Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 21 мая 2018 года, 10:02

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 7 (1051) Уголовное правоот 13/02/18 (Государство и юристы)

Территориальные вХоды

Что означает вхождение новых стран и территорий в список низконалоговых юрисдикций для украинского бизнеса

Виталий Дудин
«Юридическая практика»

Борьба с агрессивной налоговой оптимизацией продвигается. Хотя это движение носит нелинейный характер. 27 декабря 2017 года Кабинет Министров Украины принял постановление № 1045 «Об утверждении перечня государств (территорий), соответствующих критериям, установленным подпунктом 39.2.1.2 подпункта 39.2.1 пункта 39.2 статьи 39 Налогового кодекса Украины, и признании утратившим силу распоряжения Кабинета Министров Украины от 16 сентября 2015 года № 977» (постановление № 1045). Количество стран и территорий, в которых деятельность попадает под контроль в сфере трансфертного ценообразования (ТЦО), увеличилось: вместо списка из 65 юрисдикций появился список из 85. Впервые такой перечень утвержден постановлением, а не распоряжением (ранее один из списков пытались признать недействительным в суде из-за того, что он утвержден распоряжением). Но 31 января с.г. перечень пришлось пересмотреть и исключить из него ряд стран, возмущенных внесением их в «список офшоров». Речь идет о Грузии, Мальте, Венгрии, Латвии и Эстонии. Список, тем не менее, является рекордным и насчитывает 80 стран, тогда как в 2013-м в нем было только 73 субъекта. Введение нового списка и его частичный пересмотр породили с юридическом сообществе ряд вопросов.

 

Закрыть лазейки

Попасть в список должны были страны, где ставка налога на прибыль предприятий на пять и более процентных пунктов ниже, чем украинская, а также юрисдикции, с которыми полноценный обмен налоговой информацией не представляется возможным. «Бизнес существенно ограничивается в использовании агентских схем, при которых в структуру группы включалась юрисдикция «не из списка», во избежание контроля не только трансфертного ценообразования, но и валютного», — комментирует Ольга Решетник, советник налоговой практики АО Ario.

«С 2018 года в список могут включаться государства, в которых особенности расчета объекта налогообложения фактически позволяют не уплачивать налог на прибыль, что привело к тому, что в перечень попали страны, где действует налог на выведенный капитал или существуют льготные режимы», — отмечает Лариса Врублевская, аудитор, партнер, руководитель практики ТЦО МПЦ EUCON.

Радикальное расширение «контрольного» списка связано с «миграцией» бизнеса из одних стран в другие, отмечают источники в Государственной фискальной службе (ГФС) и Министерстве финансов Украины (Минфин). «Раньше была проблема с откровенными офшорами, вроде Панамы и Британских Виргинских островов. Когда операции с компаниями из этих юрисдикций начали контролировать, то бизнес переместился в Великобританию и Канаду, используя партнерства (LLP). Затем начали создаваться операционные компании-«прослойки» в более респектабельных странах. Расходы на налоги там уже выше, но свой эффект минимизации можно получить», — поделился соображениями собеседник «ЮП». По его словам, включение в список новых стран поднимает вопрос об «экономическом пороге выгодности»: возрастет как риск штрафа, так и риск вложения денег для поддержания функционирования компаний за границей.

Многие из включенных стран не являются классическими офшорами, но предоставляют налоговые выгоды. Среди часто используемых для налогового планирования государств можно назвать Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Сингапур и Монако.

Потребует ли расширение контроля больших ресурсов от ГФС? «Увеличение количества и качества кадров, занимающихся международным налогообложением, и так требуется, независимо от расширения списка. Увеличение перечня на 15 стран не повлечет за собой существенного увеличения нагрузки», — отметил источник «ЮП» и заверил, что это не приведет к распылению внимания.

 

Последствия исключения

В ГФС отмечают, что добивались изменения списка «низконалоговых юрисдикций» не более раза в год, чтобы не разрывать отчетный период. По итогам отчетного периода 2015 года (когда тоже произошло включение и исключение стран в середине года), имели место споры, связанные с моментом перехода права собственности на товар на протяжении года с целью избежать контроля за ТЦО. Аналогичные споры могут возникнуть и при операциях с нерезидентами из исключенных стран.

Какие последствия будет иметь нахождение пяти стран в перечне чуть более месяца? Вероятно, стоит учесть предыдущую позицию ГФС, когда в 2015 году из списка были исключены Австрия, Швейцария и некоторые другие государства. Контролируемыми будут признаваться только операции, проводимые в этот период при достижении критериев. Если за январь операции с нерезидентом из Эстонии превысили 10 млн грн и если более 150 млн грн составил годовой доход плательщика, тогда эти операции будут признаны контролируемыми. Отчитываться нужно только за период, когда страна была указана в списке, то есть за месяц.

Как считает г-жа Врублевская, трудности могут возникнуть с применением списка и в отношении оставшихся в нем стран. «Операции с контрагентом из списка признаются контролируемыми c 1 января года, следующего за календарным годом, в котором такие государства были включены в перечень. Постановление № 1045 датировано 27 декабря 2017 года, но вступило в силу с 1 января 2018 года. Очевидно, что контролироваться операции с новыми (включенными) государствами должны с 2019 года. Налоговый орган считает иначе. Вот тут и споры будут», — прогнозирует аудитор.

 

Частичный контроль

Стоит напомнить, что с целью увеличения эффективности контроля за ТЦО был утвержден перечень организационно-правовых форм (ОПФ), позволяющих не платить налог на прибыль. Речь идет о постановлении КМУ «Об утверждении перечня организационно-правовых форм нерезидентов, которые не платят налог на прибыль (корпоративный налог), в том числе налог на доходы, полученные за пределами государства регистрации таких нерезидентов, и/или не являются налоговыми резидентами государства, в котором они зарегистрированы как юридические лица» от 4 июля 2017 года № 480 (постановление № 480).

Два типа компаний из Мальты (LP, GP) и один тип компаний из Эстонии (инвестиционный фонд) пребывают в списке ОПФ, утвержденном постановлением КМУ № 480. Поможет ли это ограничить налоговые злоупотребления? Как признаются эксперты, экономить на налогах позволяют, кроме указанных в постановлении № 480, и другие типы компаний. Так, существует режим для международных компаний, ведущих деятельность за пределами Мальты. При общей ставке более 30 % и уплате налога через пару недель на счет возвращается две трети уплаченного сбора. Эффективная ставка в итоге составит 5–6 %. А постановлением утвержден список только тех типов компаний, которые позволяют вообще не уплачивать налог на прибыль.

Обратим внимание, что ОАЭ упоминается в списке, утвержденном постановлением № 1045, а также в списке ОПФ, утвержденном постановлением № 480. Таким образом, согласно одному акту, под контроль попадают любые операции с хозсубъектами из ОАЭ, а согласно другому — контролируемыми признаются операции только с определенными видами компаний из ОАЭ.

 

Ожидание прозрачности

На вопросе Эстонии хотелось бы остановиться подробнее. Не исключено, что действия правительства заставят бизнесменов пересмотреть модель взаимодействия с данной страной. Пока она не в списке, но потенциально может там оказаться. Из-за особенностей налоговой системы на деятельность компаний в Эстонии распространяются требования статьи 39 Налогового кодекса. Основанием для включения Эстонии в список стало наличие налога на выведенный капитал, по которому налогом облагается лишь распределенная прибыль. Это было сделано для привлечения инвестиций, хотя и создает риски для бюджета нашей страны. На практике возможна ситуация, когда прибыль не облагается налогом в Эстонии, а затем дивиденды уходят в третью страну, где они также не облагаются налогом. Эстония имеет ряд двухсторонних конвенций, по которым налог на репатриацию дивидендов составляет 0 %. Есть и возможность избежать уплаты налога при выплате дивидендов, если вывести денежные средства через операции с ценными бумагами. В ГФС надеются, что налоговое законодательство Эстонии станет более прозрачным. «Эстонские коллеги утверждают, что контролируют ситуацию и взимают налог, но только в момент получения дивидендов. Вопрос в том, как именно это контролируется», — признает один из украинских чиновников. Среди лазеек, над ликвидацией которых в Эстонии уже работают, называются беспроцентное финансирование учредителей и сотрудников, а также использование имущества фирмы в личных целях (автомобилей, недвижимости). Юридически это возможно и без получения дивидендов и, соответственно, уплаты налога.

Решение о включении страны имело фактические основания. «Таможенная статистика последних лет показывает, что увеличилось число непрямых контрактов, связанных с Эстонией. Там начали регистрироваться фирмы, имеющие скрытых украинских бенефициаров и используемые как «фирмы-оболочки». Товар не идет через Эстонию, но там оседает часть денег за этот товар из-за манипулирования ценами при импорте и экспорте в нашу страну», — констатирует один из сотрудников ГФС.

Источники в Минфине признают, что исключение прибалтийских республик произошло по политическим соображениям. «Иногда в погоне за копейкой можно потерять рубль или то, что деньгами не измерить. Возможно, поддержка Эстонии и Латвии более важна для Украины, чем потери бюджета», — отметил собеседник в госаппарате.

Лариса Врублевская также считает, что правительство приняло решение об исключении с целью устранения политических последствий. «А для наших налогоплательщиков теперь будет очень актуальным вопрос порядка применения нового перечня и в 2018 году в целом, и в январе 2018 года в отношении исключенных стран», — подытожила она.

Как считает Ольга Решетник, бизнес-модели с пятью исключенными странами пересматривать нужно в любом случае, «если они не выдерживают теста основной цели деятельности, а используются только для уменьшения налоговой нагрузки». На борьбу с такими практиками направлены рекомендации минимального пакета плана BEPS, которые Украина обязалась имплементировать, дополнила она.

В целом большинство нововведений не несут для компаний каких-то особых трудностей. «Появление списка ОПФ привело к тому, что налогоплательщикам придется составлять и подавать еще один дополнительный отчет по ТЦО. Многие уже поняли, что жизнь с новыми требованиями, которые в том числе продиктованы BEPS, вполне возможна. Задача бизнеса — стать понятным и прозрачным для всех: как для партнеров, так и для контролирующих органов (фискальных в том числе), с оптимальной налоговой нагрузкой, защитой активов и личных средств собственников», — подчеркнула Наталья Ульянова, партнер ЮК ICF Legal Service.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 7 (1051) от 13/02/18 Текущий номер

Уголовное право

№ 7 (1051)
Отрасли практики

Исковое дело

Судебная практика

С незнанием дела

Тема номера:

Временная петля

Частная практика

Расширенное создание

Какому адвокату вы доверите представлять ваши интересы в суде?

Тому, кого знаю лично

Молодому и амбициозному

С хорошими рекомендациями и адекватным гонораром

Очень опытному и дорогому

С опытом работы на госслужбе\в правоохранительных органах

Я адвокат и свои интересы буду представлять самостоятельно

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА