Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 октября 2017 года, 12:18

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 26 (1018) Рекламаот 20/06/17 (Отрасли практики)

Поле грани

В современной юриспруденции существует множество способов защиты в уголовном процессе, однако следует чувствовать грань между добросовестной и безнравственной защитой

Анжелика Сицко
Специально для «Юридической практики»
Защита от предъявленного обвинения, пусть даже некорректного и бесперспективного, через громкие, ничем не подтвержденные, а порой и необоснованные высказывания — путь в никуда

Давно прошли те времена, когда о громких судебных процессах мы узнавали из прошедших цензуру печатных изданий. Теперь в мире развитых технологий мы можем наблюдать за резонансными судебными разбирательствами с экранов наших телевизоров и компьютеров.

Как правило, это дела криминального толка, которые касаются громких задержаний известных в нашей стране персон.

Увы, но именно из таких процессов мы черпаем информацию о правилах поведения в суде и о построении линии защиты от уголовного преследования.

Именно на основе таких показательных действий у многих складываются впечатления о современной юриспруденции, а подобные дела воспринимаются как эталон поведения в суде. Но так ли бесценны публичные советы, как может показаться на первый взгляд? Давайте проанализируем некоторые из них.

 

Прокурор мой — враг мой

Линия защиты: во всем виноват прокурор, он меня безосновательно обвиняет. Весь период следствия, а потом и суда прокурор представлен как личный враг, все обвинение отождествляется с его персоной.

Те, кто принял такую концепцию, осуществляют массовую атаку на прокурора многочисленными жалобами и заявлениями о совершении им уголовных правонарушений. Все промежуточные, а потом и основные судебные рассмотрения происходят с яростным натиском прокурора.

В такой войне в ход идут язвительные замечания в сторону обвинения, нередко граничащие с рамками дозволенности (а в некоторых моментах и переходящие их). Прокурору читают бесплатные лекции по процессу в ходе судебных слушаний, а также не брезгуют и другими унизительными приемами, не имеющими ничего общего с реальной защитой.

Не исключено, что сторонние наблюдатели позитивно оценят избранную линию поведения, восхищаясь бесстрашностью адвоката. Но у лиц, призванных принимать процессуальное решение, такое поведение вряд ли найдет поддержку. Скорее всего, все поданные жалобы и заявления суд оставит без удовлетворения, а озвученную прокурором позицию — поддержит.

Защита от предъявленного обвинения, пусть даже некорректного и бесперспективного, через громкие, ничем не подтвержденные, а порой и необоснованные высказывания — путь в никуда.

От такого защитника могут просто устать и перестанут слушать и слышать. В этой эмоциональной войне не исключается поспешное принятие процессуальных решений с целью как можно быстрее от вас избавиться. Кроме того, вам могут предоставить нового прокурора, и не факт, что такая замена вас удовлетворит.

 

Плохой адвокат

Линия защиты: во всем виноват адвокат. Бывает, что не устраивают не только прокуроры. Могут не устраивать и адвокаты. При этом не важно, был адвокат любезно предоставлен государством или же привлечен за свои кровные. В выбранной игре он всего лишь разменная монета. Все свалившиеся неприятности будут направляться в сторону адвоката (или же адвокатов). Такая переадресация сопровождается громкими требованиями о замене защитника, а новому защитнику необходимо пройти долгий и тернистый путь изучения сути подозрений или же обвинений, что не может не сказаться на времени процессуальных разбирательств. Не исключается написание бесперспективных жалоб на безвременно выбывших защитников.

Как правило, подобная линия поведения направлена на искусственное затягивание процесса или же на поиск оснований для обжалования уже принятых судебных решений. Возможно, такая линия заранее прорабатывается с защитой, которая активно подыгрывает своему подзащитному.

В действительности данная модель получения процессуальных бонусов подвергается острой критике. Союз адвоката со своим подзащитным закономерен. И вынос сора из избы выглядит странно. Процессуальные оппоненты найдут достаточно аргументов, чтобы не принимать такую позицию и не допускать безосновательное затягивание. А адвокатов, позволивших себе идти на поводу у клиента, ожидает репутационное фиаско. Зачастую такая игра не стоит свеч.

 

Умирающий пациент

Линия защиты: я не подозреваемый, я — пациент. Судить нельзя, лечить необходимо. Тяжелая болезнь мешает нормально мыслить и вести процесс. Вначале нужно вылечить, причем желательно вдали от родной страны: так надежнее, медики говорят. Эта модель процессуального поведения почему-то очень популярна в громких политических процессах. Однако сегодня речь не о политике, а о достоинстве. О достоинстве адвоката, который советует далекому от юриспруденции подозреваемому стать мнимым больным и подвергнуться унизительным процедурам и унизительному обращению.

Безусловно, ни один уважающий себя правоохранитель, ни суд не поверят в то, что еще вчера пышущий здоровьем человек без серьезных на то оснований ни с того ни с сего собрался «на тот свет». Кроме того, судья без колебаний предоставит разрешение на принудительный медицинский осмотр подозрительно заболевшего задержанного. Ни один доктор, осуществляющий независимый принудительный осмотр, не поставит свою дальнейшую карьеру на кон перед разовым ложным диагнозом. Разоблачить мнимого больного не составляет проблемы для государства!

Подумайте над тем, как мнимые больные выглядят со стороны? Через что им приходится проходить, избрав такую некомфортную позицию? И что будет с этими людьми после неминуемого разоблачения?

Не нужно следовать некомпетентным советам. Наоборот, куда эффективнее прийти в суд со светлыми мыслями и в состязательной борьбе доказать безосновательность выдвинутых подозрений. Позвольте себя защищать, а не рыть вам процессуальную яму, ведь после установления отсутствия тяжелой болезни вряд ли кто-то станет воспринимать подсудимого всерьез и уважительно относиться к тому, что он скажет или представит.

Адвокатам необходимо прекратить давать своим клиентам безнравственные советы. Ведь очень хорошо известно, что все режимные учреждения снабжены медицинскими пунктами помощи. А государство, приняв под свой контроль человека, обязуется следить за его здоровьем, и ни одна болезнь не остановит государственное принуждение.

 

Ложь и лгуны

Линия защиты: на войне все методы хороши. Цель оправдывает средства. Ложные доказательства и пояснения свидетелей-лгунов — если нет опровергающих доказательств, их нужно создать искусственно.

Это самая опасная и самая ненадежная модель защиты. Опасная, потому что может повлечь расширение уже существующих подозрений. Ненадежная, потому что любое доказательство, представленное защитой, детально изучается стороной обвинения, что не исключает быстрого разоблачения.

Несмотря на это, многие рискуют. Как результат, в делах появляются заключения несуществующих врачей, сомнительные финансовые документы, а также удивительные алиби, подтверждаемые явно путающимися свидетелями.

Но в части фальсификаций грешит не только защита. Зачастую и доказательства правоохранителей выглядят не совсем подобающе.

За каждым ложным доказательством стоят обычные люди, которым свойственно забывать то, о чем они говорили вчера, и свойственно меняться, если их личные интересы пересекутся с интересами тех, в чью защиту они так активно выступали. А правда, как известно, хранится в памяти гораздо дольше, чем всякая заученная ложь. Нет ничего губительнее для защитника, чем быть выставленным лжецом.

В большинстве случаев вполне достаточно подвергать острой критике доказательства обвинения, а не безнравственно доказывать несуществующие обстоятельства.

Не нужно играть в опасные игры. Защита должна быть качественной и осторожной, а каждый сделанный шаг — проверенным.

Это лишь несколько вариантов спорных способов защиты в уголовном процессе. В реальной жизни их гораздо больше, и некоторые из них подлежат более глубокому анализу и освещению.

Тем не менее надеемся, что приведенные здесь примеры позволят ощутить грань между добросовестной и безнравственной защитой.

 

СИЦКО Анжелика — партнер ЮФ GOLAW, г. Киев



Комментарии: »

Прокурор мой — враг мой

У каждого своя правда... но что посеешь, то пожнёшь...

Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 26 (1018) от 20/06/17 Текущий номер

Реклама

№ 26 (1018)
Акцент

Уверенный климат

Отрасли практики

Попасть в план

Самое важное

Славосочетание

Тема номера:

Акционная цена

Как необходимо поступить с судьями, в отношении которых Евросуд подтвердил незаконность их увольнения в 2010 —2013 годах?

Восстановить в должностях, независимо от хода реформы

Добавить баллов при оценивании, если они пожелают участвовать в конкурсе на должности судей в новых судах

Выплатить денежные компенсации и/или предложить уйти в отставку независимо от стажа, без права занимать должности судей

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
  • aequo
  • Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
"Юридическая практика" в соцсетях

fbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА