Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 23 ноября 2017 года, 01:53

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 36 (1028) Исполнительное производствоот 05/09/17 (Государство и юристы)

Найти оклад

Законодатель пообещал судьям золотые горы, но на деле они получают только половину того, что предусмотрено в законе о судоустройстве

Кристина Пошелюжная
«Юридическая практика»

Авторы судебной реформы обещали изменение парадигмы судебной власти: новые подходы к вопросам кадрового наполнения, ответственности и независимости судей и, конечно же, материального обеспечения... Только ленивый не подсчитал, сколько будут получать судьи нового Верховного Суда или судьи, которые прошли квалификационное оценивание. Новый закон действует уже почти год. Новый ВС еще не создан. И совсем недавно судей, подтвердивших способность осуществлять правосудие, можно было пересчитать по пальцам (имена 230 судей, которые прошли квалификационное оценивание в рамках конкурса в ВС, стали известны лишь в начале августа).

В денежном вопросе судей что­то пошло не так, а запредельные зарплаты оказались просто хорошо спланированной рекламной кампанией судебной реформы. Сейчас попробуем разобраться, что же случилось.

В декабре 2016 года Верховный Совет Украины принял закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (Закон № 1774­VIII), который создал условия для повышения минимальной заработной платы до 3200 грн. Этим же законом было установлено, что минимальная заработная плата после вступления документа в силу не применяется как расчетная величина для определения должностных окладов и заработной платы работников и других выплат. До внесения изменений в закон Украины относительно неприменения минимальной заработной платы как расчетной величины она применяется в размере 1600 грн (пункт 3 раздела ІІ «Заключительные и переходные положения»). С 1 января 2017 года минимальная заработная плата составляет 3200 грн.

Казалось бы, какое значение Закон № 1774­VIII имеет для судей? Ведь, согласно Конституции Украины, размер вознаграждения судьи устанавливается законом о судоустройстве. Новый (да и предыдущий) Закон «О судоустройстве и статусе судей», принятый в 2016 году (Закон), устанавливает, что судейское вознаграждение регулируется этим Законом и не может определяться другими нормативно­правовыми актами. Право на получение судейского вознаграждения по ставкам, предусмотренным новым Законом, получили только судьи, которые, в частности, по результатам квалификационного оценивания подтвердили соответствие занимаемой должности. Пока они квалификационного оценивания не прошли — получают зарплату по закону о судоустройстве 2010 года, то есть должностной оклад судьи местного суда устанавливается в размере десяти минимальных заработных плат.

Тем не менее Государственная судебная администрация (ГСА) Украины еще в начале 2017 года разъяснила, что должностной оклад судей, которые не прошли квалификационное оценивание, составляет 16 000 грн (для судей местных судов) и 17 600 грн (для судей апелляционных судов); должностной оклад судей, которые прошли квалификационное оценивание, составляет 24 000 грн (для судей местных судов) и 40 000 грн (для апелляционных судов) с учетом соответствующего регионального коэффициента. Должностной оклад судей высших специализированных судов составляет 19 200 грн (для тех, кто не прошел квалификационное оценивание) и 40 000 грн для тех, кто оценивание прошел успешно.

Отвечая на наш запрос, в ГСА разъяснили, что это не их прихоть. «Письмом от 5 мая 2017 года № 9567/0/2­17/28 Министерством социальной политики Украины вместе с Министерством юстиции Украины во исполнение поручения вице­премьер­министра Украины Павла Розенко от 28 апреля 2017 года № 17127/1/1­17 относительно письма Комитета Верховного Совета Украины по вопросам социальной политики, занятости и пенсионного обеспечения от 24 апреля 2017 года № 04­34/13­97478 по обращению председателя ГСА Зеновия Холоднюка предоставлено разъяснение, что до внесения изменений в законы Украины относительно неприменения минимальной заработной платы как расчетной величины она применяется в размере 1600 гривен»,— цитируем ответ ГСА. К слову, письмо Минсоцполитики от 5 мая с.г. ГСА также приложила к ответу на запрос.

Судьи с таким подходом не согласны. Они подают иски в суд, в которых просят признать противоправным бездействие территориальных отделений ГСА относительно неосуществления начисления и выплаты судейского вознаграждения исходя из размера минимальной заработной платы, или обязать территориальные отделения ГСА осуществить перерасчет и выплату судейского вознаграждения исходя из должностного оклада в размере… или признать противоправным начисление и выплату судейского вознаграждения с применением размера должностного оклада 16 000 грн. Но все пока безуспешно.

А что же думают об этом сами судьи? Обеспечивает ли в таком случае государство надлежащие условия для деятельности судов?


Комментарии

Парадокс реформы

Александра ЖУКОВСКАЯ, судья Дубенского горрайонного суда Ровенской области

Законодатель не применил принятые им же нормы нового закона, направленные на реализацию судебной реформы, а изменил судейское вознаграждение непрофильным законом. Уменьшился ли объем судейского вознаграждения, если изменена расчетная величина с размера минимальной заработной платы на размер прожиточного минимума? Безусловно, уменьшился, в два раза. Я не могу дать вам ответ на вопрос, обеспечивает ли вознаграждение в сумме 16 тыс. грн надлежащие условия для деятельности судьи. Ведь на фоне минимальной заработной платы в стране в размере 125,5 долл. США или мизерной пенсии в 51,5 долл. США доход судьи в 627 долларов выглядит достойно. Но по сравнению такого вознаграждения с заработной платой прокурора Специализированной антикоррупционной прокуратуры, составляющей около 4000 долларов в месяц, ситуация уже выглядит по­другому. Интересно, а есть ли где­то демократическая страна, в которой сторона обвинения получает в 6,5 раза больше, чем судья, принимающий решение? Вот это — парадокс судебной реформы. Кажется, государство интересует не конечный результат, а только процесс. Дали новым законом пряник судьям — материальное обеспечение на достойном уровне, но при этом применили кнут: чтобы получить вознаграждение, нужно пройти квалификационное оценивание, а также значительно повысили дисциплинарную ответственность судьи. Однако в результате остались только кнут и огромная нагрузка на действующих судей ввиду отсутствия более 50 % коллег. Гарантии судейской независимости в данном случае — это не только надлежащий уровень материального обеспечения. Это и запрет законодателю вносить изменения в профильный закон другими законами. Все просто: если депутаты считают, что можно изменить профильный для судей закон, который уже не действует, или закон, который действует только два месяца, пусть изменят именно их. Пусть законодатели признают, что ошиблись, решив дать судье высокую зарплату, и изменят ее, не манипулируя сознанием людей. Но если цель судебной реформы заключается в обеспечении независимости судей, усилении роли судебной власти, ее стабильности вне зависимости от смены изменению политической элиты, то такие действия законодателя выглядят, мягко говоря, нелогично.

 

Уровень независимости

 Владимир ГРЕБЕНЮК, судья Подольского районного суда г. Киева

 В нашем государстве право каждого на справедливый суд обеспечивается независимостью всех судей, аспектом которой выступает их надлежащее материальное обеспечение. К тому же в силу положений части 2 статьи 127 Конституции Украины судья не может состоять в политических партиях, выполнять другую оплачиваемую работу, кроме научной, преподавательской или творческой. Следовательно, основным (а во многих случаях единственным) заработком судьи является получаемое им ежемесячное судейское вознаграждение, от уровня которого фактически и зависит та самая независимость, которую ожидает гражданин от любого судьи.

Именно это и обуславливает особый уровень материального обеспечения судьи, который, как правило, должен быть значительно выше по сравнению с зарплатами в других сферах, где работники, к слову, в отличие от судьи имеют право на дополнительные поощряющие выплаты и компенсации, могут заниматься предпринимательской деятельностью или выполнять другую оплачиваемую работу и не имеют многих ограничений в частной и общественной жизни.

Такой подход соответствует и положениям Европейской хартии о законе «О статусе судей» от 10 июля 1998 года, согласно которым уровень вознаграждения судьям за исполнение ими своих профессиональных обязанностей должен быть таким, чтобы защитить их от давления… (пункт 6.1), и рекомендациям Комитета Министров Совета Европы государствам-членам относительно судей от 17 ноября 2010 года № (2010) 12: «оплата труда судей должна отвечать их профессии и исполняемым обязанностям, а также должна быть достаточной, чтобы защитить их от действия стимулов, посредством которых можно влиять на их решения» (пункт 54).

Де-юре нормы пункта 3 заключительных и переходных положений Закона № 1774-VIII в части применения минимальной заработной платы в размере 1600 грн не соответствуют положениям о размере минимальной заработной платы (3200 грн), установленном с 1 января 2017 года статьей 8 закона о госбюджете на 2017 год, поэтому могли быть применены только после внесения соответствующих изменений или дополнений в закон о госбюджете. Однако такие изменения в закон не вносились, а сам Закон № 1774-VIII не является законом о внесении изменений ни в закон о госбюджете, ни в закон о судоустройстве 2010 года. При таких обстоятельствах применение минимальной заработной платы в размере 1600 грн в соответствии с положениями пункта 3 заключительных и переходных положений Закона № 1774-VIII является необоснованным. Но применению подлежат положения статьи 8 закона о госбюджете, с учетом которых должностной оклад должен определяться исходя из размера минимальной заработной платы — 3200 грн.

Любому компетентному и информированному человеку должен быть понятен постулат, что надлежащий уровень материального обеспечения судьи является не его личной привилегией, а средством обеспечения независимости, предоставляемой не с целью его личного обогащения за счет бюджетных средств, а для обеспечения верховенства права, независимости и беспристрастности при осуществлении судьей правосудия, что, в свою очередь, согласуется с интересами каждого человека, который обращается в суд и ожидает беспристрастности и независимости судьи.

В широком смысле, условно говоря, конвенционном, что имеем сегодня? Судья, который прошел квалификационное оценивание, получает большее вознаграждение за выполнение одной и той же по объему работы, чем тот, кто еще его не проходил, причем не по своей вине. Теоретически квалификационное оценивание — это подтверждение судьей функциональной легитимности, которую он получил при назначении на должность. Таким образом, совершенно очевидно, что пока квалификационное оценивание не установило, что судья утратил функциональную легитимность, то он считается квалифицированным специалистом, равно как и тот, кто успешно его прошел. Данный подход, на мой взгляд, обезопасит судей от дискриминации и посягательства на их независимость.

Я пришел в профессию в 2010 году, имею еще сохраненные расчетные листы по зарплате. При подготовке данного комментария взглянул на них, так вот, моя зарплата по состоянию на сентябрь 2010 года составляла 3068 грн (388 долл. по тогдашнему курсу), сейчас же есть значительный прогресс — 505 долл. К сожалению, множество вопросов по этому поводу есть и к судейскому сообществу, в частности к нанятым нами на работу так называемым менеджерам ГСА Украины, относительно запоздалой реакции ВСУ, мягко говоря, на хаотичные изменения в законы, «оперативного» рассмотрения КСУ соответствующих представлений ВСУ и, что еще хуже, специфической судебной практики административщиков апелляционного уровня. Сейчас внимательно слежу за процессом судьи ВСУ Галины Каныгиной по иску к ВСУ об обязательстве совершить действия (дело № 826/4821/17). Ну вот очень интересно...

Посмотрите на законодательство: Законы Украины «О прокуратуре» (статью 81), «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» (статью 23), «О предотвращении коррупции» (статью 16). Эти нормативные положения указывают на то, что уже сейчас сотрудники органов, которые призваны бороться с коррупцией и занимают даже не руководящие должности, с первых дней работы получают большее вознаграждение, чем судьи первой инстанции, деятельность которых также связана с борьбой с коррупцией, но требования к которым более высокие, чем к остальным.

Предложения уменьшить уровень материального обеспечения судьи вообще диссонируют с принятым ранее подходом к уровню материального обеспечения судей в системе органов государственной власти и их должностных лиц, призванных бороться с коррупцией, где правосудие должно занимать центральное место и, как следствие, требует наибольшей защиты от давления и действия стимулов.

Такие попытки депутатов уменьшить уровень судейского вознаграждения, уже установленный законом Украины о судоустройстве, при сохранении существующего и более высокого уровня материального обеспечения других лиц, занимающихся борьбой с коррупцией, является не чем иным, как попыткой помешать созданию действительно независимых судов.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 36 (1028) от 05/09/17 Текущий номер

Исполнительное производство

№ 36 (1028)
Государство и юристы

Сдать назад

Отрасли практики

Агрорейдер

Судебная практика

Период бремени

Тема номера:

Финальное вступление

По вашему мнению, кто должен возглавить новый Верховный Суд?

Судья

Адвокат

Ученый-юрист

Лицо, имеющее совокупный стаж работы

Не имеет значения

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА