Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 23 февраля 2018 года, 08:51

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Частная практика

№ 7 (1051) Уголовное правоот 13/02/18 (Частная практика)

За глаза осуждать

Заключение договора без личной встречи с клиентом может аукнуться адвокату лишением права на занятие профессиональной деятельностью

Ирина Гончар
«Юридическая практика»
Договор об оказании правовой помощи должен заключаться непосредственно адвокатом и его клиентом или лицом, чье право на совершение такой сделки не вызывает сомнения

Основой отношений «адвокат — клиент» всегда было доверие. Для большинства людей очевидным является то, что клиент, доверяя адвокату сопровождение своего дела, общается с ним лично. Законодательство допускает заключение договора об оказании правовой помощи в интересах третьего лица только в одном случае — невозможности клиента лично заключить договор, и то только определенному кругу лиц (близким родственникам), когда речь идет о защите от уголовного преследования.

Но на практике бывают случаи, когда адвокат не только никогда не общался со своим клиентом, но и не знал, что его доверитель умер задолго до заключения договора. Безусловно, такой прецедент не мог оказаться без внимания органов адвокатского самоуправления в контексте возможного нарушения адвокатом профессиональных обязанностей.

Согласно обстоятельствам дела, агрофирма «А» в марте 2017 года получила копию искового заявления о признании недействительным и отмене государственной регистрации договора аренды земельного участка, заключенного ею в 2014 году с гр-кой К.

Подписавший исковое заявление представитель истца, адвокат гр-н Ш., предоставил суду копии договора аренды, акта приема-передачи земельного участка, государственного акта на право собственности на земельный участок, плана земельного участка, выписки из государственного реестра прав, квитанции об уплате судебного сбора, а также договора-поручения об оказании правовой помощи между руководителем адвокатского бюро Ш. и гр-кой К., датированного ноябрем 2016 года.

В суде юристы ответчика привели лишь один довод: гр-ка К. умерла в марте 2015 года, что подтверждается соответствующим свидетельством, а потому не могла подписать договор об оказании правовой помощи.

Помимо отказа в иске адвокат также получил жалобу на свои действия в КДКА региона.

Как пояснил адвокат Ш. членам дисциплинарной палаты, подпись гр-ки К. на договоре о предоставлении правовой помощи он получил через ее односельчанку, но был убежден, что гр-ка К. его подписала лично. О смерти клиентки ему изначально известно не было, а когда он узнал, то сам подал в суд ходатайство об оставлении иска без рассмотрения, правда, на том основании, что «исчезла необходимость в иске».

Однако дочь гр-ки К., которая уже стала законной собственницей пая, и односельчанка, на которую ссылался гр-н Ш., заявили об отсутствии каких-либо отношений с адвокатом. При этом наследница пояснила, что в ноябре 2016 года действительно передавала документы на свою землю через эту односельчанку, но для другого юриста, а среди документов было и свидетельство о смерти. Никаких намерений обращаться в суд наследница не высказывала, так как это противоречило ее интересам.

Проанализировав собранную информацию, пояснения адвоката, дисциплинарная палата КДКА пришла к выводу, что подача адвокатом в суд недействительного договора-поручения об оказании правовой помощи от имени умершей гр-ки К. с якобы ее подписью, вопреки воле и без разрешения действительного собственника земельного участка — наследника умершего, является грубым нарушением Правил адвокатской этики, которое заслуживает применения к адвокату самого строгого дисциплинарного взыскания в виде лишения права на занятие адвокатской деятельностью с последующим исключением из Единого реестра адвокатов Украины.

При вынесении этого решения дисциплинарная палата констатировала наличие в действиях гр-на Ш. нарушений требований пункта 1 части 1 статьи 21 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и статей 7, 12, 19, 25 Правил адвокатской этики.

Жалоба адвоката на решение региональной КДКА рассматривалась на заседании Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры (ВКДКА) 30–31 января 2018 года. Свою жалобу гр-н Ш. обосновал надуманностью обвинений дисциплинарной палаты региональной КДКА и необоснованностью доводов и просил заменить взыскание на предупреждение.

Ознакомившись с материалами дисциплинарного дела, ВКДКА также пришла к выводу, что адвокат не имел права заключать договор об оказании правовой помощи и представлять интересы умершего лица. Этот договор ничтожный, а предоставленные копии документов о праве собственности на земельный участок недействительные, ведь во время спорных правоотношений правоустанавливающие документы уже были выданы на имя другого человека. Следовательно, адвокат нарушил и требования статьи 27 Закона об адвокатуре относительно формы и содержания договора об оказании правовой помощи. ВКДКА особо подчеркнула, что представитель, который должен был действовать в интересах клиента, даже не видел этого клиента.

В то же время не все члены ВКДКА согласились с тем, что имеет место разовое грубое нарушение ПАЭ, подрывающее авторитет адвокатуры (взыскание за которое предусматривает лишение права на занятие адвокатской деятельностью), и поддержали предложение докладчика оставить жалобу гр-на Ш. без удовлетворения, а решение региональной КДКА о лишении права на деятельность — без изменений. Для принятия такого решения не набралось минимально необходимых 16 голосов. Впрочем, не нашло поддержки и предложение смягчить взыскание, приостановив заявителю адвокатскую деятельность на год.

В этой связи было констатировано, что, согласно пункту 3.45 Регламента ВКДКА, в случае отсутствия по результатам голосования установленного законодательством большинства голосов, жалоба гр-на Ш. считается отклоненной. Таким образом, спорное решение КДКА о лишении права на занятие адвокатской деятельностью осталось в силе.

Напомним, что решение ВКДКА может быть обжаловано в суде в течение 30 дней с момента принятия.



Комментарии: »

Адвокат

Маячня. Стаття 51 КПК дозволяє укладати договір із захисником не тільки близьким родичам, але й іншій особі, яка діє в її інтересах, за її клопотанням або за її наступною згодою. Чи автор статті керується іншим кодексом?

Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 7 (1051) от 13/02/18 Текущий номер

Уголовное право

№ 7 (1051)
Отрасли практики

Исковое дело

Судебная практика

С незнанием дела

Тема номера:

Временная петля

Частная практика

Расширенное создание

Нужен ли Украине отдельный антикоррупционный суд?

Каждый суд должен быть антикоррупционным

Да, это должен быть отдельный суд первой инстанции

Да, но следует повысить требования к судьям, а избираться они должны на короткий срок, без права повторного избрания

Антикоррупционным должно быть законодательство, тогда название суда не имеет значения

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА