Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 13 декабря 2018 года, 01:19

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 43 (1035) Хозяйственное право и процессот 24/10/17 (Государство и юристы)

Остров Крипт

Если парламентарии хотят качественно урегулировать правоотношения в криптоиндустрии, им не удастся обособиться от помощи и пожеланий крипторынка, считают юристы

Кристина Пошелюжная
«Юридическая практика»

«Угрозы» представителей финансовых госорганов урегулировать статус криптовалют в нашем государстве приобрели весьма конкретные очертания. Криптоиндустрия настолько заинтересовала субъектов законодательной инициативы, что те «намайнили» сразу два законопроекта. Но к обоим документам криптоюристы имеют замечания. К первому, правда, намного больше. Второй, альтернативный, проект получился более сбалансированным, но до идеала ему еще далеко.

Первый законопроект об обороте криптовалют № 7183 был зарегистрирован 6 октября с.г. Альтернативный законопроект о стимулировании рынка криптовалют и их производных № 7183-1 появился четырьмя днями позже.

Как юристы оценивают попытки законодателей урегулировать рынок криптовалют? Советник по регуляторным вопросам CEX.IO LTD Сергей Мохнев оценивает их как запоздалый, но необходимый шаг. По его словам, речь идет о необходимости регулирования криптовалютного рынка безотносительно к какой-либо конкретной криптовалюте — будь то биткоин, эфириум, лайткоин, рипл и пр. «Для многих уже очевидно, что криптовалюта, как и блокчейн (технология, лежащая в основе криптовалют), — это не временные явления, а новый виток развития финансового сектора, и те, кто первыми создадут благоприятные условия для развития этих технологий, сделают качественный скачок в цивилизационном плане», — убежден г-н Мохнев.

«Регулирование новых явлений — это всегда вызов законодателю, — отвечает на наш вопрос юрист практики ТМТ АО Juscutum Нестор Дубневич. — Первым автомобилям ограничивали максимальную скорость до 10 миль в час. Пилотам первых самолетов не разрешали пересекать государственные границы. А когда Интернет стал всемирно известным, в кабинетах чиновников начали обсуждать ответственность за информацию, опубликованную в Сети». Г-н Дубневич дополняет, что нечто похожее, к сожалению, наблюдается в первом законопроекте о криптовалюте (№ 7183).

По мнению советника, руководителя IT/IP практики АК «Соколовский и Партнеры» Игоря Шевченко, правовое регулирование криптовалют должно включать четкое определение криптовалюты, возможности ее использования, определение субъектов, объектов и базы налогообложения, определение государственного органа, отвечающего за регулирование. «Но ни на один вопрос законопроект № 7183 не дает корректного ответа», — считает он.

 

Сломанная вешалка

Как театр начинается с вешалки, так закон, устанавливающий регулирование новых правоотношений, начинается с определений.

Нестор Дубневич считает, что к определению криптовалюты авторы первого законопроекта (№ 7183) подошли уж слишком творчески. «Ее обозначили как программный код, забыв, что криптовалюта — это всего лишь записи в распределенной базе данных блокчейн, ценность которых определяется ограниченностью их эмиссии и невозможностью их фальсификации, — уточняет он и продолжает: — По логике создателей документа для защиты собственных криптоактивов необходимо идти в Министерство экономического развития и торговли Украины и получать свидетельство о регистрации авторских прав на компьютерный код, статусом которого авторы наделили криптовалюту».

Абсолютно не согласен с определением криптовалюты, изложенным в законопроекте № 7183, и Сергей Мохнев: «Криптовалюта названа «средством мены», что фактически является признанием ее товаром со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе для целей налогообложения (есть товар — есть и НДС, верно?). Хотя это синхронизируется с тем, каким образом недавно была совершена первая сделка по отчуждению объекта недвижимости в городе Киеве за эфириум, которую сопровождала одна небезызвестная украинская юридическая фирма».

Мы попросили г-на Мохнева выбрать самое удачное определение из двух законопроектов. «Любимчиков» в текстах обоих законопроектов он не нашел. «В лучшем случае могу положительно высказаться в адрес определения криптовалюты в законопроекте № 7183-1, но лишь в связи с тем, что это дословный перевод устоявшегося определения, изложенного в некоторых законодательных актах, скажем, США. То есть ничего нового, вероятно, тут и не надо придумывать», — считает комментатор.

Игорь Шевченко говорит, что в законопроекте прописано много вещей, очевидных для криптосообщества, но им зачем-то даются новые определения. По его мнению, определение, например, криптовалюты как программного кода не проясняет, а только запутывает ситуацию.

 

Творческий первопроходец

Г-н Дубневич обращает внимание, что законопроект (№ 7183) оставил открытым вопрос деятельности майнеров. «Не совсем понятно, как учитывать на балансе компании криптовалюту, «добытую» в результате майнинга? Когда возникает база налогообложения: в момент получения вознаграждения за найденный блок или в момент конвертации криптовалюты в фиат?» — задается вопросами комментатор.

Также он указывает, что очень узко дано определение самой технологии блокчейн. Авторы законопроекта ограничились исключительно характеристиками базы данных для хранения криптовалютных трансакций. «При этом не заложили абсолютно никаких предпосылок, стимулирующих создание государственных сервисов на блокчейне, а создали «регуляторную песочницу» для блокчейн-нотариата и открыли возможность использования смарт-контрактов в хозяйственной деятельности», — недоумевает юрист и добавляет, что вместо этого законопроект разрешает самостоятельно выбирать вид криптовалюты для майнинга, майнить не только на своем, но и на арендованном оборудовании, и обязывает хранить данные о трансакциях в течение пяти лет. «Притом что такие данные полностью открыты и в случае с биткоином хранятся уже больше восьми лет», — напоминает Нестор Дубневич.

Игорь Шевченко обращает внимание, что в проекте закрепляются права субъектов. Предусмотрено, например, что владельцы криптовалюты имеют право свободно ею распоряжаться, в частности осуществлять операции обмена криптовалюты любых видов на другую криптовалюту, электронные деньги, валютные ценности, ценные бумаги, услуги, товары и др. «Это хорошая норма, но она ничего не добавляет и ничего не забирает в текущей ситуации», — убежден комментатор.

Местом, где легально можно обменять криптовалюту, определены криптовалютные биржи. В законопроекте указано, что создание и деятельность криптовалютной биржи осуществляется в порядке, установленном Национальным банком Украины (НБУ). «Такая отсылка будет требовать от НБУ принятия соответствующего порядка, что несет риск предъявления неопределенных требований либо организационных проволочек», — опасается Игорь Шевченко.

Г-н Шевченко напоминает, что в качестве регулятора первый законопроект определяет НБУ, несмотря на то что после ряда совещаний с экспертами НБУ отстранился от вопросов оборота криптовалют, не признав их ни валютой, ни средством платежа.

 

Альтернативная реальность

Нестор Дубневич говорит, что новый подход к определению криптовалюты как финансового актива во втором законопроекте (№ 7183-1) представляется более понятным. «Обоснованно указан НБУ как регулятор оборота криптовалют (чего не скажешь о статусе центрального финансового регулятора в первом законопроекте, где операции с криптовалютой определены как бартерные). Также предусмотрено, что профессиональная деятельность по торговле криптоактивами будет лицензироваться, — позитивно отзывается комментатор, но спешит заверить: — Говорить о том, что альтернативный законопроект решит все потребности криптоиндустрии, рано. Слишком много текста отводится на описание намерений (популяризация технологии, создание условий для майнинга и пр.), почти вся детализация условий лицензирования и оборота криптовалют переносится в подзаконные нормативные акты».

Игорь Шевченко соглашается с коллегой: «В самом законопроекте нет ни одной прямой нормы по стимулированию майнинга и другой деятельности на рынке криптовалют, есть только декларации, выполнение которых останется под вопросом в случае принятия закона. Само по себе принятие закона ничего не изменит в вопросах стимулирования рынка, а тем более в отношениях между его субъектами».

«Государственное регулирование криптовалют должно быть очень сильно ограничено, а регулятор должен устанавливаться в зависимости от правового статуса, присвоенного криптовалютам (валюта, средство платежа, финансовый актив и т.п.), то ли это НБУ, Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку или Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг. Программный код должен «регулироваться» сообществом разработчиков (программистов)», — убежден советник «Соколовский и Партнеры».

Выбирая из двух зол меньшее, Сергей Мохнев напомнил, что за законопроектом № 7183 навсегда останется слава «первого». Первым всегда быть трудно, тем более когда речь идет о законодательной инициативе. «Упреки в популизме, ангажированности в «финансовой пирамиде» или (что происходит чаще) высказывания вроде «неужели это самая большая проблема на текущий момент?». Однако если анализировать два законопроекта с точки зрения полноты описания субъектов, элементов экосистемы и правоотношений, пожалуй, законопроект № 7183-1 более проработанный, хотя и содержит существенное количество отсылочных норм», — считает юрист. В пример он приводит лицензионные условия BitLicense штата Нью-Йорк, содержащие прямые регуляторные нормы, в то время как законопроект № 7183-1 предоставляет регулятору полномочия по определению тех или иных особенностей функционирования, скажем, криптовалютных бирж.

Г-н Мохнев также обращает внимание на следующий нюанс: «Законопроект № 7183-1 в переходных положениях содержит норму о внесении изменений в Закон о противодействии отмыванию денег относительно повышения порога операций для целей обязательного и внутреннего финансового мониторинга с 150 000 и 15 000 до 500 000 и 50 000 гривен соответственно. Вроде и незначительные технические изменения, а интересно…»

«Общая черта обеих документов — недостаточное понимание технологии и уже сформировавшегося рынка криптовалют, у которого есть свое видение, свои пожелания и потребности, — подытоживает Нестор Дубневич. — И законопроектная работа начнет созревать в вопросе криптовалют только тогда, когда будет налажена хорошая коммуникация с этим рынком».

Игорь Шевченко очень пессимистичен в прогнозах принятия данных законодательных актов. «Надеюсь, что у законопроекта № 7138 шансов не будет вообще, а законопроект № 7138-1 при хорошей доработке и расширении с участием уже сформировавшегося на Украине зрелого криптосообщества станет частью нового законопроекта о криптовалютах», — резюмирует он.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 43 (1035) от 24/10/17 Текущий номер

Хозяйственное право и процесс

№ 43 (1035)
Государство и юристы

Остров Крипт

Судебная практика

Одни оговорки

Тема номера:

Ипотеки час

Частная практика

Перерыв на обет

15 декабря у вас ассоциируется с…

профессиональным праздником — Днем работников суда

годовщиной старта работы Верховного Суда

вступлением в силу нового процессуального законодательства

всем выше перечисленным

со снегом и холодом, это обычная дата в календаре

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
    Antika
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА