Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 20 июня 2018 года, 14:08

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

№ 50 (1042) Семейное правоот 12/12/17 (50 ведущих юридических фирм Украины 2017)

Глас да глаз

«В громких делах задача стороны защиты — забыть о резонансе, сконцентрироваться на деталях и сделать свою работу»
подчеркивает Алексей Менив, партнер АО «Шкребец и Партнеры»

 

АЛЕКСЕЙ МЕНИВ

Родился в 1988 году в г. Коломыя Ивано-Фран­ковской области.
В 2010 году окончил военно-юридический факультет Национальной юридической академии Украины имени Ярослава Мудрого и University of Hertfordshire (LLM). Прошел путь от юриста до партнера АО «Шкребец и Партнеры».
В 2012 году получил свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью.
Действующий арбитражный управляющий и третейский судья.
Доцент Национального юридического университета Украины имени Ярослава Мудрого. В июне 2016 года защитил кандидатскую диссертацию.
Специализация: судебная практика, уголовное право, налоговое право, земельное право и недвижимость, энергетика.

— Антикоррупционная политика была определяющей для сферы уголовного права в прошлом году, сохранилась ли эта тенденция в 2017-м?
— В сфере уголовного права продолжается «антикоррупционный бум»: в подтверждение данной тенденции достаточно вспомнить тот факт, что Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) в этом году создало территориальные управления в Харькове, Одессе и Львове. Думаю, такая тенденция будет сохраняться еще какое-то время, ведь борьба с коррупцией — это бескомпромиссное требование времени и общества. Опасения антикоррупционная политика вызывает лишь в тех случаях, когда ее инструменты используются не по своему прямому назначению, а в качестве способа устранения конкурентов.

— Какие законодательные антикоррупционные механизмы прижились на практике и продемонстрировали свою эффективность?
— Антикоррупционные механизмы, такие как ограничение применения положений статей 69 и 75 (назначение более мягкого наказания или освобождение от отбывания наказания с испытанием) Уголовного кодекса Украины к «коррупционным» преступлениям, по моему убеждению, не способствовали достижению поставленных законодателем целей. В то же время эффективным инструментом в борьбе с коррупцией можно считать институт соглашений о признании виновности, который не является антикоррупционным по своей сути. Поскольку особенность большинства коррупционных уголовных производств заключается в наличии у подозреваемого или обвиняемого широких возможностей, которые могут свести на нет работу стороны обвинения, в таких делах важно уметь находить компромисс.
Обязательное декларирование доходов чиновников и их родственников, ограничение в отношении трудоустройства и предотвращение конфликта интересов — результаты работы этих антикоррупционных механизмов мне как адвокату сложно оценивать. Правда, качество законодательного регулирования этих вопросов порождает массу спорных ситуаций, а значит — и работу для нас, юристов.

— Как можно оценить деятельность НАБУ с точки зрения эффективности осуществления досудебного расследования по так называемым коррупционным уголовным производствам?
— Самая большая ошибка в любом споре или состязании — недооценить соперника. Еще когда создавалось НАБУ, было понятно: «жизнь» адвокатов в уголовном процессе легче не станет. Но, основываясь на собственном опыте, могу констатировать: в работе детективы НАБУ проявили себя как настоящие профессионалы. Результаты их работы качественно отличаются от «плодов» деятельности других органов досудебного расследования, и у них есть понимание того, что они делают и для чего. Следует обратить внимание на отношение детективов к стороне защиты: присутствуют сдержанность, уважение, вежливость.
Изначально у идеи создания НАБУ были как сторонники, так и противники, которые до сих пор ведут дискуссии в интернет-пространстве и в СМИ. Я не отношусь ни к тем, ни к другим. В этом вопросе главное — профессионализм людей, которые делают свою работу, все остальное уже не имеет значения.

— В последнее время вопрос создания в Украине Высшего антикоррупционного суда приобрел не только внутренний общественно-политический, но и международный резонанс. Ваше видение: действительно ли отечественной судебной системе так необходим новый высший специализированный суд и насколько принципиально его создание для бизнеса и иностранных инвесторов?
— Мне кажется, что вопрос создания Высшего антикоррупционного суда находится не столько в правовой плоскости, сколько в политической, а значит, и его решение зависит в первую очередь от политической конъюнктуры. Формирование нового института само по себе не является проблемой, сложнее обеспечить его работу в соответствии с задекларированными принципами. Объективно создание нового суда не принесет ожидаемого эффекта.
Обнародованное в октябре этого года заключение Венецианской комиссии относительно законопроектов о создании антикоррупционных судов, ранее зарегистрированных в парламенте, содержит достаточно интересные тезисы. Не умаляя значения выводов этой авторитетной экспертной институции, я не разделяю принципиальную позицию Комиссии о создании антикоррупционного суда как «независимого и отдельного учреждения от существующей структуры судебной власти». Такой подход противоречит заложенному в действующей Конституции Украины принципу разделения властей.

— Мы не раз становились свидетелями громких уголовных производств, многие из которых, как показывает практика, не имеют перспективы в судах. Каковы особенности защиты по таким делам, в частности, когда речь идет об экономических или должностных преступлениях?
— Работа защитника по резонансным делам по своей сути ничем не отличается от работы по другим делам. Особенности таких дел — в работе не адвоката, а стороны обвинения. Нередко в связи с повышенным общественным интересом сторона обвинения выносит уголовное производство на общественное обсуждение, предварительно сформировав громкий лозунг, который быстро расходится в массы. Как следствие в отношении фигурантов преждевременно формируется негативное общественное мнение, а пробелы и ошибки в работе органов досудебного расследования и прокуратуры всегда легко списать на коррумпированность суда.
Как показывает практика, чем громче лозунг, тем более хлипкая позиция обвинения, а доказательства, на которых она выстроена, либо несостоятельны, либо добыты с существенными нарушениями норм процессуального закона. В громких делах задача стороны защиты — забыть о резонансе, сконцентрироваться на деталях и сделать свою работу, в первую очередь используя допущенные в ходе расследования ошибки, которые скрываются за громкими словами и цифрами, а также за политической целесообразностью посадить очередного «коррупционера».
Публичность подозреваемого также может внести свои коррективы в тактику защиты. В частности, публичные обвинения требуют их публичного опровержения. В этом случае адвокат изначально находится в невыгодном положении, поскольку его работа заключается в анализе деталей. А детали общественности, к сожалению, не всегда интересны.

— Ощущают ли адвокаты фигурантов громких уголовных дел давление со стороны правоохранительных органов: в каких формах оно проявляется и как можно этому противостоять?
— Давление на адвокатов в уголовных делах в той или иной степени присутствует всегда. Самый одиозный случай в нашей практике — проведение обысков у адвокатов, причем это была целая операция с одновременными обысками по пяти адресам: в двух офисных помещениях и трех квартирах — по месту жительства адвокатов. Как ни банально это звучит, но предлогом проведения обысков был поиск документов клиента, переданных адвокатскому объединению в рамках договора об оказании правовой помощи, которые относятся к адвокатской тайне. При этом определения о предоставлении разрешения на проведение обысков по всем пяти адресам выносил один и тот же следственный судья, и в каждом определении значилось, что документы находятся по каждому из адресов.
В качестве давления со стороны правоохранительных органов можно расценивать ставшие уже систематическими нелицеприятные заявления представителей Генеральной прокуратуры Украины в отношении тех или иных адвокатов либо адвокатуры в целом.
Также из наболевшего — проблема отождествления адвоката с клиентом. К сожалению, с ней мы сталкиваемся не только в лице людей, не имеющих четкого представления о функциях адвокатуры, но и (и даже в первую очередь) именно в лице правоохранительных органов.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 50 (1042) от 12/12/17 Текущий номер

Семейное право

№ 50 (1042)
В фокусе: Медиаактивность

Внимание, равняйсь, СМИрно!

Отрасли практики

Работа над помарками

Продвижение

Измерение бренда

Процессуальные новациии

Запал прочности

Венцом профессиональной карьеры для судьи является работа:

в Верховном Суде,

в Конституционном Суде Украины,

в любом суде на должности председателя,

в собственной юридической фирме,

на должности Президента Украины.

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА