Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 23 августа 2017 года, 16:59

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Частная практика

№ 31 (1023) Договорное правоот 08/08/17 (Частная практика)

Трансфертный узел

«Инновации в «КПМГ» диктуются Киевом, и одна из важных предпосылок для этого — работа, которую мы проделали, создавая практику трансфертного ценообразования», — рассказал партнер «КПМГ-Украина» Константин Карпушин

 

Константин КАРПУШИН: «Мы создали внутри «КПМГ-Украина» отдельную IT-команду, которая занимается разработкой софта для всех офисов в СНГ»

Правила трансфертного ценообразования (ТЦО) вступили в силу на Украине в 2013 году и успели за это время несколько раз поменяться. А консультирование по вопросам ТЦО стало самостоятельным активно развивающимся направлением практики юридических и консалтинговых фирм. Одна из самых масштабных команд сформировалась в компании «КПМГ-Украина» — более 40 специалистов занимаются исключительно вопросами ТЦО. В самой компании говорят о как минимум четырех сотнях успешных проектов и отмечают, что сотрудников часто привлекают на условиях аутсорсинга юрфирмы, декларирующие наличие практики трансфертного ценообразования. О становлении и перспективах трансфертного ценообразования, а также о роли инноваций в бизнесе мы говорили с Константином Карпушиным, партнером «КПМГ-Украина», руководителем группы по предоставлению услуг в сфере трансфертного ценообразования.

 

— В чем был ваш профессиональный интерес сосредоточиться именно на ТЦО?

— Трансфертным ценообразованием я занимаюсь с 2006 года, то есть уже 11 лет (точно больше, чем кто-либо на Украине). Первый опыт работы я получил в России, затем два года провел в Финляндии, в Хельсинки, где помогал финским и другим европейским компаниям в подготовке необходимой документации и отстаивании их позиций перед финскими налоговыми органами. Это был первый международный практический опыт в сфере трансфертного ценообразования. Потом я вернулся в РФ, что совпало с принятием закона о ТЦО — это была вторая волна практики. Огромное количество компаний начали готовить документацию, выстраивать свои модели трансфертного ценообразования.

В Киев я приехал, чтобы создать здесь группу трансфертного ценообразования. Это было более четырех лет назад, еще до начала всех этих событий. Тогда, в апреле 2013-го, мы, конечно, предполагали, что когда-то на Украине будет принято законодательство о ТЦО, но никто даже представить не мог, что уже через несколько месяцев, с 1 сентября, соответствующий закон начнет действовать.

За это время многое удалось сделать. Сейчас мы де-факто самая большая практика по трансфертному ценообразованию на Украине — у нас более 40 человек занимаются исключительно вопросами ТЦО. Не могу назвать точное количество проектов, но за последние четыре года мы помогли подготовить документацию и отчеты по ТЦО не менее чем 400 клиентам. Как мне кажется, это больше, чем у кого-либо из наших конкурентов.

 

— Помимо масштаба практики что вы еще можете отнести к своим конкурентным преимуществам в трансфертном ценообразовании?

— Прежде всего — это подход к клиенту. Скажу просто: я давно на этом рынке, и, по моим наблюдениям, многие проекты делаются по остаточному принципу. Здесь все охотники, и как только клиент соглашается сотрудничать, интерес пропадает, специалисты переключаются на нового потенциального клиента. Мы же, превратив потенциального клиента в настоящего, уделяем ему столько времени, сколько необходимо для того, чтобы он получил решение, которое ему действительно нужно. Мы не боимся сделать больше, чем договаривались изначально. Наша основная задача — сверхудовлетворение клиента.

 

— Наличие офисов во многих юрисдикциях способствует оптимизации всех процессов?

— Конечно. Это дает доступ к огромной базе знаний. Если бы я не работал в «КПМГ», а ушел в индустрию и стал руководителем отдела трансфертного ценообразования крупнейшей корпорации, я бы все равно пользовался услугами международной компании из Big4, поскольку у них есть доступ к огромной базе знаний. ТЦО — очень простая вещь, но только до момента начала проверки и/или возникновения спора. А здесь нужна молниеносная реакция. В мире в этой сфере работают 3,5 тыс. специалистов, и кто-нибудь уже точно сталкивался с подобной методологической проблемой. Такой опыт нам очень помогает.

 

— В структуре вашей практики преобладает консалтинг или сопровождение споров?

— Консалтинг. Споры по ТЦО мы ведем, но они только начинаются. Этот сегмент рынка еще толком не сформирован.

 

— У вас на визитке указано, что вы также возглавляете группу по инновациям. Как много внимания компания уделяет инновационности?

— Я отвечаю за внедрение инноваций и технологий в шести офисах «КПМГ» в СНГ. Банально говорить, что это приоритет № 1. Мы должны трансформироваться, и чем быстрее, тем лучше. Иначе мы просто вымрем, как динозавры. Почему я стал этим заниматься? В ТЦО мы делаем много интересных вещей, многое поменявших в практике — например, сравнительные исследования. Большинство делают их в Excel. Мы тоже так делали, но столкнулись как с ошибками, вызванными пресловутым человеческим фактором, так и с невозможностью накапливать знания. Поэтому четыре года назад было принято решение о создании специальной платформы, на которой сейчас работают все офисы «КПМГ» в СНГ. К тому же недавно мы начали предоставлять доступ к этой платформе нашим клиентам, которые в личном кабинете могут отслеживать историю всех исследований.

 

— Ваши инновационные разработки ограничиваются лишь трансфертным ценообразованием?

— Мы работаем по всем направлениям — это аудит, налоги и консалтинг. Есть несколько стратегических инициатив в аудите: к примеру, мы разработали инструмент, позволяющий автоматизировать часть аудиторских процедур и повысить их качество. Сейчас аудиторы работают с определенными выборками данных, но бывает, что в такой выборке может не оказаться проблемы, или выборка будет нерепрезентативной. Наша задача — сделать так, чтобы аудит был автоматизирован или хотя бы его часть проходила по всему массиву данных.

Второе стратегическое направление касается анализа данных (Data & Analytics) — над этим у нас работают 10 тыс. человек по всему миру. Третье направление — кибер-безопасность. Тема более чем актуальна ввиду недавних хакерских атак.

 

— Есть ли инновационные наработки в сфере предоставления юридических услуг?

— Работа ведется, но я бы не назвал ее инновационной, скорее технологической. Все, что касается повышения эффективности взаимоотношений с клиентами: CRM, project-management, личные кабинеты, — мы внедряем или уже внедрили. Но все это — софт, не инновация. Инновация будет тогда, когда по делу клиента, например по спору о ТЦО, условный Siri предоставит исчерпывающий анализ и необходимые аргументы для победы в суде.

 

— Что является основным источником идей: собственные наработки, заимствование опыта ваших зарубежных офисов, привлечение сторонних разработчиков?

— Да, пожалуй, все три варианта используем. У нас есть два крупных альянса, с Microsoft и IBM Watson, — большинство решений для клиентов разработаны на их базе. Многое мы заимствуем из нашего глобального комьюнити, причем, как представляется, к некоторым идеям украинский рынок пока не готов. Что касается внутренних ресурсов, то мы создали внутри «КПМГ-Украина» отдельную IT-команду, которая занимается разработкой софта для всех офисов в СНГ. И это, пожалуй, первый пример столь масштабного проекта, осуществляемого из Киева. Инновации в «КПМГ» на территории СНГ диктуются Киевом. И одна из важных предпосылок для этого — работа, которую мы проделали, создавая практику трансфертного ценообразования. Нашу CRM-систему, к примеру, используют офисы в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске.

Кроме того, большой приток идей нам принес проект «Украина ищет стартапы», который мы провели два года назад вместе с Джоном Вон Эйкеном.

 

— Исходя из вашего интернационального опыта в ТЦО, скажите, насколько его регулирование и развитие на Украине соответствует мировой практике?

— Я бы сказал, что регулирование трансфертного ценообразования на Украине находится на высоком уровне и все очень активно внедряется в практику. Налоговые органы действительно хотят во всем разобраться, они встречаются и общаются с налогоплательщиками, слышат аргументы, которые мы приводим в ходе дискуссий, анализируют их, часто соглашаются. И этот диалог, как мне кажется, построен на принципах win-win. Что касается законодательства, то оно уже несколько раз успело поменяться. И то, что есть сейчас, намного лучше, чем было в самом начале. Это свидетельствует, что Украина стремится синхронизироваться с Европой. И это важно.

Резюмируя, могу сказать: законодательство здоровое, есть команда, вызывающая уважение. Единственный минус: имеющееся количество людей неспособно все качественно проадминистрировать. Я бы рекомендовал ГФС рассмотреть вопрос о создании единого департамента по вопросам ТЦО.

 

— Можно ли утверждать, что возможности ТЦО используются бизнесом и госорганами в полной мере?

— На мой взгляд, используются не до конца. В законодательстве предусмотрен такой инструмент, как соглашение о ценообразовании, но он пока не используется на практике. В то же время он может быть очень эффективным и интересным прежде всего для крупнейших компаний, заинтересованных в заблаговременной договоренности о правилах игры.

 

— В каком ключе будет развиваться практика ТЦО в мире и на украинском рынке в частности в обозримом будущем?

— Надо помнить, что есть правила BEPS, направленные на борьбу с размыванием налоговой базы. Правила трансфертного ценообразования в мире будут трансформироваться под влиянием BEPS. На Украине следует ожидать следующей волны более качественных, глубоких документаций, также будут появляться судебные споры, сопровождение которых сформирует отдельный сегмент рынка.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 31 (1023) от 08/08/17 Текущий номер

Договорное право

№ 31 (1023)
Государство и юристы

Отбиться от стада

Документы и аналитика

Патентные роли

Отрасли практики

Засвидетельствовать акт

Тема номера:

Инициатива показуема

Если ВККС огласит новый конкурс в ВС на 80 вакансий, примете ли вы в нем участие?

Да никогда в жизни!

Я еще от первого конкурса не отошел

Еще результатов первого конкурса не видно

Безусловно, приму

Приму, когда будет новая каденция ВККС

Приму, как только буду соответствовать требованиям к судье ВС

Что это за конкурс такой?

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях

vkfbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА