Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 17 февраля 2019 года, 17:54

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 48 (1040) Аграрное правоот 28/11/17 (Отрасли практики)

Корректировка огня

Наряду с устоявшейся практикой есть категории ипотечных споров, правовые выводы в которых регулярно корректируются Верховным Судом Украины

Юлия Татик
Специально для «Юридической практики»

Споры с участием банков прочно удерживают верхние строки в перечнях наиболее распространенных категорий дел, рассматриваемых украинскими судами. Их палитра чрезвычайно широка: начиная от взыскания задолженностей по кредитным договорам, дел об обращении взыскания на предмет обеспечения по договорам ипотеки и залога, обжаловании действительности кредитных и ипотечных договоров и договоров поручительства до комплексных разбирательств, сопряженных с процедурами банкротства должников и/или их поручителей. Ввиду большого количества банков, признанных несостоятельными, активным участником судебных споров выступает Фонд гарантирования вкладов физических лиц. В большинстве банковских споров практика в целом уже сформирована, что, впрочем, не препятствует Верховному Суду Украины (ВСУ) пересматривать и изменять собственные правовые позиции. Показательны в этом отношении ипотечные споры: наряду с устоявшейся практикой, к примеру, относительно двойного взыскания или недействительности ипотечных договоров, есть категории дел (в частности, относительно условий прекращения ипотеки или обращения взыскания на предмет ипотеки), правовые выводы в которых регулярно корректируются ВСУ.

 

Нюансы взыскания

Верховный Суд Украины при рассмотрении споров, касающихся особенностей обращения взыскания на предмет ипотеки, последовательно придерживается позиции, что в действующем законодательстве определены три способа защиты требований кредиторов, обеспеченных ипотекой путем обращения взыскания на предмет ипотеки: судебный — на основании соответствующего судебного решения и два внесудебных — согласно договору об удовлетворении требований ипотекодержателя (соответствующей оговорки в ипотечном договоре) либо на основании исполнительной надписи нотариуса. В свою очередь внесудебный способ защиты реализуется путем передачи ипотекодержателю права собственности на предмет ипотеки или предоставления права ипотекодержателя от своего имени продать предмет ипотеки любому лицу на основании договора купли-продажи.

В то же время наивысшая судебная инстанция занимала достаточно неоднозначные позиции в вопросах, связанных с обращением взыскания на предмет ипотеки путем признания права собственности. Вспомним вызвавшее дискуссии решение ВСУ, которым под сомнение было поставлено право ипотекодержателя признавать за собой право собственности на предмет ипотеки в судебном порядке. В постановлении по делу № 6-1685цс16 ВСУ разъяснил, что суды не могут признать право собственности за ипотекодержателем, однако наличие договора или ипотечной оговорки об удовлетворении требований кредитора за счет предмета ипотеки служит достаточным основанием для регистрации права собственности за ним.

Позже ВСУ все же признал правомерными решения судов нижестоящих инстанций об обращении взыскания на предмет ипотеки путем признания права собственности за банком с целью защиты его прав как кредитора (в частности, постановления по делам № 6-1283цс16, № 6-504цс16, № 6-1625цс16,), но с определенными оговорками: с одной стороны, подчеркивая, что «суд, принимая судебные решения об обращении взыскания на предмет ипотеки посредством передачи ипотекодержателю права собственности на обремененное ипотекой имущество в счет исполнения обеспеченных ипотекой обязательств, при наличии оговорки в договоре ипотеки о передаче права собственности другим путем, а не на основании решения суда, неправильно применил нормы статей 33, 36, 37, 39 Закона Украины «Об ипотеке», а с другой — констатируя, что «спор по сути был решен правильно», «суд защитил нарушенные права кредитодателя по исполнению заемщиком денежных обязательств, обеспеченных ипотекой». Во внимание также принималось такое обстоятельство, как обеспечение разумности сроков рассмотрения дела.

Дальнейшее развитие правовой мысли ВСУ по данному вопросу можем проследить, в частности, в постановлении по делу № 6-3034цс16, в котором Верховный Суд Украины сделал следующий вывод: если в договоре ипотеки стороны предусмотрели все три способа удовлетворения обеспеченных ипотекой требований кредитора, которые осуществляются путем обращения взыскания на предмет ипотеки, то определение конкретного способа правовой защиты является правом, а не обязанностью лица. То есть установление досудебного способа урегулирования спора не считается ограничением юрисдикции судов и права на судебную защиту. Вместе с тем ВСУ обращает внимание, что кредиторы не имеют права на обращение в суд вопреки положениям кредитных и/или ипотечных договоров (постановление по делу № 6-2853цс16).

 

Прекращение исполнением

Что касается другой распространенной категории ипотечных споров, касающихся особенностей прекращения ипотеки, то, как отмечает ВСУ, ипотека имеет производный характер от основного обязательства и действительна до прекращения основного обязательства или до окончания срока действия ипотечного договора. Обязательство прекращается частично или в полном объеме на основаниях, установленных договором или законом, в частности — исполнением, осуществленным надлежащим образом. И здесь возможны различные ситуации и разное их толкование.

Например, ВСУ считает, что когда обеспеченные ипотекой обязательства по кредитному договору исполнены в полном объеме, обязательства по договору ипотеки, которые являются производными от кредитного договора, прекращаются. А выводы судов о наличии неисполненных перед банком обязательств по ипотечному договору в виде неуплаченной ипотекодателем суммы штрафа противоречат требованиям закона. На этом, в частности, акцентируется внимание в постановлении по делу № 6-2560цс16.

Другой пример — в постановлении по делу № 6-22096цс16 содержится вывод о том, что наличие судебного решения об удовлетворении требований кредитора не прекращает отношений сторон кредитного договора и не освобождает должника и поручителя от ответственности за неисполнение денежного обязательства. В этом деле задолженность по кредиту была погашена в ходе исполнительного производства, в связи с чем исполнительное производство было закрыто на основании заявления банка, а принадлежащее истцу имущество освобождено из-под ареста. В то же время банк отказался предоставить нотариусу уведомления об исполнении кредитного обязательства и прекращении ипотеки для снятия запрета на отчуждение имущества. ВСУ занял сторону банка, обратив внимание на нюансы исполнения судебного решения. В данном случае судебным решением была установлена задолженность по кредиту на определенную дату, а само решение было фактически исполнено спустя почти десять месяцев. ВСУ указал: «банк имеет право на начисление процентов и других платежей, предусмотренных в договоре, и/или сумм, определенных статьей 625 Гражданского кодекса Украины, за период неисполнения решения суда», а значит, нельзя считать, что обязательство исполнено в полном объеме и прекращено в связи с его исполнением, и, как следствие, прекращены обязательства, возникающие из договора ипотеки как производного обязательства.

Еще с одной коллизией в применении норм материального права, регулирующих прекращение ипотеки, ВСУ разбирался в деле № 6-130цс17: банк разрешил продать квартиру, переданную ему в ипотеку, на аукционе, проводимом в рамках производства по делу о банкротстве. Итоги аукциона были обжалованы и признаны недействительными, но в то же время суды приняли решения о прекращении договора ипотеки, посчитав, что квартира была реализована по согласию ипотекодержателя. ВСУ не поддержал такую позицию и разъяснил, что исчерпывающий перечень оснований прекращения ипотеки установлен в статье 17 Закона Украины «Об ипотеке»: это прекращение основного обязательства или окончание срока действия ипотечного договора, реализация предмета ипотеки, приобретение ипотекодержателем права собственности на предмет ипотеки, признание ипотечного договора недействительным, уничтожение (утрата переданного в ипотеку здания, если ипотекодатель не восстановил его). А поскольку аукцион, на основании которого проводилась реализация ипотечного имущества, признан недействительным, основания для прекращения ипотеки отсутствуют.

ВСУ также последовательно придерживается позиции, что ипотека остается действительной независимо от смены собственника имущества, ее прекращение не связано с пропуском сроков предъявления исполнительного листа для удовлетворения требований кредитора и достаточно аргументированно пресекает попытки выведения имущества из-под ипотеки, в том числе с использованием механизмов банкротства.

 

ТАТИК Юлия — управляющий партнер АО «Всеукраинская ассоциация адвокатов», г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 48 (1040) от 28/11/17 Текущий номер

Аграрное право

№ 48 (1040)
Государство и юристы

Платежное поучение

Отрасли практики

Биометрические сданные

Судебная практика

Повышенный иск

Частная практика

Последний СИЗОн

Новый Закон Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»…

качественно и эффективно регулирует отношения участников

реальных проблем не решает

окончательно нивелирует необходимость Хозяйственного кодекса Украины как правового акта

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА