Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 13 декабря 2017 года, 17:08

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 24 (1016) Недвижимостьот 13/06/17 (Отрасли практики)

Экспертные сомнения

Утверждая положения законопроекта об изменениях процессуальных кодексов, касающихся судебной экспертизы и доказывания, следует учитывать мнение юристов и специалистов других отраслей

Игорь Кравцов,
Александр Кренец
Специально для «Юридической практики»

Процесс реформирования судебной системы бесспорно вызвал необходимость изменения процессуального законодательства. От результатов такого реформирования зависит не только эффективность деятельности судебных институтов. Будут ли вообще воплощены в жизнь идеи, ради которых такие реформы инициированы?

Сейчас в Верховном Совете зарегистрированы два законопроекта о внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс (ХПК) Украины, Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) Украины, Кодекс административного судопроизводства (КАС) Украины и другие законодательные акты: предложенный Президентом Украины проект № 6232 и альтернативный — № 6232-1, инициатором которого выступила Алена Шкрум.

Несомненно, предложенные редакции кодексов и изменения в нормативные акты содержат множество положительных моментов, однако нельзя оставить без внимания и недостатки.

В этой статье мы проанализируем лишь отдельные неоднозначные аспекты президентского проекта закона № 6232, поскольку законопроект народного депутата Алены Шкрум является альтернативой первого и во многом его повторяет.

 

Техника написания

Первое, что бросается в глаза — это формат законопроекта № 6232. Впервые в одном документе предлагается новая редакция сразу трех процессуальных кодексов, внесение изменений еще в семь кодексов Украины и в 18 (!) законов Украины. Изменения касаются различных, порою не связанных между собой сфер общественных отношений. Есть риск, что, как и в случаях с другими многозадачными законопроектами, нас ждет голосование вслепую с последующим внесением многочисленных и не совсем актуальных изменений. Сложно представить и объем официального печатного издания, в котором будет обнародован текст этого закона, поскольку он занимает 785 страниц. Положительным моментом могла бы стать предложенная унификация основных положений всех кодексов и, наконец, применение одинаковых понятий. Однако во многом эта польза нивелируется крайне неудачным определением понятий и механизма действия соответствующих норм.

 

Новые старые проблемы

В предложенных проектах кодексов так и остались не до конца урегулированными положения относительно важнейшего средства доказывания — судебной экспертизы, порядка ее назначения и проведения.

В первую очередь требует детализации определение «эксперт», поскольку предложенная редакция соответствующих статей проектов кодексов не предусматривает, что кроме владения специальными знаниями, необходимыми для выяснения соответствующих обстоятельств дела, такое лицо должно соответствовать требованиям, установленным Законом Украины «О судебной экспертизе», и получить от суда поручение провести соответствующее исследование.

При этом ограничения относительно самостоятельного сбора экспертом материалов для проведения экспертизы, разглашения информации и выводов целесообразно вместо разделов кодексов по сбору доказательств включить именно в статьи, определяющие статус эксперта, поскольку они фактически касаются его прав и обязанностей.

Целесообразно детализировать основания отказа эксперта от предоставления заключения. В перечень таких оснований, кроме предусмотренной авторами недостаточности предоставленных материалов для исполнения возложенных на эксперта обязанностей, следует включить выход поставленных вопросов за пределы специальных знаний эксперта, непредоставление истребованных дополнительных материалов, неосуществление оплаты проведения экспертизы.

Проекты кодексов также не содержат определения понятия «первичная экспертиза», что нелогично, если учитывать наличие в них понятий комплексной, комиссионной, дополнительной, повторной экспертиз.

Неудачной представляется формулировка комплексной экспертизы. Проектами кодексов предусмотрено, что комплексная экспертиза проводится не менее чем двумя экспертами из разных областей знаний или разных направлений в пределах одной области знаний. Однако авторы законопроекта не учли, что и один эксперт может обладать знаниями в различных отраслях или разных направлениях в пределах одной области знаний, иметь подтвержденную квалификацию судебного эксперта по разным специальностям. То есть комплексную экспертизу, исходя из ее сути, может единолично проводить один эксперт.

Проектами предусмотрено, что если при проведении комиссионной экспертизы, а также комплексной экспертизы двумя и более экспертами мнения экспертов не совпадают, то эксперт, который не согласен с заключением другого эксперта (экспертов), дает отдельное заключение по всем вопросам или по вопросам, вызвавшим разногласия. Данное положение не обеспечивает процессуальной экономии и влечет загрузку дела несколькими экспертными заключениями по тому же вопросу. Логичным было бы и в случае отсутствия согласия между экспертами составлять единое заключение, вступительная часть которого в любом случае будет единой для всех экспертов, а уже исследовательскую и заключительную части каждый эксперт изложит и подпишет в соответствии с собственной точкой зрения.

Достаточно спорно изложены основания назначения дополнительной и повторной экспертиз. Так, дополнительная экспертиза, по замыслу авторов законопроекта, назначается судом, если заключение эксперта будет признано неполным или неясным. В свою очередь повторная экспертиза может назначаться судом, если заключение эксперта признано необоснованным или противоречащим другим материалам дела или вызывает сомнения в его правильности.

Тут присутствует определенное смешение оснований для назначения дополнительной и повторной экспертиз, ведь неполное или неясное заключение эксперта в любом случае является необоснованным. Поэтому представляется, что дополнительная экспертиза должна назначаться судом по собственной инициативе или по ходатайству стороны, если необходимо провести дополнительные исследования объекта, который исследовался в первичной экспертизе, или исследовать материалы, не предоставленные ранее эксперту при проведении первичной экспертизы. А уже повторная экспертиза должна назначаться в случаях, когда заключение эксперта признано неполным или неясным, и это невозможно устранить путем предоставления разъяснений экспертом в суде (что часто практикуют суды), а также когда заключение эксперта признано необоснованным или противоречащим другим материалам дела либо если оно проведено с нарушением законодательства.

В предложенные проекты кодексов внесены положения об эксперте по вопросам права. И сразу обращает на себя внимание несогласованность в определениях «эксперт по вопросам права» (статья 71 проекта ХПК Украины, статья 74 проекта ГПК Украины, статья 69 КАС Украины) и «заключение эксперта в области права» (статьи 109, 110 проекта ХПК Украины, статьи 115, 116 проекта ГПК Украины и статья 112 КАС Украины).

Судебному эксперту запрещено решать вопросы права, поэтому с целью недопущения нарушений законодательства считаем правильным и логичным применение иного термина вместо «эксперт по вопросам права», например «консультант по вопросам права».

Более того, применение аналогии закона, аналогии права является исключительной компетенцией суда, и наделение другого лица правом делать выводы относительно применения аналогии закона, аналогии права в том или ином деле неприемлемо и ставит под сомнение компетенцию самого суда.

Результатом работы такого консультанта может быть именно консультационное заключение, которым оно и является по своей сути, поэтому именоваться лицо, предоставляющее такое заключение, должно именно консультантом.

Доработки, по нашему мнению, требуют и изменения, предлагаемые к Закону Украины «О судебной экспертизе». В частности, приведенное в статье 1 Закона определение судебной экспертизы не раскрывает надлежащим образом ее сути и не определяет субъекта исследования. А поскольку данный закон является профильным, то именно в нем необходимо разместить перечень основных и единых для закона и кодексов терминов, касающихся экспертного исследования.

 

Доказывание

Проектами новых процессуальных кодексов предусмотрена новая мера процессуального принуждения — временное изъятие доказательств для исследования судом, предусматривающее, что в случае непредоставления письменных, вещественных или электронных доказательств, истребованных судом, без уважительных причин или без объяснения причин суд может вынести постановление о временном изъятии этих доказательств государственным исполнителем для исследования судом. При этом указано, что постановление о временном изъятии доказательств для исследования судом является исполнительным документом и подлежит немедленному исполнению. Однако в статье 10 Закона Украины «Об исполнительном производстве» меры по исполнению решений об изъятии доказательств не предусмотрены, что может повлечь введение очередной «мертвой» процессуальной опции.

В то же время проекты кодексов предусматривают иную меру процессуального принуждения — штраф, в том числе за неисполнение требований суда. Постановление о взыскании штрафа также является исполнительным документом, что в данном случае выглядит логичным. Таким образом, наделение постановления о временном изъятии доказательств статусом исполнительного документа нецелесообразно.

Еще одним неоднозначным нововведением в проектах ХПК Украины (статья 91) и ГПК Украины (статья 94) является письменный опрос участников дела в качестве свидетелей. В то же время для ответчика законом предусмотрен специальный документ, в котором он может (но не обязан) изложить свои возражения против доводов и требований истца — возражение (отзыв). Для свидетеля законом четко определены специфические требования, которые к ответчику неприменимы. Таким образом, указанная опция в нынешнем виде не может быть воплощена в жизнь и требует тщательной доработки. Применение ее в предложенном виде повлечет за собой многочисленные злоупотребления, в первую очередь со стороны недобросовестного истца, целью которого будет не выигрыш дела, а получение от другой стороны определенной информации.

В данной статье мы подняли вопросы только по нескольким положениям законопроекта № 6232, касающимся судебной экспертизы и доказывания. И уже после поверхностного анализа усматривается необходимость их тщательной доработки. Надеемся, что мнения и замечания юристов, специалистов из других отраслей и обычных граждан, которые станут использовать эти кодексы и нормативные акты на практике, будут учтены при утверждении окончательной редакции документа.

 

КРАВЦОВ Игорь — руководитель судебной практики и арбитража ЮФ N&D, г. Киев,

КРЕНЕЦ Александр — старший юрист ЮФ N&D, г. Киев


Комментарии

Практика покажет

Юрий ЖИЛА, младший юрист ЮФ Trusted Advisors

Сейчас сложно согласиться с утверждением о недостаточном урегулировании в законопроекте № 6232 судебной экспертизы, так как законодатель предлагает внести сразу несколько значительных изменений в этот институт. Выделим некоторые из них:

1) законопроектом предусмотрена возможность обжалования в апелляционном порядке определения о назначении судебной экспертизы отдельно от судебного решения;

2) законодатель предоставляет сторонам право самим выбирать эксперта или экспертное учреждение по взаимному согласию;

3) стороны наделяются правом предоставлять суду заключение эксперта, подготовленное по их заказу.

Таким образом, по нашему мнению, законопроект содержит немало внушающих оптимизм новелл и существенно детализирует нормативно-правовое регулирование судебной экспертизы и экспертного заключения.

В связи с этим негативная оценка предложенных законодателем изменений кажется как минимум преждевременной, поскольку по-настоящему оценить сильные и слабые места нововведений можно будет лишь на практике, а их действенность — правильностью применения в том или ином правовом споре.

 

Унифицировать процесс

Андрей ЯНЧУК, юрист МЮФ Kinstellar

Законопроект № 6232 в аспекте назначения и проведения судебной экспертизы характеризуется отсутствием унификации в хозяйственном, гражданском и административном процессах.

Например, в проекте предусматривается, что в хозяйственном и административном процессах суд по своей инициативе или по ходатайству стороны назначает экспертизу, в то время как в гражданском процессе лишь суд назначает экспертизу, и нет указания на то, что сторона может проявить инициативу в вопросе необходимости назначения экспертизы.

Кроме того, в законопроекте есть примеры неодинакового подхода к разным судебным процессам, связанные с наличием формулировок «сомнения» или «обоснованные сомнения», которые могут возникать у суда при анализе экспертных выводов, предоставленных стороной по делу.

На практике эти небольшие отличия могут повлиять на формирование неодинакового подхода судов к анализу заключений экспертов, предоставляемых сторонами.

По нашему мнению, исходя из возможности одновременного внесения изменений в процессуальное законодательство, вопросы назначения и проведения судебной экспертизы следует унифицировать.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 24 (1016) от 13/06/17 Текущий номер

Недвижимость

№ 24 (1016)
Отрасли практики

Экспертные сомнения

Судебная практика

Разделить на следствие

Тема номера:

Вещные ценности

Частная практика

Отчет окончен

Какую из процессуальных новаций вы считаете самой спорной?

Электронное судопроизводство

Расширение способов судебной защиты

Сроки досудебного расследования в УПК

Встречное обеспечение иска

Механизмы недопущения злоупотребления процессуальными правами

Участие свидетелей в хозпроцессе

Досудебное урегулирование спора

Типовые и образцовые дела в КАСУ

Другую новацию

Все изменения спорны

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • integrites
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА