Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 21 января 2018 года, 20:53

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

№ 50 (1042) Семейное правоот 12/12/17 (50 ведущих юридических фирм Украины 2017)

Позиция нравов

«Публичность или, как мы любим говорить, visibility — вот основная характеристика юриста и по сути квинтэссенция его востребованности»
обращает внимание Игорь Свечкарь, партнер ЮФ Asters

 

ИГОРЬ СВЕЧКАРЬ

Родился в 1978 году в Луганске. В 1999 году окончил Институт международных отношений Киевского национального университета им. Шевченко, в 1997 году — Школу права Университета Утрехта (Нидерланды, специальность «Международное право»). Работает в ЮФ Asters с 1999 года. Специализация: представление интересов клиентов в Антимонопольном комитете (АМКУ) в расследованиях картельных сговоров, зло­употреблений монопольным положением, обжаловании государственных закупок, получении разрешений на проведение международных трансакций; разработка корпоративных программ и процедур по соблюдению антимонопольного законодательства. Член общественного совета при АМКУ, глава Комитета по конкурентному праву и член правления Ассоциации юристов Украины, член Комиссии по вопросам конкуренции ICC (Париж), Национальный корреспондент (Украина) Международного комитета Антитраст-секции Ассоциации американских юристов.

— Какие возможности юристам предоставляет юридический бизнес на старте их карьеры?
— Для определения направлений развития карьеры надо учитывать общие тенденции рынка труда, где самой многочисленной категорией становится поколение Y (миллениалы), рожденные в 80-е и ранние 90-е. На подходе уже поколение Z. Поэтому как работодатели современных юристов, так и их клиенты должны отвечать ожиданиям соответствующих генераций. Следовательно, и сами современные юристы должны учиться распознавать и прогнозировать такие ожидания.
В последние шесть месяцев я встречался со многими начинающими юристами, например, с членами Лиги студентов Ассоциации юристов Украины, Клуба будущих партнеров и т.п. И был приятно удивлен, когда узнал, что практически у всех молодых коллег уже кипит юридическая жизнь и развита активная профессиональная позиция. Если они решают, как развивать карьеру «с нуля», то вариантов более чем достаточно. И они не ограничиваются классической должностью паралигала в юрфирме. Можно мыслить шире, причем даже с прицелом на работу именно в юридической либо другой консалтинговой фирме. Например, погнаться за очень модными в наше время инновациями с намерением стать Innovation Manager либо сразу позиционировать себя как Knowledge Manager или Professional Support Lawyer, можно стать Project Manager и администрировать юридические проекты (в Asters, например, существуют такие позиции для крупных проектов).

— А какие практики пользуются спросом? У каких специализаций, образно говоря, есть будущее?
— Востребованные специализации? Ответ прост: это исключительно юристы, которые знают, «что делать с нейронной сетью». Это, конечно, не у нас, а у Германа Грефа из Сбербанка России. У нас, наверное, еще все не так просто и однозначно. Тем не менее это одна из тенденций. Но давайте обо всем по порядку.
Я не могу сказать, что специализация имеет какое-то серьезное значение. Если мы говорим о построении карьеры в юрбизнесе, то я бы выделил три основных набора знаний, умений и компетенций, которые, по моему мнению, являются определяющими и закладывают надежный фундамент успешной карьеры в юрфирме.
— Что именно вы относите к must have?
— Во-первых, это умение «продавать себя» вне фирмы и быть «видимым». Достаточно легко продать себя внутри фирмы: независимо от того, паралигал ты или партнер, делая работу качественно, быстро и в больших количествах, ты можешь завоевать значительный авторитет, уважение коллег и в общем-то показать неплохой темп должностного роста в фирме. Еще буквально несколько лет назад этого было достаточно для построения карьеры. Но сейчас таких способностей уже мало.
Поскольку конкуренция на рынке увеличивается, то наиболее востребованными юристами, на мой взгляд, будут те, кто может участвовать в развитии фирмы не только благодаря идеально проделанной работе (хотя это, конечно, тоже чрезвычайно важно для удержания клиентов), но и благодаря умению приносить новый бизнес и увеличивать гудвилл.
Проходит время так называемых brain surgeons — высококлассных специалистов в своей области и «домоседов», пользующихся признанием внутри фирмы и среди немногочисленных клиентов, с которыми им изредка выпадает случай пообщаться.
Проходит время тех юристов, которые слишком заняты работой, чтобы «выходить в люди» и строить свой бренд и репутацию во внешней среде, среди потенциальных клиентов и в профессиональном сообществе. «Видимость» или, как мы любим говорить, visibility — вот основная характеристика юриста и по сути квинтэссенция его востребованности. Независимо от уровня и позиции юриста в фирме он может быть либо «видимым», либо «невидимым», причем существует большое разно­образие типов и измерений видимости, например, в реальном либо электронном пространстве (Facebook, LinkedIn, специализированные блоги и т.п.). В случае «видимости» юрист может рассчитывать на универсальную востребованность на рынке, в противном случае круг возможностей, естественно, гораздо уже. Но самое главное не это. Самое главное, что сумма «видимостей» всех юристов (да и не только юристов, но и маркетологов и некоторых других специалистов) фирмы составляет огромную долю гудвилла, успеха и в конечном итоге капитализации самой фирмы. Это во многом и определяет выбор фирмой того или иного кандидата в процессе отбора. Я ожидаю, что с развитием информационных технологий удельный вес visibility как показателя востребованности юриста будет только расти.
Во-вторых, я вижу четкую тенденцию роста значимости «индустриальной» специализации, которая, возможно, достаточно скоро совсем вытеснит более привычную нам специализацию по отраслям права. Отраслевая мультидисциплинарность в рамках определенной индустрии, скажем, фармацевтики, агробизнеса или транспорта, в долгосрочной перспективе будет предпочтительнее специализации в антимонопольном или трудовом праве. Кроме того, активно развиваются более молодые практики и направления, такие как wealth management, «зеленая» энергетика, криптовалюты, state aid. Эти и другие, еще совсем недавно «экзотические», ниши уже сейчас пользуются огромным спросом, и практикующие в них юристы будут, безусловно, востребованы.
Третьим компонентом востребованности, как мне кажется, становится комбинация компетентности в смежных областях знаний — для антимонопольного юриста все больше важны знания в экономике (competition economics), для IP/IT-юриста — в computer science и т.д.
Ну и, конечно, как я намекнул в начале разговора, наиболее важной характеристикой становится не то, что ты делаешь (в какой отрасли практикуешь), а то, как ты это делаешь. Legal tech, алгоритмы, блокчейн, искусственный интеллект — вот что будет давать конкурентные преимущества как на юррынке в целом, так и на соответствующем рынке труда.

— А где, помимо юридической сферы, юрист может проявить себя?
— Юридическое образование можно попытаться использовать как базу для комбинирования с другими профессиями и областями знаний и тем самым получить конкурентное преимущество на другом рынке труда: как юристу хорошо быть немного экономистом, так и экономисту неплохо бы стать немного юристом. Кроме того, очень хорошим дополнением для старта карьеры станут альтернативные образовательные площадки, такие как, например, Legal High School, основанная издательством «Юридическая практика».

— В завершение интервью скажите, какие карьерные перспективы, по вашему мнению, могут привлечь уже состоявшихся юристов-практиков?
— Если говорить о карьере и персональном брендинге более зрелых юристов, то следует отметить, что возможности также расширяются, в том числе и достаточно нетривиальные: можно основать либо присоединиться к какому-то legal tech-проекту, можно пойти работать в государственный аппарат (как показывает успешный опыт многих коллег-юристов, прошедших отбор в Верховный Суд, назначенных в Антимонопольный комитет и т.п.), можно стать корпоративным юристом в крупной компании и, наконец, можно вернуться оттуда в «классическую» профессию в юрфирме, получив бесценный опыт и имея в своем багаже лучшее из двух миров. Думаю, такая «профессиональная диверсификация» опытных юристов будет способствовать развитию персонального бренда и карьеры в целом.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 50 (1042) от 12/12/17 Текущий номер

Семейное право

№ 50 (1042)
В фокусе: Медиаактивность

Внимание, равняйсь, СМИрно!

Отрасли практики

Работа над помарками

Продвижение

Измерение бренда

Процессуальные новациии

Запал прочности

Нужна ли в законе об адвокатуре детальная регламентация процедур формирования органов профессионального самоуправления и принятия решений на конференциях и съездах?

Да, это гарантия от своеволия адвокатов

Допустимо установление правил только в части определения членов государственных органов (ВСП, ВККС, КДКП)

Нет, закон должен закреплять лишь принципы, остальные решения — за адвокатами

Без осознания адвокатами личной ответственности за будущее профессии регламентация в законе не имеет значения

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА