Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 20 октября 2018 года, 13:58

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Частная практика

№ 51 (1043) Международный арбитражот 19/12/17 (Частная практика)

Благая цепь

Под благовидным предлогом усиления гарантий адвокатской деятельности могут быть созданы предпосылки для установления внешнего влияния на адвокатуру, ведь у адвокатского сообщества есть и представители в судебной власти, и возможности влияния на государственную политику Украины, считает секретарь САУ Павел Гречковский

 

Павел Гречковский: «Адвокаты не могут согласиться на реформу, идея которой — превратить адвокатуру в марионеточный институт»

Из года в год в декабре обостряется вопрос реформы адвокатуры, необходимость проведения которой была заявлена еще в марте 2014-го в рамках масштабной судебной реформы. Возможно, это приближение праздника — Дня адвокатуры стимулирует дискуссии вокруг будущего профессии, но в результате, с одной стороны, указывается на потребность в скорейшем внесении поправок, а с другой — имеют место замечания как к сути предлагаемых изменений, так и к процессу их разработки. Почему в Национальной ассоциации адвокатов Украины (НААУ) выступают против поправок, разработанных в рамках работы Совета по вопросам судебной реформы при ­Президенте Украины, и целесообразны ли изменения вообще, рассказал секретарь Совета адвокатов Украины, член Высшего совета правосудия, адвокат Павел Гречковский.

 

— Павел Николаевич, сегодня снова поднимается вопрос скорейшего реформирования адвокатуры как завершающего этапа судебной реформы, почему вы выступаете против?

— Давайте разберемся, нет ли здесь подмены понятий. Проводится судебная реформа — меняются подходы к формированию судейского корпуса, к дисциплинарной ответственности судей, изменяется система органов судебной власти, формируются гарантии их независимости от внешних вмешательств. В план реформы включили и адвокатуру. Был ли запрос на ее проведение? Да, был, но она неприемлема в том виде, в котором сейчас нам навязывается. В 2012 году был принят удачный, абсолютно европейский профильный Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Это дало возможность за пять лет заложить прочные основы для независимости адвокатов, создать работающую модель самоуправления. Заложен надежный фундамент для дальнейшего развития профессии, однако сейчас предлагается отыграть ситуацию назад, и не на пять, а на 25 лет. Мы, адвокаты, не хотим возвращаться под управление исполнительной власти или зависеть от бюджетного финансирования. Более того, я убежден, что ни один сознательный политик или чиновник не может быть заинтересован в установлении зависимости адвокатуры. Как показывают политические события последних лет, рано или поздно любому человеку могут понадобиться услуги профессионального и свободного в своей деятельности адвоката.

Если вы спросите, нужны ли адвокатам какие-то законодательные изменения, я однозначно отвечу утвердительно. За пять лет практики применения стали видны недоработки, которые необходимо исправить. Коллизии в законодательстве часто не позволяют адвокатам в полной мере пользоваться своими правами и гарантиями профессиональной деятельности, прописанными в профильном законе. Для нас усиление гарантий — приоритет в каждой дискуссии о реформе адвокатуры. И, естественно, мы не можем согласиться на подмену понятий, когда реформой называют план превращения адвокатуры в марионеточный институт. Никакие благовидные предлоги авторов этого плана нас не могут убедить в обратном.

 

— Что же привлекает политиков в адвокатском корпусе?

— Адвокатура — уникальный конституционный институт, который поэтапно вступает в монопольное право на представительство в судах. У нас есть ­полномочия влиять на решения, принимаемые на государственном уровне. Как минимум через своих представителей в Высшем совете правосудия, Высшей квалификационной комиссии судей Украины и Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров. Как единая организация мы можем выступать публично в защиту каждого адвоката и всего профессионального сообщества. Действующий закон именно так позиционирует НААУ — как голос профессии. С одной стороны, есть очевидный соблазн захватить рычаги влияния в органах правосудия, с другой — существует не меньший соблазн устранить нас как неудобных и несговорчивых во многих вопросах развития правовой системы.

Этого достаточно для того, чтобы пытаться захватить власть в адвокатуре, и такие попытки время от времени предпринимаются. Пока безуспешно.

 

— Вы не сказали о значительном финансовом ресурсе.

— Смещение фокуса дискуссии к финансам адвокатуры преследует цель отвлечь внимание от реальных угроз. В прошлом году в нарушение конституционных норм были внесены изменения в профильный закон и фактически установлены лимиты наших финансовых возможностей. Максимальный размер взноса — чувствительный вопрос, которым часто манипулируют в интересах тех, кто хочет лишить адвокатуру финансовой самодостаточности. Скажите, есть ли еще хоть одна негосударственная организация, хоть одна профессия, деньги которой так интересуют государство? Почему ни в одном законе не регулируется размер взносов членов общественных юридических организаций? И вообще, по какому праву государство считает деньги адвокатов — частных лиц? Мы, кстати, публично и прозрачно ведем финансовую деятельность, вся отчетность публикуется на сайте НААУ.

Поэтому я убежден, что вопрос не в деньгах. Действия государства нацелены на то, чтобы загнать адвокатуру в рамки, из которых ей удалось вырваться в 2012 году. Мы пять лет ничего не просим из бюджета государства, не получаем международной помощи, но нас хотят поставить в такую ситуацию, чтобы мы были вынуждены просить. Это путь к открытому вмешательству государства в дела адвокатуры.

 

— Согласна, что адвокатура — это важный центр влияния, но сегодня закон позволяет, проявляя активность, сначала в регионе, потом на национальном уровне за 5, 10 или15 лет влиять на адвокатуру, то есть выйти в лидеры.

— Ответ содержится в самом вопросе. Но я бы его еще расширил. Каждый адвокат может дорасти до лидера всего профессионального сообщества. Это долгий конкурентный демократический процесс, но абсолютно реальный. Но те, кто продвигает изменения в закон в части самоуправления, хотят возглавить адвокатуру быстрее и с меньшими усилиями. У них есть конкретное видение, как этого добиться. Читаем проект изменений в профильный закон. Система адвокатского самоуправления переделана и очень отдаленно напоминает немецкую модель. Но из-за того, что она не подходит для унитарного государства, ее внедрение создаст хаос и конфликты. Функционирование 27 региональных палат и возможность создания безлимитного количества организаций для представительства профессии авторами законопроекта засчитывается как результативная реформа. Но объективно это крах адвокатуры как единого конституционного института. Национальные органы будут лишены реальных полномочий, и руковод­ство адвокатурой перейдет к 27 председателям региональных палат.  При этом в проекте закона не установлены требования к таким лицам. Неужели не важно, какими качествами должен обладать тот, кто возглавит объединенные в палату региональные органы адвокатского самоуправления и единолично будет распоряжаться их бюджетом?

Конференции в соответствии с законопроектом созываются по-новому: в них участвуют все адвокаты региона, этап избрания делегатов на кустовых собраниях упраздняется. Возьмем, к примеру, Киевскую область, где около 6 тысяч адвокатов. Сегодня адвокаты, которые не хотят лично участвовать в самоуправлении, могут делегировать авторитетного коллегу как своего представителя. Точно так же потом на съезде адвокатов регион представляют лица, известные среди адвокатов региона. Но нам предлагают проводить не конференции, а общие собрания. Во-первых, невозможно найти помещение на 6000 человек; во-вторых, для полномочности конференции достаточно всего 5 % от общей численности адвокатов региона; в-третьих, тайное рейтинговое голосование дает возможности для ­фальсификаций. В таких условиях легко одержать нечестную победу. На национальном уровне будет происходить подобный хаос, особенно из-за того, что съезд придется созывать ежегодно, а руководство номинальных национальных органов менять каждые два года. В такой войне всех против всех, в процессе постоянного переизбрания и «царствования временщиков» о таких вещах, как независимость, усиление профессиональных качеств, эффективная защита прав адвокатов, просто забудут. Разве что это будет ситуативно вспоминаться в предвыборных лозунгах для сбора голосов.

 

— И тем не менее, в минувший четверг эксперты Совета Европы, изучавшие вопросы потребностей НААУ, фактически поддержали предлагаемые изменения.

— Насколько мы понимаем, в офис Совета Европы на Украине поступили два запроса. В рамках одного проекта — «Поддержка внедрения судебной реформы на Украине» — эксперты проводят оценку изменений к Закону «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» на соответствие минимальным европейским стандартам. Во втором проекте — «Консолидация реформ в сфере юстиции на Украине» — был составлен отчет о нуждах НААУ. Интересно, что в обоих проектах участвует один и тот же эксперт. По этой или по какой-то другой причине, но обе задачи выполняются с одной и той же методологической, правовой и даже политической ошибкой: эксперты не проводят оценку в сравнении с действующим Законом «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», не учитывают того факта, что он выверен по пунктам совместного вывода Венецианской комиссии и Генерального директората СЕ по правам человека и верховенству права. Они не ссылаются и на заключение ПАСЕ по заявке Украины на членство в Совете Европы 1995 года, где прямо прописано создание единой профессиональной ассоциации адвокатов. В итоге эксперты изначально не исходят из того, что европейские стандарты при создании системы адвокатского самоуправления на Украине уже соблюдены. Вместо этого по сути предлагается от данных стандартов вообще отойти, хотя они самим Советом Европы не пересматривались. Может ли быть полноценной экспертиза, при проведении которой не учтено, что адвокатское самоуправление на Украине создавалось в соответствии с международными нормами?

Такое неведение очень удобно для обоснования необходимости принятия нового закона об адвокатуре. Отчет о нуждах НААУ просто кричит о том, как хорош законопроект рабочей группы. В процессе подготовки отчета НААУ подала экспертам свои замечания, расписанные на 58 страницах. Однако позиция Ассоциации не была услышана; никаких встреч с представителями адвокатского самоуправления в регионах эксперты не проводили. они никого из адвокатов не хотели слушать, чтобы оценить текущую ситуацию в адвокатуре,— готовое мнение неких «заинтересованных лиц» для них оказалось истиной в последней инстанции.

В итоге изумленной публике 14 декабря был презентован отчет о нуждах НААУ, зеркально отражающий идеологию скандального проекта закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Выданные экспертами Совета Европы рекомендации противоречат и выводам Венецианской комиссии, и резолюциям ПАСЕ по многим пунктам. Как будет дальше «протягиваться» этот парадокс, неизвестно. Но Совет адвокатов Украины уведомит о недопустимости использования отчета для реформирования адвокатуры Украины генерального секретаря Совета Европы, руководителя офиса СЕ на Украине, руководство ПАСЕ, ССВЕ. Мы будем также обращаться к парламенту с призывом не поддерживать разрушительный для адвокатуры законопроект.

 

(Беседовала Ирина ГОНЧАР,

«Юридическая практика»)



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 51 (1043) от 19/12/17 Текущий номер

Международный арбитраж

№ 51 (1043)
Государство и юристы

Тяжелый РРОк

Документы и аналитика

Заслужить упрощение

Отрасли практики

Программа передач

Тема номера:

Выбор стороны

Как вы поступаете с sms-спамом?

Читаю, иногда покупаю рекламируемый товар

Удаляю, не читая

Устраиваю заказчику спама скандал/розыгрыш

Добиваюсь исключения моего номера из рассылки

Обращаюсь в суд

Не получаю / установлен спам-фильтр

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА