Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 октября 2017 года, 12:17

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Судебная практика

№ 31 (1023) Договорное правоот 08/08/17 (Судебная практика)

Увольнительная история

Высший совет юстиции мог приостановить рассмотрение вопроса об увольнении в отставку, если в действиях судьи усматривались признаки нарушения присяги

Ирина Гончар
«Юридическая практика»
ВСЮ осознанно не отпустил в отставку судью, к качеству работы которого имелись большие претензии

До недавнего времени практика выхода в отставку (увольнения по собственному желанию, если стажа для отставки было недостаточно) в случае, если над судьей нависла угроза увольнения за нарушение присяги, была привычной. Пока в Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС, когда у нее еще были дисциплинарные полномочия) или в Высшем совете юстиции (ВСЮ, ныне заменен Высшим советом правосудия (ВСП) проводили проверки, дискутировали на заседаниях, судья писал заявление об отставке и нередко уходил на заслуженный отдых, а дисциплинарное дело закрывалось. Несмотря на то что закон предусматривал возможность лишения права на отставку постфактум, подобных прецедентов не было. Принципиальным моментом для судьи в отставке является то, что он сохраняет звание судьи пожизненно, получает вознаграждение в связи с выходом в отставку, а затем и пожизненное денежное содержание (по выбору судьи ему может выплачиваться пенсия на общих основаниях) с социальными льготами. Действующие сегодня Законы Украины «О Высшем совете правосудия» и «О судоустройстве и статусе судей» прямо позволяют ВСП приостановить производство по заявлению об отставке, если уже открыт вопрос о привлечении такого судьи к дисциплинарной ответственности. Впрочем, и ранее ВСЮ практиковал подобное в отношении судей, к которым были большие претензии. И, как показывает последняя практика Верховного Суда Украины (ВСУ), делал это вполне обоснованно.

Это следует из позиции ВСУ по делу № 21-4126а16, постановление по которому принято 27 июня 2016 года. В настоящем деле судья Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) — гр-н М. обратился в Высший административный суд Украины (ВАСУ) с иском к Высшему совету юстиции о признании противоправным и отмене решения от 24 декабря 2015 года о внесении представления об увольнении гр-на М. с должности судьи ВХСУ за нарушение присяги (решение от 24 декабря 2015 года) по причинам его необоснованности, политической мотивированности, несоответствия позициям Европейского суда по правам человека (Евросуд), изложенным в решении по делу «Александр Волков против Украины» от 9 января 2013 года.

В частности, истец ссылался на безосновательность неприменения ВСЮ положений пункта 5 абзаца 2 части 6 статьи 93 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» 2010 года в редакции, действующей на момент поступления жалобы, поскольку в своей жалобе на действия судьи Хмельницкий городской совет ссылался лишь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, а потому, по мнению гр-на М., ВСЮ должен был вернуть жалобу без рассмотрения. Вопреки этому, как считает истец, ВСЮ, нарушая предписания статьи 124 Конституции Украины, допустил пересмотр судебных актов, руководствуясь функциями суда вышестоящей инстанции. При этом судья также указал на то, что ВСЮ безосновательно применил к нему наиболее тяжкое наказание, несмотря на то что стаж работы истца на должности судьи превышал 27 лет и за все время к нему не применялись никакие взыскания, то есть наказание было непропорционально тем нарушениям, которые констатировал ВСЮ. Отдельно истец указал на нарушение ВСЮ трехгодичного срока для привлечения к дисциплинарной ответственности.

ВСЮ в спорном решении пришел к выводу, что гр-н М. допустил существенное нарушение норм процессуального законодательства, в частности статьи 44 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, потребовав от кассатора подтверждения не только уплаты, но и зачисления судебного сбора за подачу кассационной жалобы в доход государства, и отказав впоследствии в продлении срока на подачу жалобы, чем непропорционально ограничил право Хмельницкого горсовета на кассационное обжалование судебного решения, то есть нарушил право доступа к суду в понимании статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. ВСЮ отметил в спорном решении от 24 декабря 2015 года, что судья М., будучи председательствующим по делу, действовал недобросовестно, небрежно отнесся к обязанностям судьи, существенно нарушил нормы процессуального права, отказав в доступе к правосудию лицу на основаниях, не предусмотренных законом, понимая, что определением об отказе в возобновлении срока на подачу жалобы, пропущенного в связи с необходимостью подтверждения уплаты судебного сбора, продолжил нарушение права на суд, заложенное в определении об отказе в принятии кассационной жалобы ввиду якобы ненадлежащего подтверждения уплаты судебного сбора. Эти действия ВСЮ квалифицировал как нарушение присяги, следствием чего и стало внесение соответствующего представления.

ВАСУ постановлением от 19 декабря 2016 года исковые требования гр-на М. удовлетворил исходя из того, что квалификация действий истца при принятии им решений как нарушение присяги осуществлена ВСЮ без соблюдения принципа пропорциональности, закрепленного, в частности, в статье 2 Кодекса административного производства (КАС) Украины, и без учета выводов Евросуда о необходимости последовательного и ограничительного толкования дисциплинарным органом понятия «нарушение присяги», изложенных в решении от 9 января 2013 года по делу «Александр Волков против Украины». ВАСУ также отметил, что, учитывая возможность применения к истцу более мягких взысканий, предусмотренных статьей 37 Закона о ВСЮ, ВСЮ пришел к необоснованному выводу о направлении Верховному Совету Украины представления об увольнении истца за нарушение присяги, что является самым строгим видом дисциплинарной ответственности, который, по мнению ВАСУ, несоразмерен с действиями гр-на М. при вынесении им постановлений, послуживших основаниями для подачи жалобы на его действия. Также ВАСУ обратил внимание, что определения выносились не единолично гр-ном М., а коллегией судей, однако ВСЮ не дал правовой оценки действиям других судей ВХСУ.

В то же время ВАСУ не согласился с доводом истца о пропуске срока на привлечение к ответственности, отметив, что основанием для привлечения истца к дисциплинарной ответственности ВСЮ счел нарушение им присяги судьи.

В свою очередь ВСЮ обратился в ВСУ с заявлением о пересмотре постановления ВАСУ, его отмене и отказе в иске.

Удовлетворяя заявление ВСЮ, коллегия судей Судебной палаты по административным делам ВСУ (председательствующим в которой, к слову, был Александр Волков) исходила из следующего.

На момент возникновения спорных отношений ВСЮ был единственным конституционным органом, в чьи полномочия входит внесение органу, назначившему или избравшему судью, представлений об увольнении судей с должностей, в частности, при особых обстоятельствах, к которым относится и нарушение присяги судьи. Следовательно, ВСЮ не нарушил своей компетенции, рассматривая вопрос об ответственности судьи за нарушение присяги.

Что касается сути вопроса, то ВСУ отметил следующее: право на кассационное обжалование, согласно практике Евросуда, в частности пункту 36 решения по делу «Голдер против Соединенного Королевства», является частью права на справедливый суд, гарантированного статьей 6 Конвенции. В решениях по делам «Винтерверп против Нидерландов» и «Станев против Болгарии» Евросуд указал, что ограничения, применяемые к праву доступа к суду, не должны ограничивать или уменьшать доступ, установленный для лица, настолько, чтобы нарушалась сама суть права.

ВСУ отметил, что Высший совет юстиции, исследовав все имеющиеся в материалах дисциплинарного дела обстоятельства, установил: в результате неправомерных действий судьи М. как председательствующего при рассмотрении указанного дела одна из сторон была лишена права на кассационное обжалование. ВСЮ также пришел к выводу, что судья непропорционально ограничил право стороны по делу на кассационное обжалование судебного решения, в той степени, которая нарушает саму суть права на обжалование, чем допустил нарушение права на обращение в суд в понимании статьи 6 Конвенции, поскольку сторона по делу была лишена возможности обжаловать в ВХСУ новое судебное решение, принятое по результатам пересмотра в апелляционном порядке решения суда первой инстанции, которое было отменено апелляционным судом.

При этом суд согласился с тем, что судья М. обязан был знать предписания законодательства относительно формы и содержания кассационной жалобы и понимать последствия своих действий. Однако, по мнению коллегии судей Судебной палаты по административным делам ВСУ, гр-н М., отказав в доступе к правосудию на основаниях, не предусмотренных законом, и понимая последствия таких действий, нарушил принцип законности и справедливости, действовал необъективно и предвзято, что делает невозможным дальнейшее исполнение им своих обязанностей в связи с тем, что такие действия судьи подрывают доверие к нему как к представителю власти и унижают авторитет судебной власти в целом. Поэтому ВСУ пришел к заключению, что ВСЮ сделал обоснованный вывод о наличии оснований для увольнения гр-на М. с должности судьи за нарушение присяги, поскольку тот действовал недобросовестно и небрежно отнесся к исполнению обязанностей судьи.

В Высшем совете правосудия в этой связи отметили, что гр-н М. в другом производстве отсудил у государства компенсацию за нерассмотрение ВСЮ его заявления об отставке, поданного до принятия решения по дисциплинарному делу. Отсуженные этим судьей 5000 грн компенсации морального вреда в ВСП считают несоразмерными с полагающимися судьям такого ранга суммами пожизненного денежного содержания, назвав компенсацию «платой за справедливость». «Судья, уволенный за нарушение присяги, отсудил моральный вред у государства за то, что Высший совет юстиции не разрешил его увольнение в отставку. Это было решение ВСЮ — не отпускать в отставку судью, к качеству работы которого имеются большие претензии. Ныне право приостанавливать рассмотрение заявлений судей об отставке до завершения рассмотрения дисциплинарных дел закреплено в законодательстве. Что же, пять тысяч гривен против выплаты пожизненного денежного содержания — небольшая плата за справедливость. Кроме того, Верховный Суд Украины подтвердил правомерность увольнения этого судьи в отставку», — написала в социальной сети Facebook пресс-секретарь ВСП Оксана Лысенко.

 



Комментарии: »

sdp

EVM - da

ЭВМ

Спорное решение ВСУ. Дело ведь не в том, что судья М. нарушил требования законодательства, а в том, что это было однократное нарушение за 27 летний "чистый" стаж. Пропорционально ли в таком случае увольнение судьи за один проступок?

Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 31 (1023) от 08/08/17 Текущий номер

Договорное право

№ 31 (1023)
Государство и юристы

Отбиться от стада

Документы и аналитика

Патентные роли

Отрасли практики

Засвидетельствовать акт

Тема номера:

Инициатива показуема

Как необходимо поступить с судьями, в отношении которых Евросуд подтвердил незаконность их увольнения в 2010 —2013 годах?

Восстановить в должностях, независимо от хода реформы

Добавить баллов при оценивании, если они пожелают участвовать в конкурсе на должности судей в новых судах

Выплатить денежные компенсации и/или предложить уйти в отставку независимо от стажа, без права занимать должности судей

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
  • Antika
    Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
    aequo
"Юридическая практика" в соцсетях

fbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА