Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 25 июня 2017 года, 18:33

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Документы и аналитика

№ 20 (1011) Авторское правоот 16/05/17 (Документы и аналитика)

Криптомания

Популярность криптовалюты очень возросла на протяжении последних лет, но несмотря на это, при ее использовании следует учитывать некоторые особенности

Сергей Коваленко
Специально для «Юридической практики»
Из-за несовершенства программного обеспечения криптовалют и особенно Bitcoin они могут служить объектом хакерских атак

Криптовалюта/виртуальная валюта — это набор цифровых кодов с денежной стоимостью. Первой и до сих пор самой успешной криптовалютой является Bitcoin. Работа над написанием кодов разработчиком этой криптовалюты — австралийцем Крейгом Стивеном Райтом (известен также под псевдонимом Сатоши Накамото) началась еще в 2007 году, а презентация программного обеспечения Bitcoin на веб-сайте SourceForge состоялась в 2009-м. Постепенное введение в обращение следующих криптовалют (Namecoin, Litecoin) в 2011-м и в 2012-м — Peercoin, SwiftCoin — обусловило молниеносное появление и дальнейшее развитие других видов криптовалют, которых сегодня, по данным веб-сайта coinmarketcap.com, около 770. Альтернативные по отношению к Bitcoin криптовалюты называют Altcoin.

Использование криптовалюты — привычное явление в сфере торговли и услуг на протяжении последних нескольких лет. Подтверждением тому служит принятие к оплате Bitcoin такими компаниями, как Dell, Microsoft, PayPal, Warner Brothers, Uber и др. Но в международной торговле Bitcoin впервые был использован лишь в 2016 году, когда два крупных финансовых учреждения — Commonwealth Bank of Australia и Wells Fargo — осуществили первую международную межбанковскую транс­акцию с использованием blockchain. Это был небольшой эксперимент по поставке коттона на сумму 35 000,00 долл. США из США в КНР.

Несмотря на свою популярность, криптовалюта имеет особенности, которые следует учитывать при ее использовании в качестве средства платежа во внешнеэкономической деятельности.

 

Конкурентность и волатильность

Большое количество видов криптовалют влияет на формирование низкой (к примеру, если ускоряется подтверждение трансакции, криптовалюта обменивается на национальную валюту определенного государства) или нулевой комиссии за такие трансакции. Кроме того, многообразие видов криптовалют создает здоровую конкуренцию среди них и способствует усовершенствованию программного обеспечения разработчиками. Цена криптовалют формируется с помощью рыночного предложения и спроса. Постоянные колебания цены криптовалют влияют на их привлекательность. Одной из причин возникновения такой ситуации является значительная скупка криптовалюты определенного вида, что приводит к ее удорожанию, а в дальнейшем — и к массовой продаже, вследствие чего происходит резкое падение ее цены (принцип pump and dump). Для решения этой проблемы такие проекты, как Maker, проводят работу над стабильностью (в ценовом понимании) криптовалют.

 

Количественные и временные ограничения

Криптовалюты имеют количественные ограничения относительно введения их в оборот в рамках определенного периода времени. Например, Bitcoin ограничен общим количеством единиц до 21 млн, которые должны быть введены в оборот до 2140 года, Litecoin имеет количественное ограничение 84 млн единиц. Однако это явление нельзя назвать характерным для всех криптовалют. Например, в Ethereum не заложены подобные ограничения. С количественными и временными ограничениями выпуска криптовалюты связывают отсутствие инфляции, что характерно для национальной валюты, масса которой не всегда имеет товарное обеспечение. Поскольку не все криптовалюты имеют такие ограничения, риск инфляции является относительным.

 

Анонимность

Криптовалюты имеют публичный и частный (позволяет участнику оставаться анонимным) пароли. Однако в отсутствие должного международно-правового и внутригосударственного регулирования оборота криптовалют, достаточной степени технической защиты трансакций с криптовалютой такую валюту могут анонимно использовать в киберпреступлениях, купле-продажи запрещенных товаров, услуг и т.п. (например, Федеральная исполнительная служба США периодически реализует на аукционах изъятые единицы криптовалюты, которые использовались в преступной деятельности).

 

Безопасность

Из-за несовершенства программного обеспечения криптовалют и особенно Bitcoin они могут служить объектом хакерских атак (например, сумма убытков в результате хакерской атаки на биржу Mt. Gox в 2013 году составила около 350 миллионов долл. США, на биржу Bitfinex в 2016-м — примерно 65 миллионов долл. США). Также существуют риски прекращения платформы для операций с криптовалютой, потери пароля, похищения криптовалюты с «электронного кошелька», снижения спроса на криптовалюту и т.д. Операции с криптовалютой осуществляются в системе Blockchain, и каждый блок в системе вмещает ограниченное количество трансакций. Программисты высказывают мнения, что качество, безопасность и количество трансакций с криптовалютой могут обеспечиваться посредством увеличения размера блоков в системе. Исходя из динамики и видов хакерских атак, Виталий Бутерин, соучредитель платформы Ethereum и криптовалюты Ether, на примере этой платформы объясняет, что небольшой период времени между блоками и малый размер трансакции гарантируют безопасность системы, где проводятся трансакции с криптовалютами, защиту от потенциальных хакерских атак (лекция от 11 апреля 2017 года, г. Москва). То есть крупный размер блоков не защищает операции, а, наоборот, делает их уязвимыми. Кроме того, каждая трансакция отображается в системе Blockchain и доступна каждому ее пользователю, что требует соответствующего места для хранения информации о трансакциях и соответственно — больших технологических мощностей, поэтому уменьшение их размера также влияет на безопасность трансакций. Дополнительными способами защиты платформ для операций с криптовалютой являются создание различного рода предупреждений об опасности, использование новых языков программирования и т.п. Технологическая стабильность достигается с помощью использования общих платформ для операций с криптовалютой, которые позволяют, например, созданные коды в библиотеках использовать в различных подсистемах, установленных на этой же платформе и синхронизированных между собой.

Следует подчеркнуть, что для защиты операций с криптовалютой применяются два основных метода защиты: proof-of-work (требует временных затрат и мощных энергозатратных технологий) и proof-of-stake (не требует энергетических затрат, поскольку единицы криптовалюты сохраняются, а трансакции с ними происходят путем выбора того блока криптовалюты, где будет больше ее единиц). При второй системе хакерская атака становится дорогостоящей, так как зависит от количества единиц соответствующей криптовалюты, которую нужно приобрести для атаки, и бессмысленной (нет смысла атаковать платформу, куда вложены собственные ресурсы).

 

Относительная автономность

Криптовалюта, в отличие от национальной валюты, не контролируется (не определяются стоимостные и количественные показатели) компетентными органами государства или объединения государств (ЕС). Однако последние тенденции нормативно-правового регулирования оборота криптовалют предусматривают в некоторых случаях государственное влияние. Кроме того, на их автономность влияют деятельность разработчиков, майнеров (добывают криптовалюту путем решения сложных математических задач на мощных компьютерах и/или на майнинг-фермах наряду с источниками дешевой электроэнергии), количественная и временная ограниченность криптовалюты и т.д.

 

Внутригосударственное регулирование

Некоторые из перечисленных особенностей криптовалюты требуют регулятивного вмешательства. Пионерами в этом процессе являются экономически развитые государства и ЕС.

Так, подзаконный акт органа министерства финансов США по расследованию финансовых преступлений «Окончательные определения и другие правила поведения в отношении предварительно оплаченного доступа» 76 FR 45403 от 29 июля 2011 года содержит разъяснения по применению положений закона США «О финансовом учете и отчетности по валютным и международным операциям» 1970 года в части использования виртуальной валюты. В частности, из закрепленных в положениях вышеуказанного подзаконного акта определений лиц, предоставляющих услуги по осуществлению денежных переводов, и непосредственно этих услуг следует, что нет разницы между реальной и виртуальной валютой (31 CFR § 1010.100(ff)(5)(ii)(A)-(F).

Вместе с тем в случае осуществления купли-продажи товаров (Bitcoin в США считается товаром), перечень которых утвержден в пункте (4) части 1 статьи 1а закона США 1970 года, на условиях их будущей поставки (статья 4(а) закона США «О товарных биржах» 1936 года) не через товарную биржу Комиссия США по фьючерсной биржевой торговле может наложить штраф (например, 2 июня 2016 года указанная Комиссия издала приказ, которым наложила на гонконгскую биржу BFXNA Inc. Bitfinex штраф в размере 75 000,00 долл. США за предложение последней совершить внебиржевую розничную трансакцию с использованием Bitcoin и других криптовалют, что является нарушением статьи 4 (а) закона США 1936 года).

Департамент финансовой службы Нью-Йорка в свою очередь предложил несколько новых положений относительно регулирования операций с криптовалютой. Ключевым предложением является лицензирование деятельности компаний, которые хранят, контролируют, покупают, продают, пересылают и обменивают Bitcoin или другие криптовалюты. При этом данные компании должны вести реестр клиентов, содержащий их имена и физические адреса. Об осуществлении трансакций с криптовалютой на сумму свыше 10 000,00 долл. США должна быть проинформирована указанная выше служба. Похожее регулирование существует и в штате Коннектикут.

Позицию относительно государственного регулирования операций с криптовалютой в форме лицензирования деятельности соответствующих операторов поддерживают и другие страны, например Япония и Германия. Так, законодательный орган Японии 25 мая 2016 года принял закон, которым обязал операторов обмена криптовалют регистрироваться в японском агентстве финансовых услуг. Указанный акт уполномочивает агентство проверять сайты таких операторов и раскрывать информацию о клиентах компаний. Принятый закон наделил криптовалюту равным с национальной валютой статусом.

В законе Германии «О банковской деятельности» от 10 июля 1961 года электронная валюта определена как денежная единица. По аналогии с США и Японией операторы криптовалютных операций должны получить лицензию от Федерального финансового надзорного агентства Германии.

В противовес указанной тенденции существуют правопорядки, где использование криптовалюты пока что заблокировано внутренними нормативно-правовыми актами. В Китае банки и платежные учреждения не принимают Bitcoin к оплате на основании коллективного информационного письма пяти контролирующих органов Китая относительно рисков с Bitcoin от 3 декабря 2013 года. В свою очередь, центральный банк Кипра 11 декабря 2013 года отметил, что операции с Bitcoin находятся за пределами регулирования и не контролируются.

 

Регулирование на Украине

Ситуация в украинском правовом поле еще сложнее. В соответствии со статьей 13 Закона Украины «Об электронной коммерции» от 3 сентября 2015 года № 675-VII, статьей 4 Закона Украины «О платежных системах и переводе средств на Украине» от 5 апреля 2001 года № 2346-III расчеты в сфере электронной коммерции осуществляются как в наличной (это только банкноты и монеты с номинальной стоимостью), так и в безналичной форме. Виды безналичных расчетов определяются законами и принятыми на их основе нормативно-правовыми актами Национального банка Украины (НБУ). Вместе с тем в частях 2, 3 статьи 1088 Гражданского кодекса Украины закреплены положения относительно возможности выбора сторонами вида безналичных расчетов на свое усмотрение и проведения расчетов без привлечения банка или финансового учреждения, если иное не следует из закона и не обусловлено видом безналичных расчетов. В соответствии с подпунктом 6 пункта 1.4 части 1 постановления НБУ «Об утверждении Инструкции о безналичных расчетах на Украине в национальной валюте» от 21 января 2004 года № 22 безналичные расчеты на Украине в национальной валюте проводятся только с привлечением банков. Следовательно, проведение безналичных расчетов без привлечения финансовых учреждений невозможно.

Внутригосударственная валюта, как национальная, так и иностранная, имеет банкнотную форму (статья 1 Декрета Кабинета Министров Украины от 19 февраля 1993 года № 15-93; постановление правления НБУ от 12 декабря 2002 года № 502). Расчеты по внешнеэкономическим контрактам на Украине могут осуществляться в национальной и в иностранной валюте (часть 2 статьи 189 Хозяйственного кодекса (ХК) Украины) путем безналичного банковского перевода. Вместе с тем криптовалюта оформлена в качестве цифровых кодов. НБУ в разъяснении от 10 ноября 2014 года отметил, что Bitcoin — это денежный суррогат, который не имеет обеспечения реальной стоимостью и не может использоваться физическими и юридическими лицами на территории Украины как средство платежа, поскольку это противоречит нормам украинского законодательства.

Позиция НБУ относительно суррогатной природы криптовалюты и запрета выпуска, кроме гривны, других валют и использования денежных суррогатов (часть 2 статьи 32 Закона Украины «О Национальном банке Украины» от 20 мая 1999 года № 679-XIV) нивелирует расчеты на Украине криптовалютой, в том числе и на основании внешнеэкономических контрактов.

Использование криптовалюты в качестве платежа требует других подходов к форме внешнеэкономических контрактов. В частности, интерес представляет такой инструмент, как «умный контракт» (компьютерная программа, позволяющая контролировать трансакцию с криптовалютой между участниками на определенных условиях), его можно применять при исполнении финансовых обязательств, средством платежа в которых является криптовалюта. Применение «умных контрактов» нуждается в существенном упрощении нормативно-правовых требований к форме внешнеэкономического контракта на Украине (приказ Минэкономики «Об утверждении Положения о форме внешнеэкономических договоров (контрактов)» от 6 сентября 2001 года № 201). Принятие ряда регуляторных актов не исправило этой ситуации в целом. В частности, Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно устранения административных барьеров для экспорта услуг» от 3 ноября 2016 года № 1724-VIII, которым узаконена электронная форма контракта при экспорте услуг, не совсем согласуется с оговоркой, содержащейся в Указе Президиума Верховного Совета УССР от 23 августа 1989 года № 7978-XI о присоединении к Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 года. В данном указе предусмотрена только письменная форма контрактов, если коммерческое представительство одной из сторон находится на Украине. Лишь частично устранены бюрократические требования с дополнением   ХК Украины статьей 581. Также 14 апреля 2017 года Президент Украины подписал закон № 1982-VIII относительно запрета государственным органам и органам местного самоуправления требовать от субъектов хозяйствования наличия оттиска печати в договорах и других документах.

 

Состояние и перспективы регулирования в рамках ЕС

В отличие от внутригосударственного регулирования акты ЕС содержат более прогрессивное, но вместе с тем и более жесткое регулирование операций с криптовалютой.

Суд справедливости ЕС 22 октября 2015 года высказал четкую позицию относительно того, что операции по обмену традиционных валют на единицы виртуальной валюты Bitcoin не являются объектом НДС (пресс-релиз № 128/15 от 22 октября 2015 года). Из этого следует, что Bitcoin — это именно валюта, а не товар. Основанием для такого вывода стало обращение Высшего административного суда Швеции, рассматривавшего спор по иску государственного налогового управления Швеции к Комиссии по налоговому праву Швеции. При этом последняя предоставила разъяснения шведскому гражданину Дэвиду Хедквисту, согласно которым Bitcoin является законным средством платежа, операции с использованием которого не облагаются НДС.

Суд справедливости ЕС дал правовую оценку относительно Bitcoin только с точки зрения налогообложения. Но директивы ЕС позволяют использовать криптовалюту как платежное средство (часть 5 статьи 4 Директивы ЕС 2007/64/ЕС от 13 ноября 2007 года; пункт 2 части 1 статьи 2 Директивы ЕС 2009/110/ЕС от 16 сентября 2009 года) с определенными ограничениями к участникам рынка криптовалют. Финансовые учреждения для обеспечения операций с криптовалютой обязаны предварительно информировать компетентные органы о проведении обмена материальных средств на электронные (часть 2 статьи 3 Директивы 2009/110/ЕС), иметь на момент получения разрешения начальный капитал в размере 350 000,00 евро (статья 4 Директивы 2009/110/ЕС), придерживаться концепции формирования собственного капитала (статьи 57–64 Директивы 2006/48/EC от 14 января 2016 года, статьи 22, 23, 33, 37, 38 Директивы 86/635/EEC от 8 декабря 1986 года), осуществлять деятельность, предусмотренную в приложении к Директиве 2007/64/EC от 13 ноября 2007 года, обеспечивать защиту средств, которые ими получены для обмена на электронные средства, в том числе обеспечить безопасность активов, если они попадают хотя бы под один из факторов низкого риска (пункт 1-14 приложения I Директивы 2006/49/EC от 14 июня 2006 года). Так, Европейская служба банковского надзора в предупреждении EBA/WRG/2013/01 от 12 декабря 2013 года определила несколько рисков при покупке, владении и торговле виртуальной валютой, которые в большей степени созвучны с особенностями, указанными выше.

Несмотря на террористические атаки в рамках государств — членов ЕС, утечку панамских документов и т.п., Европейская комиссия предложила (предложение ЕС COM (2016) 450 final, 2016/0208 (COD) от 5 июля 2016 года) внести изменения в Директивы 2015/849 и 2009/101/ЕС в части предупреждения использования финансовых систем с целью отмывания средств и финансирования терроризма. В частности, предложено снижение ценового порога с 250 евро до 150 евро для анонимных транс­акций с использованием криптовалют. Также предлагается ввести централизованный электронный реестр или электронную восстановительную информационную систему, что позволит органам разведки посредством SWIFT определить держателя счета и обеспечить органы разведки эффективными средствами для мониторинга оборота криптовалюты.

Вместе с тем проведение трансакций с использованием Bitcoin на одной платформе с привлечением нескольких систем (для обеспечения большего спектра услуг и усиления возможностей проекта), которые юридически связаны с разными субъектами хозяйствования, может создавать для таких лиц дополнительные преграды (например, в части оформления и/или защиты прав на объекты интеллектуальной собственности) как во временном измерении, так и в финансовом.

 

Международно-правовое регулирование

В отличие от актов государств и ЕС в базовых международно-правовых документах по международной электронной торговле отображен принцип технологической нейтральности. Этот подход презюмирует распространение действия положений указанных актов на инновационные способы осуществления тех или иных международных торговых операций, в том числе с использованием криптовалюты в качестве законного средства платежа в международных расчетах. В соответствии с частью 1 статьи 8 Конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах от 23 ноября 2005 года (Украина не является участником), статьей 5 Типового закона об электронной торговле Комиссии ООН по праву международной торговли от 16 декабря 1996 года (Украина не является участником) «сообщение или договор не могут быть лишены действительности или исковой силы лишь на том основании, что они составлены в форме электронного сообщения».

Указанные акты регламентируют заключение внешнеэкономических договоров купли-продажи товаров путем направления электронной оферты/акцепта/подтверждений в форме одного или нескольких сообщений, что являются общедоступными для сторон (статья 11 Конвенции), использующих информационные системы (статья 11 Типового закона). Также договор может быть заключен с помощью автоматизированных систем сообщений (статья 12 Конвенции, пункт «b» части 2 статьи 13, пункт «а» части 2 статьи 14 Типового закона).

Таким образом, положения актов ЕС и международно-правовых актов не содержат препятствий для их применения к криптовалютным операциям, однако акты ЕС закрепляют четкие требования к деятельности на рынке криптовалюты. В то же время операции с криптовалютой и их оборот в разных государствах регулируются по-разному: одни страны стремятся к введению лицензионного подхода, другие — правовыми методами делают невозможными расчеты в криптовалюте.

Качественные правовые решения относительно операций с криптовалютой имеют не большее значение, чем технически качественное программное обеспечение платформ, систем в рамках платформ, с учетом их постоянного совершенствования. Информационные технологии динамично развиваются и не только предлагают эффективные экономические решения, но и существенно влияют на экономические и финансовые процессы посредством их упрощения (например, путем внедрения удобных и простых форм расчетов, сокращения сроков операций, уменьшения стоимости услуг по обеспечению осуществления трансакций, расчетов криптовалютой посредством «умных контрактов»).

Использование на Украине криптовалюты во внешнеэкономической деятельности будет полезным для бизнеса в целом. Поэтому для достижения ясности и прозрачности в этом процессе целесообразно внедрить в нашей стране опыт некоторых государств и ЕС в части лицензирования деятельности операторов на рынке криптовалюты с созданием единого реестра таких операторов, в который будут заноситься данные о криптовалютных операциях участников этого рынка с учетом защиты их персональных, коммерческих, конфиденциальных сведений, и гарантировать безопасность самой платформы для операций с криптовалютой. Для максимального эффекта целесообразно освободить эти операции от налогообложения на определенный период и/или установить минимальные ставки налога и минимальные ставки сбора за регистрацию операторов рынка криптовалют и отменить в отношении них валютный контроль.

Создание привлекательных условий для внедрения указанных выше концепций на Украине, исходя из высокой международной оценки возможностей украинских программистов, позволит сосредоточить в нашем государстве мощный международный центр криптовалютных операций, что даст косвенный экономический эффект от притока инвестиций в развитие IT-индустрии, энергетики и прямой эффект от использования платформы и криптовалюты в разных сферах деятельности, в том числе и во внешнеэкономической.

 

КОВАЛЕНКО Сергей — юрисконсульт ООО «Эпицентр К», г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 20 (1011) от 16/05/17 Текущий номер

Авторское право

№ 20 (1011)
Акцент

Даль уважения

Государство и юристы

Суть справедливости ООН

Отрасли практики

Исковое предприятие

Тема номера:

Музыкальная пауза

Поддерживаете ли вы применение санкций к российским интернет-ресурсам?

Да, это логичный и давно ожидаемый шаг

Польза от подобного решения достаточно сомнительна

При современном уровне развития IT стопроцентная блокировка технически невозможна

Это предоставление неправомерного преимущества конкурирующим сервисам

Запретить нужно абсолютно все российские онлайн-ресурсы

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
  • integrites
"Юридическая практика" в соцсетях

vkfbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА