Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 26 апреля 2018 года, 12:25

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

№ 50 (1042) Семейное правоот 12/12/17 (50 ведущих юридических фирм Украины 2017)

Ко всем чертам!

Чтобы не краснеть перед иностранными инвесторами, законодатели попытались облагородить лицо правоохранительной системы: придать ему правильные черты с помощью механизмов защиты бизнеса от «силовых» злоупотреблений. Но юристы опасаются, что любые, даже самые жесткие, новые правила правоохранители адаптируют к своим старым привычкам

Ольга Кириенко
«Юридическая практика»

С шумом и пылью
В 2017-м, как и в предыдущие годы, на «уголовном» поприще наблюдалась бурная деятельность. Резонансные уголовные производства в отношении известных персон, в основном власть имущих или политиков «предыдущего поколения», за последние несколько лет стали фирменным стилем работы органов досудебного расследования. Причем узнать такие дела можно «по почерку». Как правило, о факте начала громкого уголовного производства можно услышать в ходе пресс-конференций руководства правоохранительных или силовых ведомств, которые в своих публичных высказываниях, нарушая презумпцию невиновности, не просто вешают на фигуранта дела ярлык подозреваемого еще до получения им соответствующего процессуального статуса, но и говорят о его виновности как о факте, уже доказанном. Есть у таких уголовных производств и обратная сторона — отсутствие судебной перспективы, правда, о ней часто забывают, поскольку в «репутационных войнах» подогретого на несколько дней общественного интереса вполне достаточно.
Борьба с коррупцией — приоритетное направление в работе представителей правоохранительной системы и органов досудебного расследования в 2017 году. В этом случае главным источником вдохновения было статистическое благополучие, причем антикоррупционное направление «поставили на счетчик» сразу несколько ведомств. Так, на главной странице официального сайта Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) был размещен своеобразный калькулятор борьбы с нечистыми на руку. К концу ноября с.г. в соответствующей калькуляции значились следующие цифры: более 8700 учтенных фактов взяточничества и других коррупционных преступлений; почти 2800 дел, направленных в суд; порядка 430 осужденных лиц.
Параллельный публичный учет показателей работы по данному направлению вело и профильное ведомство — Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), правда, показатели его «счетчика» не такие впечатляющие, как у ГПУ. Результативность НАБУ на языке цифр выглядит следующим образом (данные по состоянию на 31 октября 2017 года): 461 производство в работе; 293 сообщения о подозрении; 149 обвиняемых; 97 дел, направленных в суд; 87,2 млрд грн убытков от преступлений, которые расследуются.
Негласная конкуренция между ГПУ и НАБУ, которая наметилась еще в прошлом году и визуализировалась, как правило, в публичных выпадах руководства этих двух органов в адрес друг друга, в 2017-м переросла в открытую конфронтацию. В середине ноября с.г. главные оппоненты обменялись «любезностями» в уголовно-правовом ключе: практически одновременно в СМИ появилась информация о том, что ГПУ открыла уголовное производство в отношении директора НАБУ Артема Сытника якобы за разглашение сведений, составляющих государственную тайну (по части 1 статьи 328 Уголовного кодекса (УК) Украины), а НАБУ завело дело на главного прокурора страны относительного возможного незаконного обогащения (по части 3 статьи 3682 УК) Юрия Луценко.

Плохая подследственность
В скором времени у НАБУ может появиться новый конкурент — Государственное бюро расследований (ГБР). Этот орган, в соответствии с изначальной философией Уголовного процессуального кодекса Украины (УПК) 2012 года, должен был образоваться в нашем государстве до 19 ноября 2017-го и заниматься досудебным расследованием уголовных производств в отношении «особых» субъектов: правоохранителей, судей и высших государственных служащих. Но в 2014 году законодательное видение сферы компетенции ГБР концептуально изменилось. В связи с созданием НАБУ функциональные возможности ГБР были существенно сужены: если изначально его компетенция ограничивалась лишь субъектным составом, то впоследствии фильтр поставили и для перечня преступлений, по которым проводится досудебное расследование.
Официальным годом рождения ГБР стал 2016-й. 1 марта прошлого года вступил в силу специальный закон, регулирующий его деятельность, после чего правительство приняло постановление о создании ГБР. Правда, день рождения нового Бюро был омрачен практическими сложностями: суды отказывались принимать и рассматривать ходатайства следователей прокуратуры в производствах, подследственных по новому закону ГБР, в связи с подачей этих процессуальных документов неуполномоченными субъектами. Данную проблему удалось решить только после предоставления Высшим специализированным судом Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел соответствующего разъяснения.
Похожая ситуация повторилась и в 2017 году, после того как 19 ноября наступил дедлайн для введения в действие части 4 статьи 216 УПК, которой устанавливаются правила подследственности ГБР. После наступления указанного часа «Ч» прокуратура лишилась временных полномочий по расследованию преступлений, подследственных ГБР. У следователей прокуратуры осталось лишь право «дорасследования» начатых ими уголовных производств, подследственных ГБР, в течение не более двух лет.
Поскольку в установленный УПК пятилетний срок ГБР так и не заработало (в последние полтора года велись кадровые поиски руководителя этого органа, которые завершились лишь 16 ноября с.г., когда соответствующая конкурсная комиссия рекомендовала главе государства назначить на должность директора ГБР Романа Трубу), образовался правовой вакуум: досудебное расследование уголовных производств в отношении «особых» субъектов просто некому было осуществлять.
Выход из этой патовой ситуации нашли в ГПУ. На сайте главной прокуратуры страны был размещен инструктаж, согласно которому решить эту проблему можно путем использования руководителями прокуратур полномочий по поручению проведения досудебного расследования другому органу досудебного расследования в порядке части 5 статьи 36 УПК, а процессуальными руководителями — права личного проведения следственных (розыскных) и процессуальных действий.

Вера пресечения
В 2017 году проблема давления со стороны правоохранительных органов для бизнеса стала особо актуальной. Как показывает практика деятельности Совета бизнес-омбудсмена, наряду с налоговыми и таможенными вопросами, неправомерными действиями государственных регуляторов и органов местного самоуправления бизнес волнует и проблема злоупотреблений со стороны силовиков. В ходе одного из публичных мероприятий бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета сообщил, что в возглавляемую им институцию по состоянию на начало ноября с.г. поступило 436 обращений относительно действий правоохранительных органов, из них 237 уже были рассмотрены: в 75 % случаев удалось добиться позитивного результата для бизнеса (закрытия уголовных производств, снятия арестов со счетов и т.д.).
Действительно, осенью 2017-го наступило хоть и не глобальное, но потеп­ление бизнес-климата в Украине. «Бабье лето» в уголовное процессуальное законодательство пришло как будто по календарю — в начале октября с.г., когда в ходе парламентской доработки главного нормотворческого творения в рамках нынешнего процессуального этапа судебной реформы — рассмотрения законопроекта № 6232 во втором чтении — народные депутаты попытались откорректировать отдельные положения УПК. С точки зрения предпринимателей (судя по тем жалобам, которые поступают в Совет бизнес-омбудсмена), главными проблемным участком уголовного процессуального законодательства стало отсутствие права обжаловать внесение сведений в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) и, как следствие, возможности помешать проведению досудебного расследования в случае необоснованного открытия уголовного производства. Кроме того, уголовные дела могут расследоваться без ограничения в сроках, ведь действующим законодательством временные рамки устанавливаются со дня вручения лицу уведомления о подозрении в совершении преступления. В ходе реформирования процессуального законодательства парламентарии предложили, в частности, установить временной люфт для получения лицом официального статуса подозреваемого: определить сроки досудебного расследования с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР до дня уведомления лицу о подозрении.
Оптимизм в представителей бизнеса вселял и тот факт, что 5 октября 2017 года Генеральный прокурор Юрий Луценко подписал письмо-ориентирование своим заместителям и руководителям региональных прокуратур относительно недопущения нарушений прав субъектов хозяйствования в ходе проведения обысков. Такое процессуальное действие пользуется особой популярностью у правоохранителей: по данным бизнес-омбудсмена, только в прошлом году было подано порядка 97 тыс. ходатайств о проведении обысков, а в первом полугодии нынешнего — около 60 тыс.
Снижению «аппетита» правоохранительных органов к проведению таких следственных действий, а также уменьшению рисков злоупотреблений в ходе обысков должен способствовать Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования», принятый в рекордные сроки. Соответствующая законодательная инициатива правительства (проект № 7275) была зарегистрирована в парламенте 10 ноября с.г., а меньше чем через неделю, 16 ноября, рассмотрена народными депутатами и принята за основу и в целом.
С целью обеспечения дополнительных гарантий законности при проведении обыска указанным законом вносятся изменения в целый ряд статей УПК. Среди прочего предусмотрена обязательная видеофиксация при проведении такого следственного действия и при рассмотрении соответствующих ходатайств следственным судьей (за исключением решения вопроса о проведении негласных следственных (розыскных) действий). Такая видеозапись является неотъемлемым дополнением к протоколу обыска.
Наряду с оптимизмом предложенная законодательная «панацея» от давления на бизнес у юристов вызывает и опасения. Дело даже не в том, что при детальном анализе этих изменений стремление власти ввести ограничители от возможных «силовых» злоупотреблений выглядит во многом декларативным. Эксперты уже заявили, что предложенные новации в части противодействия безосновательному изъятию электронных информационных систем прямо противоположны задекларированной цели защиты бизнеса и приведут к еще большим нарушениям со стороны правоохранительных органов. Главная проблема заключается не в качестве законодательных инструментов, а в их произвольном использовании правоохранительными органами.

ЛИДЕРЫ РЫНКА. УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Ведущие юристы

1

Виталий Сердюк

(AVER LEX)

2

Евгений Солодко

(«Солодко и Партнеры»)

3

Ольга Просянюк

(AVER LEX)

4

Сергей Гребенюк

(«Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры»)

5

Денис Бугай

(VB Partners)

Ведущие
юридические фирмы

1

AVER LEX

2

«Солодко и Партнеры»

3

«Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры»

4

EQUITY

5

VB Partners

ДРУГИЕ
ИЗВЕСТНЫЕ ЮРИСТЫ*

Олег Вдовичен

(«Вдовичен и Партнеры»)

Евгений Грушовец

(Ario)

Екатерина Гупало

(Arzinger)

Артем Дроздов

(AVER LEX)

Татьяна Лисовец

(«Соколовский и Партнеры»)

Денис Овчаров

(Juscutum)

Артем Орел

(«Ильяшев и Партнеры»)

Тарас Пошиванюк

(EQUITY)

Игорь Самолетов

(«Алексеев, Боярчуков и Партнеры»)

Анжелика Сицко

(GOLAW)

Сергей Смирнов

(Sayenko Kharenko)

Игорь Федоренко

(AVER LEX)

Игорь Черезов

(«Черезов и Партнеры»)



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 50 (1042) от 12/12/17 Текущий номер

Семейное право

№ 50 (1042)
В фокусе: Медиаактивность

Внимание, равняйсь, СМИрно!

Отрасли практики

Работа над помарками

Продвижение

Измерение бренда

Процессуальные новациии

Запал прочности

Возврат к практике «писем счастья» за нарушение ПДД:

правильное решение, соответствующее европейской практике;

требует дополнительно утверждения регламентов фото-, видеофиксации правонарушений;

будет успешным, если судебная практика не пойдет по формальному пути;

обречен на провал

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА