Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 26 апреля 2018 года, 12:25

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

№ 50 (1042) Семейное правоот 12/12/17 (50 ведущих юридических фирм Украины 2017)

Сбить с долга

В отечественной банковской системе к началу сентября 2017 года накопилось порядка 1 триллиона гривен невозвращенных кредитов. Более трети из указанной суммы — 356 млрд — доля государственных банков, еще порядка 380 млрд — кредитный портфель неплатежеспособных банков, который находится в управлении Фонда гарантирования вкладов. С одной стороны, такие цифры звучат устрашающе, отображая глубину кризисных явлений в финансовом секторе страны. С другой — это перспективное поле для совместной деятельности государства и частного сектора, юристов и экономистов по оживлению экономики и привлечению инвестиций

Олег Малиневский,
Сергей Чуев
Специально для «Юридической практики»

Пока государство в лице законодателя не прилагает должных усилий, вопрос остается головной болью самих кредиторов, заемщиков, а также немногих профессиональных игроков, готовых рискнуть частью своей ликвидности, покупая пропуск за стол переговоров с заемщиком, зачастую быстро сменяющийся «билетом на войну». Основной площадкой для юридических баталий выступают судебные залы, при этом сама судебная власть ввиду инертности законодателя во многом перетягивает на себя одеяло правотворчества.

Выкупная способность
Наиболее часто используемыми «выкупными» механизмами являются договоры уступки права требования либо факторинга. Дискуссия о соотношении двух указанных правовых инструментов ведется уже не первый год. Генератором разногласий послужило несовершенство отечественного законодательства. Согласно пункту 1 части 1 статьи 512 Гражданского кодекса (ГК) Украины, кредитор в обязательстве может быть заменен вследствие передачи своих прав иному лицу по сделке (уступке права требования). Исходя из положений части 3 указанной нормы, запрет на замену кредитора в обязательстве должен быть прямо установлен в договоре либо законе.
Таким образом, сама природа кредитного либо иного денежного обязательства по общему правилу позволяет осуществить переуступку всех прав третьему лицу. Одним из главных камней преткновения в судебной практике является правовой статус лица — потенциального кредитора, в частности, наличие у него специальной правосубъектности (статуса финансового учреждения). Так, в соответствии с пунктами 4, 5 части 1 статьи 1 Закона Украины «О финансовых услугах и государственном регулировании рынка финансовых услуг» любые операции с финансовыми активами, осуществляемые в интересах третьих лиц за свой счет либо за счет этих лиц (а в случаях, предусмотренных законодательством, — и за счет привлеченных от других лиц финансовых активов) с целью получения прибыли либо сохранения реальной стоимости финансовых активов, являются финансовой услугой. При этом перечень финансовых услуг, в числе которых и факторинг, предусмотрен в статье 4 этого закона, а часть 2 указанной нормы гласит: предоставление финансовых услуг, не включенных в указанный перечень, запрещается.
Довольно размытое определение финансовой услуги в контексте осуществления операций по выкупу прав требования вместе с жесткими квалификационными критериями в отношении субъектов предоставления финансовых услуг разделило судебную практику на два противоположных лагеря — финансово-правовых «либералов» и «консерваторов».
Адептом консервативного (жесткого) подхода к трактовке договора об уступке права требования выступает Верховный Суд Украины (ВСУ). Сразу пять его постановлений, принятых в апреле-мае 2016 года, приравняли любую покупку права требования за денежные средства к договору факторинга, тем самым поставив знак равенства между возмездным договором уступки права требования и договором факторинга.
По мнению сторонников либерального подхода, указанные выше выводы ВСУ противоречат логике законодателя и нормам ГК, ведь факторинг по своей природе и по субъектному составу является финансовой услугой, подразумевающей наличие лица, которому эта услуга предоставляется, и соответствующего вознаграждения за ее предоставление. Поэтому главная отличительная особенность договора факторинга как раз и заключается в том, что клиент, кроме права требования, дополнительно осуществляет платеж в пользу фактора как оплату предоставленной услуги. При отсутствии такого платежа этот документ становится обычным договором уступки права требования. Стоит обратить внимание, что на протяжении 2017 года Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) в спорах о признании недействительными договоров уступки права требования также поддерживал данную позицию, не принимая во внимание указанные выводы ВСУ.
В связи с отсутствием единой позиции судебной власти относительно соотношения договоров уступки права требования и факторинга большие надежды возлагаются как на практику нового Верховного Суда, так и на законодателя, который должен не только устранить существующие разногласия, но и комплексно урегулировать этот важный аспект деятельности финансового рынка.

Полнота выкупа
В случае уступки права требования происходит замена кредитора в силу статьи 512 ГК. К новому кредитору переходят права первичного кредитора в том же объеме, в каком они существовали на момент уступки.
Возникает вопрос: имеет ли физическое лицо либо нефинансовая компания право насчитывать проценты за пользование кредитными средствами за новый период (после осуществления уступки права требования)? Несмотря на неоднозначность судебной практики, по нашему мнению, к новому кредитору переходят права в полном объеме, при этом физическое лицо либо нефинансовая компания (в случае простого договора уступки права требования) не имеют права насчитывать проценты за пользование кредитными средствами за новый период по причине отсутствия у них статуса финансовой организации.
Неоднозначность судебной практики провоцирует случаи с частичной пере­уступкой прав по кредиту либо обеспечительным договорам, что нередко ставит должника в крайне затруднительное положение, подвергая многократному взысканию как со стороны нового кредитора, так и со стороны предыдущего.

Защита купленного
Право требования может отчуждаться путем прямой продажи или продажи на торгах (в рамках исполнительного производства, дел о банкротстве должника и т.п.). В зависимости от типа и статуса процедуры отличается и круг лиц, имеющих право на обжалование такого договора.
Подход к определению лица, имеющего материально-правовой интерес, в каждом конкретном деле зависит от ряда правовых факторов. Так, в делах о банкротстве судебная практика сложилась таким образом, что участники этих споров имеют право на обжалование договора уступки права требования между первичным кредитором и новым. Однако такой подход является не совсем верным. Кредиторы по делу о банкротстве, а также другие участники могут обжаловать такие договоры только в случае, если уступка нарушает их права. Таким образом, если уступка права требования не влияет на размер задолженности должника перед остальными кредиторами, такие кредиторы не имеют права на обжалование договоров.
Согласно положениям статей 512, 514, 516 ГК, замена кредитора по общему правилу осуществляется без согласия должника, поскольку не влияет на характер, объем и порядок исполнения им своих обязательств, не ухудшает положения должника. Указанная правовая позиция изложена в постановлениях ВСУ от 15 апреля 2015 года по делу № 3-43гс15 и от 3 июня 2015 года по делу № 3-198гс15.
Стоит обратить внимание и на круг лиц, имеющих право обжаловать результаты торгов. В судебной практике встречались два подхода к этому вопросу. Первый — обжаловать результаты торгов имеют право только участники, которые были к ним допущены. Второй — эта возможность предоставляется также лицам, которые подавали заявку на участие в торгах, но не были к ним допущены. Последний подход часто использовался недобросовестными субъектами с целью осуществить «техническое» обжалование торгов либо отменить их результаты под любым предлогом. По нашему мнению, наиболее аргументированным и справедливым является принцип, согласно которому только допущенные участники торгов имеют право на обжалование их результатов. Такой же позиции придерживается ВХСУ, в частности в постановлении от 10 августа 2016 года по делу № 910/20714/15.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 50 (1042) от 12/12/17 Текущий номер

Семейное право

№ 50 (1042)
В фокусе: Медиаактивность

Внимание, равняйсь, СМИрно!

Отрасли практики

Работа над помарками

Продвижение

Измерение бренда

Процессуальные новациии

Запал прочности

Возврат к практике «писем счастья» за нарушение ПДД:

правильное решение, соответствующее европейской практике;

требует дополнительно утверждения регламентов фото-, видеофиксации правонарушений;

будет успешным, если судебная практика не пойдет по формальному пути;

обречен на провал

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
    АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА