользователь получает неоправданно большой перечень полномочий относительно законно приобретенной компьютерной программы: например, право воспроизведения в любой форме и любым способом, что может повлечь за собой злоупотребление правами пользователем», — опасается юрист.

В свою очередь Екатерина Олейник назвала это положение позитивным, но есть одно но: «Модернизация положения с учетом тех фактических действий, которые может конечный пользователь осуществлять с официальной приобретенной компьютерной программой, включается в список санкционированных способов использования, но следует критически оценивать возможности практической реализации данной нормы, поскольку фактически она предоставляет конечному пользователю очень широкий объем прав на использование компьютерной программы, который даже предполагает возможность создания производных произведений». Такой объем прав может быть значительно шире, чем предоставляемый обычно разработчиками в EULA или других подобных лицензионных договорах.

Александр Падалка приветствует удаление из статьи 41 Закона фразы «к местам с платным входом» применительно к публичному исполнению передач (программ). «При всех недостатках используемой авторами проекта терминологии (в частности, именование «исключительными правами» способов использования передач, программ) исключение упоминания мест с платным входом может помочь правообладателям в борьбе с незаконной демонстрацией передач программ (передач) в так называемых заведениях HORECA, где вход не является, строго говоря, платным», — объясняет г-н Падалка.

Владимир Смелик позитивно оценивает закрепление обязанности суда учитывать при определении размера компенсации все обстоятельства совершенного нарушения (часть 4 статьи 521 Закона). «Текущая редакция данной статьи обязывает суд учитывать помимо намерений нарушителя только объем нарушения. Предлагаемые изменения соответствуют судебной практике, связанной с необходимостью учитывать различные обстоятельства при определении размера компенсации (пункт 51.3 постановления пленума Высшего хозяйственного суда Украины от 17 октября 2012 года № 12). Однако все же следует отметить, что задача «учитывать все обстоятельства» при отсутствии закрепленного их перечня становится заранее нереализуемой в полной мере», — предполагает комментатор.

Приветствуется юристами и установление случаев допустимого обхода технических средств. Так, Константин Зеров обращает внимание, что по действующему законодательству обход технических средств защиты является отдельным нарушением авторского права (даже если лицо имеет право на свободное использование произведения с указанием имени автора). Законопроектом предлагается сделать исключения для случаев, предусмотренных статьями 21, 23, 25, частью 1 статьи 42 Закона, а также для произведений, объектов смежных прав, ставших общественным достоянием, если субъекты авторского и (или) смежных прав предоставили лицу право совершать действия для обхода защиты.

 

Со знаком «минус»

А теперь о нормах, которые вызвали у юристов лишь негативную реакцию.

Г-н Зеров сетует на то, что авторы законопроекта полностью проигнорировали судебную практику Европейского суда справедливости (CJEU), который предоставляет преюдициальные решения относительно толкования положений директив ЕС, включая положения, которые дословно воспроизведены и в тексте Соглашения (право на воспроизведение, временные воспроизведения, право на публичное сообщение (в том числе гиперссылки и торрент-трекеры), охрана компьютерных программ и др.). «Украинские суды, к сожалению, в своей практике не могут применить решения CJEU (в отличие от решений Европейского суда по правам человека), поэтому единственный целесообразный путь — отобразить содержание этих решений в профильном законопроекте, но зачем усложнять себе жизнь и исследовать soft law ЕС?» — задает риторический вопрос Константин Зеров.

Примечательно и то, что законопроект предлагает изменить процессуальные кодексы, которые уже утратили силу. Изменения, вносимые в статью 36 ХПК Украины и статью 64 ГПК Украины, относительно письменных доказательств свидетельствуют о том, что данный законопроект является далеко не свежей наработкой МЭРТ Украины. «Действующие процессуальные нормы в достаточной мере устанавливают требования к электронным доказательствам. В то же время не следует в процессуальном законодательстве вводить положения, устанавливающие ограничения источников доказывания. Суд обладает достаточной компетенцией для надлежащей оценки предоставленных сторонами доказательств, особенно в контексте создания Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности», — убеждена Екатерина Олейник.

Юристы Sayenko Kharenko обращают внимание на дополнение статьи 512 КУоАП относительно административной ответственности за невыплату предусмотренного законодательством об авторском праве и смежных правах вознаграждения с расширением перечня санкций за нарушение авторских и смежных прав, в частности, путем конфискации оборудования и материальных носителей, используемых для таких действий. «В связи с неоднозначностью интерпретации и применения норм отечественного законодательства в части порядка и размеров выплаты авторского вознаграждения, применения минимальных ставок, установленных КМУ и т.п. возлагать ответственность за нарушение данных норм без их усовершенствования нецелесообразно. Кроме того, предлагаемым изменениям не хватает баланса между тяжестью нарушения и строгостью санкции (например, пользователь, который неправомерно скачал на компьютер песню из сети интернет, не только уплатит штраф, но и может лишиться данного компьютера)», — комментируют Александр Падалка и Владимир Смелик.

А на «трудности перевода» обращают внимание Константин Зеров и Илларион Томаров. Первый указывает на то, что термин «incidental» в Соглашении об ассоциации с ЕС (статья 175) должен переводиться как «дополнительный», а не «случайный», как его перевели в законопроекте (статья 242 «Временное воспроизведение объектов авторского права и смежных прав» Закона). «С указанной гипотезой можно согласиться, если бы авторы законопроекта ознакомились с решением CJEU по делу № С-360/13, в котором говорится, что «действие по воспроизведению можно рассматривать как «дополнительное», если оно не существует независимо от технологического процесса и не имеет цели быть отделенным от технологического процесса, составляющей частью которого является», — цитирует г-н Зеров пункт 43 решения.

«Новый термин «интерактивный доступ» фактически описывает право предоставлять доступ публике к произведению («making available to the public» в законодательстве ЕС и Соглашении об ассоциации), хотя схожее понятие есть в действующем законе», — говорит г-н Томаров.

 

Не лучший сценарий фильма

Законопроект предлагает заменить в Законе и ГК Украины термин «видеограмма» термином «фильм» и определить последний как «кинематографическое или иное аудиовизуальное произведение или движимые изображения со звуковым сопровождением или без него». Г-н Падалка считает, что в данном случае смешиваются объекты авторских прав (произведения, в том числе аудиовизуальные) и смежных прав, которые имеют различную природу и правовое регулирование. «Следуя логике предложенных изменений, телефильм будет рассматриваться как объект авторских прав, а его версия, предназначенная для проката в кинотеатре, — как объект смежных прав (оставаясь при этом произведением), что противоречит существующей практике, правовой доктрине и законодательству», — рассуждает он.

Екатерина Олейник солидарна с коллегами. Да, с одной стороны, исчезновение из правового регулирования термина «видеограмма» (им характеризовали любую съемку с аудиорядом или без него, которая могла не иметь творческого начала и относилась к объектам смежных прав) соответствует требованиям Соглашения. Но с другой… «Сейчас появляется новый термин «фильм», но не снимаются вопросы, касающиеся распоряжения правами на фильм, так как фиксируются исключительно права производителя первой записи фильма, без раскрытия природы данного объекта, без четкого разграничения охраны аудиовизуального произведения с конкретными признаками творческого вклада как объекта авторского права и фильма как объекта смежных прав, в котором зафиксировано определенное действие реального мира», — акцентирует внимание советник Arzinger.

Владимир Смелик в числе неудачных конструкций называет дополнение определения «публичный показ» критерием статичности. «Представление публике произведения может быть не обязательно статичным, что делает спорной целесообразность такого уточнения», — отмечает он.

А Константин Зеров говорит, что интерактивный доступ не отдельная правомочность. Согласно положениям статьи 1, статьи 15 законопроекта, «интерактивный доступ» определяется как отдельный способ использования произведения, но международные акты включают его в широкую категорию «публичное сообщение» (статья 8 Договора ВОИС, статья 174 Соглашения об ассоциации). Кроме того, г-н Зеров считает целесообразным учесть практику CJEU относительно толкования «не имеет значения, предоставлялся ли доступ к произведению «один на одни», если одновременно общее количество таких лиц могло быть значительным» (пункты 32–34, дело № C-607/11).

Идем дальше. В части 2 статьи 17 законопроекта упоминается продюсер аудиовизуального произведения, которому по умолчанию передаются права на произведение. «Не установлено соотношение между продюсером аудиовизуального произведения и изготовителем первой записи фильма — субъекта смежных прав. В европейском законодательстве используется термин «producer of the first recording of film», который может быть переведен буквально — «изготовитель», или заменен словом «продюсер». Можно обойтись одним термином — «продюсер», — комментирует Илларион Томаров.

 

Легализация нарушений?

«Легализация «домашнего» пиратства?» — так озаглавил Константин Зеров еще одно спорное предложение законопроекта — часть 2 статьи 25 Закона следующего содержания: произведения и исполнения, зафиксированные в фонограммах, фильмах, их экземплярах, а также аудиовизуальные произведения и их экземпляры допускается воспроизводить в домашних условиях физическим лицом и исключительно в личных целях или для круга семьи, без наличия прямой или косвенной коммерческой цели без разрешения автора… но с выплатой вознаграждения». Комментатор называет такой подход ошибочным, поскольку он фактически поощряет уменьшение объема распоряжения лицензионным контентом («В таком случае возникает закономерный вопрос: зачем вообще использовать лицензионный контент, если его можно скачать из незаконных источников без риска юридической ответственности?» — иронизирует г-н Зеров), и возлагает на импортеров оборудования и материальных носителей дополнительные имущественные обязанности относительно выплаты правообладателям за «чистые носители» согласно статье 42 Закона.

«Авторские права должны соблюдаться как лицом, разместившим произведение, так и лицом, воспроизводящим его в домашних условиях. Если же идти от обратного и применять указанное положение ко всем без исключения размещенным произведениям, то можно ввести речь об определенной законодательной «легализации» нарушений авторского права и существенном необоснованном нарушении интересов правообладателей/нанесении вреда нормальному использованию произведений, что свидетельствует о нарушении «трехуровневого теста», заложенного в статью 9 Бернской конвенции и статью 13 Соглашения ТРИПС», — резюмирует Константин Зеров.

Александр Падалка негативно оценивает «монополию» ОКУ на сбор вознаграждения, полученного в результате использования права следования, на выплату вознаграждения при кабельной ретрансляции аудиовизуальных произведений (изменения статей 17, 27 Закона). «Нецелесообразно ограничивать автора в способах реализации им своего права на получение вознаграждения — лично, через поверенного или через ОКУ. То же касается и обладателей прав на аудиовизуальные произведения», — высказывает он свое мнение.

А Владимир Смелик обращает внимание на дополнение перечня обязательных сведений, которые указываются в заявлении на получение контрольных марок, информацией об авторах (текста, музыки, аудиовизуальных произведений и т.п.), исполнителях, производителях фонограмм, производителях первой записи фильма. «Поскольку в заявлении нужно будет указывать значительный объем информации, вызывает сомнения практическая целесообразность предлагаемых изменений. Если же допустить, что МЭРТ Украины будет сопоставлять указанную информацию с предоставленными договорами, то потенциально это может существенно затянуть сроки рассмотрения таких заявлений», — объясняет свою точку зрения юрист.

И в завершение, пользуясь случаем, хотим поблагодарить всех комментаторов за столь содержательные ответы. Убеждены: если бы мы попросили найти по десять позитивных и негативных конструкций законопроекта № 7539, мы бы их получили. И если мы разместили вашу оценку не в той колонке таблицы, не сердитесь: сколько юристов — столько и мнений, причем мнений может быть даже больше.

Наиболее удачные положения законопроекта № 7539

«Публичное обозрение»

Появление публичных лицензий в правовом поле Украины

(статья 11111 «Лицензионный договор на основе публичной лицензии» ГК Украины)

«Приключения электроника»

Закрепление электронной формы договоров в сфере интеллектуальной собственности

(статья 1107 «Виды договоров о распоряжении имущественными правами интеллектуальной собственности» ГК Украины, статья 33 «Договоры о праве использования произведений» Закона)

«Воспроизведение по-новому»

Базовое для авторского права понятие «воспроизведение» предлагается не ограничивать материальной формой

(статья 1 «Определение терминов» Закона)

«Творческий клад»

Творческий вклад и оригинальность произведения как квалифицирующие признаки для охраны авторским правом

(статья 8 «Объекты авторского права» Закона)

«Персонаж в законе»

Изменения относительно предоставления охраны «персонажу произведения»

(статья 9 «Охрана авторского права на часть произведения» Закона)

«Исчерпание прав в интернете не осуществляется»

Предусматривается, что положения, указанные в части 7 статьи 15, не распространяются на случаи интерактивного доступа к произведениям

«Не в дружбу, а в службу»

Законодатель предлагает по умолчанию наделить работодателя/заказчика всеми авторскими имущественными правами на компьютерные программы и базы данных, если иное не предусмотрено договором.

(статья 16 «Авторское право на служебные произведения» Закона)

«Sui generis на базы данных»

Охрана баз данных позитивно скажется на рынке компаний, создающих базы данных в различных отраслях

(статья 181 «Авторское право на базы данных (компиляции данных)» законопроекта)

«Свобода панорамы: хорошая попытка»

Предусмотрено свободное использование произведений путем воспроизведения средствами рисования, фотографии или кинематографии, публичное сообщение или публичный показ произведений архитектуры, градостроения и садово-паркового искусства, скульптур, которые постоянно размещены в публичных (доступных для широкой публики) местах

(статья 21 «Свободное использование произведения с указанием имени автора» Закона (в проекте предлагается фразу «с указанием имени автора» удалить)

«Временное воспроизведение»

Перечень действий по свободному использованию дополнен возможностью технического воспроизведения произведений в случаях, когда это необходимо для выполнения технологического процесса

(статья 242 «Временное воспроизведение объектов авторского права и смежных прав» Закона)

«Без платного входа»

Исключение из статьи 41 Закона фразы «к местам с платным входом» применительно к публичному исполнению передач (программ)

«Временное пользование»

Предлагается закрепить 30-дневный «бонусный» период для использования отрывков фонограмм, фильмов, передач для сообщения о текущих событиях

(статья 42 «Ограничение имущественных прав исполнителей, производителей фонограмм, видеограмм и организаций вещания» Закона)

«Пойти в обход»

Установление случаев допустимого обхода технических средств. Так, предлагается установить исключения для случав, предусмотренных статьями 21, 23, 25, частью 1 статьи 42 Закона и др.

(статья 50 «Нарушение авторского права и смежных прав» Закона)

«Учесть все»

Закрепление обязанности суда учитывать при определении размера компенсации все обстоятельства совершенного нарушения

(часть 4 статьи 521 «Порядок прекращения нарушений авторского права и (или) смежных прав с использованием сети интернет» Закона)

 

Наиболее неудачные положения законопроекта № 7539

«Несвежие письменные доказательства»

Внесение изменений в статьи «Письменные доказательства» предыдущих ХПК Украины и ГПК Украины свидетельствуют о том, что данный законопроект является далеко не свежей наработкой МЭРТ Украины (статья 36 ХПК Украины, статья 64 ГПК Украины)

«Преступление и наказание: нарушение баланса»

Админответственность за невыплату предусмотренного законодательством вознаграждения с расширением перечня санкций за нарушение авторских и смежных прав, в частности, путем конфискации оборудования и материальных носителей, которые использовались для таких действий

(статья 512 «Нарушение прав на объект права интеллектуальной собственности» КУоАП)

«CJEU? Нет, не слышали»

Игнорирование практики Европейского суда справедливости

«Трудности перевода»

Термин «incidental» в Соглашении об ассоциации с ЕС должен переводиться как «дополнительный», а не «случайный» (статья 242 «Временное воспроизведение объектов авторского права и смежных прав» Закона)

Термин «интерактивный доступ» фактически описывает право предоставлять доступ публике к произведению

(статья 1 «Определение терминов» Закона)

«Фильм, фильм, фильм…»

Замена термина «видеограмма» на термин «фильм» провоцирует  смешение объектов авторских прав (произведений, в том числе аудиовизуальных) и смежных прав, которые имеют различную природу и разное правовое регулирование.

(статья 1 Закона, статья 454 ГК Украины и т.д.)

«Статичный публичный показ»

Представление публике произведения может быть не обязательно статичным, что делает спорной целесообразность такого уточнения

(статья 1 «Определение терминов» Закона)

«Не все копии произведения являются его экземплярами»

Термин «экземпляр» предлагается определить как копию объекта авторского права и (или) смежных прав, изготовленную любым способом и в любой материальной или электронной форме

(статья 1 «Определение терминов» Закона)

«Бессмысленная оригинальность»

Попытка истолковать оригинальность произведения как результат интеллектуального творчества автора, с одной стороны, не несет новый смысл, а с другой — не учитывает подхода ЕС

(статья 8 «Объекты авторского права» Закона)

«Интерактивный доступ не отдельная правомочность»

Интерактивный доступ к произведению определяется как отдельный способ использования произведения, но международные акты включают его в более широкую категорию «публичное сообщение» (статья 15 «Имущественные права автора» Закона)

«Продюсер vs изготовитель
первой записи фильма»

Не установлено соотношение между продюсером аудиовизуального произведения и изготовителем первой записи фильма — субъекта смежных прав

(часть 2 статьи 17 «Авторское право на аудиовизуальное произведение» Закона)

«Свободное использование компьютерных программ»

Перечень свободного использования произведений дополнен новой редакцией статьи о свободном использовании КП

(статья 24 «Свободное копирование, модификация и декомпиляция компьютерных программ» Закона)

«Легализация «домашнего» пиратства?»

Изложенная в новой редакции часть 2 статьи 25 Закона фактически поощряет уменьшение объема распоряжения лицензионным контентом

«ОКУ за око»

«Монополия» организаций коллективного управления правами на сбор вознаграждения, полученного в результате использования права следования, на выплату вознаграждения при кабельной ретрансляции аудиовизуальных произведений

(статьи 17 «Авторское право на аудиовизуальное произведение», 27 «Право следования» Закона)

«Контрольный выстрел»

Дополнение перечня обязательных сведений, которые указываются в заявлении на получение контрольных марок, информацией об авторах, исполнителях, производителях фонограмм, производителях первой записи фильма

(статья 5 «Порядок получения контрольных марок» Закона «О распространении экземпляров аудиовизуальных произведений…»)

 

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 8 (1052) от 20/02/18 Текущий номер

Гражданское право и процесс

№ 8 (1052)
Государство и юристы

Сезонная работа

Отрасли практики

Составить факт

Судебная практика

Строго по телу

Тема номера:

Пресечь линию

Поддерживаете ли вы проведение досрочных парламентских выборов?

Безусловно, нужна полная перезагрузка власти.

Да, все равно парламент не будет должным образом работать до выборов.

Для этого пока нет правовых оснований.

Незачем спешить — до плановых выборов осталось совсем немного.

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА