Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 20 октября 2017 года, 06:14

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 41 (1033) Слияния и поглощенияот 10/10/17 (Государство и юристы)

Суть идет!

Юристы размышляют о существенных вопросах формирования и деятельности недавно созданного ІР-суда

Кристина Пошелюжная
«Юридическая практика»
Фундамент «интеллектуального правосудия» был заложен еще в 2016-м. И вот, год спустя, начался процесс «возведения стен» нового суда

Вот реформа добралась и до сферы интеллектуальной собственности. Но не институциональная реформа, как вы могли ошибочно подумать, а судебная. Создание Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности было предусмотрено еще год назад в новой редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» (Закон о судоустройстве). На создание ІР-суда законодатель выделил ровно 12 месяцев. И как только воодушевление от перспектив создания специализированного суда несколько улеглось, о самом создании суда реализаторы реформы «громко замолчали».

Открещивались от конкурса в этот суд и в Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС). Им было не до этого. Впрочем, год спустя именно одни из первых дали понять, что Президент Украины о необходимости создания суда не забыл.

И тут, как раз в годовщину действия Закона о судоустройстве, стало известно, что днем ранее (29 сентября с.г.) Президент подписал указ (№ 299/2017) о создании Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности. 30 сентября с.г. Высший совет правосудия согласовал определенное Государственной судебной администрацией Украины количество судей ІР-суда — 21 штатная единица. В этот же день ВККС объявляет конкурс на занятие 21 вакантной должности судьи ІР-суда. Годовщина действия Закона о судоустройстве отмечена созданием «интеллектуального правосудия».

Что нам известно о новом суде? То, что его местонахождение в Киеве. То, что в проекте государственного бюджета на 2018 год на обеспечение деятельности суда предусмотрено более 27 млн грн. То, что судьями ІР-суда могут стать не только действующие судьи (с опытом работы не менее трех лет), но и патентные поверенные и адвокаты (с опытом профессиональной деятельности не менее пяти лет). То, что кандидаты в этот суд обязательно должны иметь юридическое образование (о техническом образовании как базовом пока и речи быть не может). То, что прием документов от желающих стартует 1 декабря с.г. и будет продолжаться в течение 15 дней. Документы подаются исключительно почтой.

 

Рабочий инструмент

Начало октября ознаменовалось еще одним историческим событием: парламент принял новые процессуальные кодексы. Есть ли в новом процессуальном законодательстве инструменты для работы ІР-суда? Этот вопрос мы адресовали юристам, специализирующимся в сфере интеллектуальной собственности, судьям и ученым.

«Безусловно, есть, — четко отвечает председатель Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) Богдан Львов. — Во-первых, предусмотрена широкая юрисдикция Высшего суда, которая объединяет соответствующую категорию споров, до этого времени рассредоточенных в судах различных юрисдикций. Во-вторых, четко определено место этого суда в структуре судебной системы Украины». Он обращает внимание на то, что дела в сфере защиты прав интеллектуальной собственности предлагается рассматривать по правилам хозяйственного судопроизводства, основываясь на принципе предмета спора, независимо от субъектного состава участников процесса. Кроме того, согласно статье 37 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», в кассационном хозяйственном суде Верховного Суда предусмотрено обязательное создание отдельной палаты для рассмотрения дел о защите прав интеллектуальной собственности.

«Концентрация рассмотрения дел в сфере защиты прав интеллектуальной собственности в профильном суде однозначно позволит улучшить качество судопроизводства, сократить сроки рассмотрения таких дел и, соответственно, повысить эффективность защиты прав субъектов правоотношений в этой сфере», — убежден Богдан Львов.

«В первую очередь новое процессуальное законодательство предусматривает категорию дел, которую будет рассматривать ІР-суд, — комментирует адвокат, патентный поверенный Украины, управляющий партнер патентно-юридической компании IPStyle Мария Ортинская. — Например, дела по спорам относительно прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец, коммерческое наименование, о признании торговой марки хорошо известной. Действительно, большинство указанных дел имеют свою специфику, и мировой опыт показывает, что создание специализированного суда оправданно».

Но если обратиться к мировой практике, продолжает г-жа Ортинская, то, как правило, существуют несколько моделей таких судов. Например, модель «патентного» суда, к компетенции которого относится рассмотрение дел только относительно прав промышленного собственности, и модель «IP-суда», к компетенции которого относятся и вопросы авторского права, смежных прав. «По моему мнению, в нашем государстве суд будет создан по наиболее широкой модели, так как кроме дел относительно прав промышленной собственности, авторских прав суд будет рассматривать и дела по спорам, касающимся защиты от недобросовестной конкуренции, неправомерного использования обозначений или товара другого производителя, копирования внешнего вида продукции, сбора, разглашения и использования коммерческой тайны, а также по спорам, связанным с обжалованием решений Антимонопольного комитета Украины по указанным вопросам», — считает руководитель IPStyle. Она подчеркивает, что в практике ее компании вопросы защиты прав тесно переплетаются с вопросами защиты от недобросовестной конкуренции, поэтому такая широкая категория дел поможет обеспечить более комплексный подход к защите прав интеллектуальной собственности.

Советник, руководитель практики интеллектуальной собственности/технологий, медиа и телекоммуникаций ЮБ «ЕПАП» (Украина) Тарас Кислый солидарен с коллегами: положительный ответ на этот вопрос появился как раз с принятием парламентом пакета новых процессуальных кодексов, включая Хозяйственный процессуальный кодекс (ХПК) Украины. «Именно этот документ регулирует процессуальные вопросы работы IP-суда. Пока в свободном доступе сложно найти официальный текст нового ХПК, но из проектов следовало, что IP-суд получит стандартный инструментарий, который немногим отличается от уже знакомых полномочий хозяйственного суда первой инстанции. Будет там и обеспечение иска, и истребование доказательств и пр.», — говорит г-н Кислый.

Кроме того, Тарас Кислый обращает внимание на определенные изменения в вопросе участия эксперта в судебном процессе: «Это важный момент, поскольку экспертиза в делах по интеллектуальной собственности традиционно назначается почти всегда. Итак, если в старом кодексе экспертиза назначалась только судом, то проект ХПК предусматривает возможность каждой стороны предоставить заключение эксперта и дискрецию суда по назначению еще одной экспертизы. В целом это выглядит как значительный шаг вперед, который позволит снизить влияние некачественных экспертиз на решение суда, повысить состязательность в процессе и сократить сроки рассмотрения споров. Посмотрим, как это сработает на практике», — подчеркивает советник «ЕПАП».

На то, что новые процессуальные правила устанавливают предметную подсудность ІР-суда вне зависимости от субъектного состава участников процесса, обращает внимание партнер ЮК «Боровик и Партнеры» Богдан Боровик. По его мнению, таким образом разрешается многолетняя проблема определения подсудности споров: подсудность устанавливалась по субъектному составу, а не по предмету, что влекло за собой злоупотребления процессуальными правами или дублирование процессов с одним предметом в судах разных юрисдикций. «Рассмотрение ІР-споров будет осуществляться по правилам хозяйственного процесса. Новый ХПК содержит множество новелл, которые предоставляют новые возможности как судьям (например, реагирование на злоупотребления процессуальными правами), так и сторонам процесса (новые способы доказывания). Поэтому в целом с принятием нового процессуального законодательства инструментов, необходимых для рассмотрения ІР-споров, стало больше», — резюмирует г-н Боровик.

В то же время директор Научно-ис­следовательского института интеллектуальной собственности Национальной академии правовых наук Украины Елена Орлюк считает преждевременным ответ на этот вопрос: пока мы не увидим подписанный Президентом и опубликованный надлежащим образом закон о внесении изменений в процессуальные кодексы, говорить конкретно не о чем. «Я не могу однозначно ответить, какие поправки вошли в окончательный текст документа. Хотя в целом, конечно же, в новом процессуальном законодательстве предусмотрены инструменты для работы Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности (особенно в части изменений ХПК). И их наличие я оцениваю позитивно», — акцентирует г-жа Орлюк.

 

Механизм пересмотра

В соответствии с законом высший специализированный суд (которым и является ІР-суд) осуществляет правосудие как суд первой инстанции по делам, определенным процессуальным законом. Верховный Суд осуществляет правосудие как суд кассационной инстанции, а в случаях, предусмотренных процессуальным законом, — как суд первой или апелляционной инстанции. Вполне логичным выглядит наш второй вопрос, адресованный юристам: какой они видят оптимальную модель пересмотра решений ІP-суда?

«Поскольку существует стандарт: первая инстанция — апелляция — кассация, мне тяжело представить правовые основания, применимые к рассмотрению споров в сфере ІР, чтобы изменить эту процедуру, — комментирует Елена Орлюк. — Как это будет реализовано, пока не могу однозначно ответить». По ее словам, в мировой практике используются разные подходы: первая инстанция в общих судах или вообще в патентных ведомствах, апелляция — в ІР-суде, кассация — в высшем суде государства; несколько инстанций на уровне национального ІР-суда; выездные заседания, региональное представительство. Достаточно интересен опыт построения Европейского патентного суда, который должен активно включиться в процесс защиты ІР-прав.

Г-жа Орлюк говорит, что в нашем государстве возможен (и это обсуждается) такой вариант: апелляция в ІР-суде и кассация в Верховном Суде. «Конечно, в идеале для ІР-суда нужно создать палату в ВС, но это пока представляется скорее утопией, чем вероятностью», — комментирует она. Также Елена Орлюк обращает внимание на следующее: возможность работы апелляции в рамках ІР-суда предусмотрена нормами Закона «О судоустройстве и статусе судей», в соответствии с которыми к полномочиям ІР-суда относятся осуществление правосудия как судом первой инстанции в делах, определенных процессуальным законом; анализ судебной статистики, изучение и обобщение судебной ­практики, информирование о результатах обобщения судебной практики ВС, а также осуществление иных полномочий, установленных законом.

Мария Ортинская считает не совсем оправданным название суда — Высший суд, поскольку новое процессуальное законодательство предусматривает, что по вышеуказанным вопросам он рассматривает дела как суд первой инстанции. «У многих авторов, изобретателей, владельцев ТМ может сложиться ложное впечатление, что этот суд будет кассационной инстанцией по отношению к данной категории дел. На самом деле кодекс предусматривает, что Высший суд будет именно первой инстанцией, — комментирует г-жа Ортинская. — А вот с пересмотром решений достаточно интересная ситуация, так как предусматривается создание Апелляционной палаты суда. По моему мнению, такая ситуация является не совсем правильной и не всегда сможет обеспечить объективное рассмотрение дел, ведь одни и те же судьи будут рассматривать дела и в первой инстанции, и в апелляционной».

Председатель ВХСУ Богдан Львов говорит, что в данном случае не предусматривается какой-то исключительный механизм: «Это должен быть уже существующий пересмотр в апелляционном и кассационном порядке. В то же время следует отметить, что предусмотренная специализированная палата в кассационном хозяйственном суде должна обеспечить единство судебной практики и качество судебных решений».

«Сегодня апелляционная инстанция заново слушает дело: заново оценивает доказательства, в некоторых случаях может принять новые доказательства, принимает решение, — напоминает Богдан Боровик. — Фактически апелляция повторяет работу первой инстанции. Поэтому абсолютно правильно, что в новом ХПК предусмотрена апелляционная палата в самом ІР-суде, а не пересмотр решения специализированного суда апелляционными не специализированными судами». В то же время кассационная инстанция не слушает дело заново, не оценивает доказательства, а лишь проверяет правильность применения предыдущими инстанциями норм материального и процессуального права. «Поэтому нет необходимости, чтобы кассационная инстанция также была в составе ІР-суда», — убежден комментатор.

«Наиболее оптимальным, конечно, было бы принятие решений, которые не требуют пересмотра, — говорит г-н Кислый. — Но будем реалистами: похоже, такие решения принимает только суд на небесах. В новом ХПК предусмотрен квазиапелляционный пересмотр решений самим IP-судом и дальнейший кассационный пересмотр в Верховном Суде. Логику такой системы обжалования понять несложно. В IP-суде будут работать профи с глубоким знанием предмета. Передавать их решения на пересмотр в обычную апелляционную инстанцию с процессуальными полномочиями, как у первой инстанции, судьям без специальной IP-подготовки было бы неправильно. Вот и получился IP-суд своего рода «вещью в себе». Посмотрим, как это сработает на практике. С учетом судебной структуры по новому ХПК у меня более эффективного рецепта нет».

 

Ожидания рынка от конкурса

Другой вопрос — как будет проходить конкурс в ІР-суд. Да, опыта у ВККС в проведении конкурсов не отнять, но и сфера довольно специфическая. Чтобы выбрать 21 судью для ІР-суда, Комиссии будет нужна абсолютно новая база тестовых вопросов и практических заданий, новые вызовы появятся и в ходе процедуры допуска кандидатов. В Комиссии постоянно подчеркивают, что готовы к конструктивному диалогу. Вот мы и поинтересовались у специалистов, на какие особенности сферы стоит обратить внимание ВККС при проведении конкурса.

«В первую очередь перед проведением конкурса необходимо задать себе вопрос: чего мы ожидаем от создания данного суда?» — отмечает Мария Ортинская. Лично она ожидает более качественного рассмотрения дел, более кратких сроков рассмотрения дела, обобщения судебной практики по вопросам интеллектуальной собственности, завоевания доверия украинских и международных клиентов и уверенности в том, что в нашем государстве можно защитить свои права интеллектуальной собственности.

Г-н Львов считает, что следует обратить внимание как на процессуальные знания кандидатов, так и на специальные знания в сфере интеллектуальной собственности. Кроме того, необходимо разграничить теоретические и практические вопросы.

Тарас Кислый в этом контексте выделяет два момента. «Во-первых, на должность судьи могут претендовать патентные поверенные. Не преуменьшая роли этой профессиональной категории, хочу отметить, что работа большинства патентных поверенных сосредоточена на помощи в получении охранных документов при взаимодействии с патентным ведомством. В этой связи востребованность их профессиональных навыков в качестве судей IP-суда выглядит достаточно сомнительно. Поэтому ВККС стоит обратить внимание на то, имеет ли такой кандидат навыки, востребованные в IP-суде», — подчеркивает комментатор.

Второй момент, который, по словам Тараса Кислого, уже наверняка упущен, — это нелогичное ограничение доступа к должности судьи: «Дело в том, что среди практикующих юристов, которые в течение многих лет активно занимались практикой разрешения IP-споров, не так много людей с корочкой адвоката, патентного поверенного или с ученой степенью. И, несмотря на свой высокий профессионализм и присутствие в уважаемых международных рейтингах, они не могут претендовать на должность судьи. Ту же картину мы наблюдали и в ходе проведения конкурса в ВС — из частной практики мало кто принял участие в конкурсе. Ожидалось, что в дальнейшем квалификационные требования изменят, но, видимо, этого уже не будет. Жаль».

Для разрешения такой категории ІР-споров, как патентные споры, требуются технические знания. «Сегодня судьи решают данную проблему путем назначения судебных экспертиз и впоследствии принимают решения, основанные исключительно на результатах экспертизы, без фактического рассмотрения судом сути спора. Наличие в составе ІР-суда судей с техническим образованием значительно повысило бы качество рассмотрения патентных споров», — убежден г-н Боровик.

Елена Орлюк советует обращать внимание на наличие опыта в сфере защиты прав интеллектуальной собственности у судьи, который уже неоднократно рассматривал такие споры, у практикующего в этой сфере адвоката (но при этом возникает вопрос: как должен оцениваться его практический опыт?), у патентного поверенного. «Патентные поверенные привлекаются на этапе правовой охраны, но это идеальная модель, на практике они так или иначе принимают участие в процессе защиты ІР-прав», — отмечает г-жа Орлюк. По ее мнению, в отношении патентных поверенных нужно отменить адвокатскую монополию и обеспечить им допуск к защите интересов субъектов ІР-права в судебном порядке. Кроме того, Елена Орлюк считает, что в состав суда должны входить так называемые технические судьи, а квалификационное оценивание должно содержать вопросы и задания, непосредственно связанные с ІР-сферой. «И кандидаты в судьи в ІР-суд должны продемонстрировать знания именно в ІР-сфере»,— резюмирует директор НИИ ИС НАПрН Украины.

 

А судьи кто?

Однажды мы уже анализировали перспективы создания ІР-суда и спрашивали юристов, готовы ли они стать первопроходцами в этой новой для Украины профессии. Сегодня мы решили зайти с другой стороны и спросили, кого из коллег они хотели бы видеть судьей ІР-суда?

Г-жа Орлюк фамилии называть отказалась, считая это некорректным: «Человек сам определяет свои профессиональные устремления. Но что касается общей тенденции, то в первую очередь это судьи общих и хозяйственных судов, которые имеют большой опыт рассмотрения ІР-споров. Мы всех их прекрасно знаем. Конечно же, при этом бонусом было бы образование в ІР-сфере. Адвокатов и патентных поверенных, активно участвующих все эти годы не просто в процессе защите ІР-прав, но и в поиске путей улучшения правоприменения и законодательства в целом».

Учитывая большое количество специализаций в данной сфере, г-жа Ортинская советует в ходе конкурса обращать внимание на тех кандидатов, которые помимо юридического образования будут иметь и техническое. «Рассматривается достаточно много споров относительно изобретений, полезных моделей, и наличие технического образования позволит судье быстро вникнуть в технологию», — убеждена она.

Елена Орлюк признается, что на вопрос, готова ли она стать судьей IP-суда, ответила отрицательно, хотя ей уже не раз предлагали задуматься над перспективой. «Я получаю удовольствие от аналитики, от исследовательских и образовательных проектов, от просветительской деятельности в целом. Но готова активно подключаться на уровне эксперта к деятельности ІР-суда, как это было в части моей научно-консультативной работы в ВСУ и ВХСУ. И вообще я считаю, что наш институт должен рассматриваться как методологический центр для ІР-суда», — расставила все точки над «i» г-жа Орлюк.

Богдан Львов надеется, что ІР-суд объединит судей, которые имеют опыт рассмотрения соответствующей категории дел, где бы они ни работали: в хозяйственных, общих или административных судах, а также неравнодушных к проблемам в сфере интеллектуальной собственности патентных поверенных и практикующих юристов.

«Многие коллеги достойны стать судьями ІР-суда: и частнопрактикующие юристы, и юристы, представляющие сегодня государственные органы в спорах о защите интеллектуальной собственности», — считает Богдан Боровик.

А Тарас Кислый хотел бы видеть в новом суде большую часть судей IP-палаты нынешнего Хозяйственного суда г. Киева. «Это люди, которые хорошо разбираются в вопросе и пользуются заслуженным авторитетом в профессиональном IP-сообществе», — объясняет юрист. Он также добавляет, что очень хотел бы увидеть там и «свежую кровь» из частной юридической практики. «Возможно, попробуют свои силы опытные коллеги из патентного ведомства, профильные ученые, судебные эксперты. В любом случае конкурс обещает быть интересным», — прогнозирует Тарас Кислый.

И с этим мы полностью согласны: конкурс будет интересным.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 41 (1033) от 10/10/17 Текущий номер

Слияния и поглощения

№ 41 (1033)
Государство и юристы

Обмен сомнениями

Отрасли практики

Рабочий процесс

Судебная практика

Прямо по курсу

Частная практика

Чистосердечное призвание

Как необходимо поступить с судьями, в отношении которых Евросуд подтвердил незаконность их увольнения в 2010 —2013 годах?

Восстановить в должностях, независимо от хода реформы

Добавить баллов при оценивании, если они пожелают участвовать в конкурсе на должности судей в новых судах

Выплатить денежные компенсации и/или предложить уйти в отставку независимо от стажа, без права занимать должности судей

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях

fbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА