Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 26 февраля 2018 года, 01:52

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Репортаж

№ 16 (1008) Судебная реформаот 18/04/17 (Репортаж)

Бодро пожаловать в будущее

Юристы оптимистично смотрят в будущее права, невзирая на стремительное развитие технологий блокчейна, искусственного интеллекта и ботов-юристов

Кристина Пошелюжная
«Юридическая практика»

Будущее уже настало. Юристам просто нужно успокоиться. Примерно такой вывод можно сделать из самой футуристической части ІІ конференции по ІТ-праву — сессии, посвященной будущему права. Конференция, состоявшаяся в Киеве 7 апреля с.г., проводится только второй раз, но уже успела себя позитивно зарекомендовать. Данное мероприятие — это свежий взгляд на консервативные юридические проблемы.

Что же ожидает саму сущность права? Такой вопрос задал управляющий партнер АО Juscutum Артем Афян. Вполне возможно, предположил он, что следующую ІТ-конференцию проведут боты. Может, это последнее мероприятие, которое модерирует человек? Учредитель ІТ-компании ELEKS, народный депутат Украины Алексей Скрипник говорил о будущем юриспруденции и о будущем человечества, а также об особенностях четвертой индустриальной революции. Все индустриальные революции наполнены одним смыслом: технологические изменения влекут за собой изменение самого человечества, но первые три были связаны с одной технологией, а для четвертой характерна многогранность.

Г-н Скрипник напомнил, что есть масса предсказаний будущего. Вот одно из них — искусственный интеллект уничтожит специализацию юристов. Спикер успокоил: вокруг темы об искусственном интеллекте столько мнений жуликов и дилетантов (с одной стороны) и популяризаторов (с другой), что срабатывает эффект «белого шума» — уровень знаний и понимания очень несерьезный.

«У поколения, которое я вижу тут, работа еще будет», — окинув взглядом аудиторию, заявил народный депутат. По его мнению, интеллекта в разрабатываемых системах (роботы, боты, автопилоты) ровно столько, сколько в стакане с водой. Да, системы стали умнее, но они не научились сами себя развивать и обучать. Фактически они основаны на анализе Big Data, поиске зависимости между вещами и запрограммированы на формирование заключений. «Никто за вас думать еще не научился», — резюмировал Алексей Скрипник.

Говоря об автопилотах, он напомнил о главной этической проблеме, связанной с решением вопроса «Кого убить?» (если перед автомобилем на дорогу внезапно выбежал человек, как должен поступить робот: сбить его или увернуться, рискуя попасть в аварию и убить собственного владельца). Эта проблема до сих пор не решена, и искать правильный ответ, по всей видимости, придется и юристам. Система автопилотирования будет усовершенствоваться, бесспорно. Но она так и останется ІТ-системой (пусть даже сложной) без интеллекта.

Еще один принципиально важный тренд — генная инженерия и все, что связано с наукой о жизни. Это те вещи, которые будут менять мир. «Через 10–15 лет ментальность изменится — мы перестанем обсуждать новые модели мобильных телефонов и начнем говорить о новой печени, новых почках или о выращенном сердце», — предполагает парламентарий. Генная инженерия — сфера, находящаяся на стыке многих специальностей, впрочем, как и новая наука — системная биология, включающая в себя компьютерное и математическое моделирование сложных биологических систем.

«Если мы создадим систему, которая будет понимать, что она «интеллект», и сможет сама себя развивать, человечество не сумеет заложить в нее этические и моральные принципы», — отметил спикер, говоря о главной проблеме искусственного интеллекта. Актуальным станет призыв: «Пожалуйста, искусственный интеллект, не уничтожай человечество!». Г-н Скрипник напомнил, что принципов алгоритмизации этики нет: «Мы не знаем, как заложить три закона робототехники Айзека Азимова — это работает только в фантастической литературе. Люди ограничены своим телом, для искусственного интеллекта таких ограничений нет». Именно поэтому люди, которые данными вопросами занимаются (в том числе известный инженер, предприниматель и изобретатель Илон Маск), создают группы специалистов с тем, чтобы заблаговременно попытаться ограничить искусственный интеллект и не допустить ситуации, когда человечество перейдет от состояния «мы руководим искусственным интеллектом» к состоянию «искусственный интеллект руководит нами».

Артем Афян заметил, что дискуссия перерастает в философскую проблему. Он обозначил два подхода к вопросу искусственного интеллекта: «С одной стороны, человек — безмерно сложное существо и его невозможно познать, но с другой — мы напрасно думаем о себе как о невероятно сложном механизме, мы можем быть познаны, мы просто ограничены тем, что познаем сами себя. Дискуссия о будущем в праве ведет к дискуссии о будущем в целом».

«Господа, вам пора добавить специальностей в свой портфель», — заявил управляющий партнер Magnetic One Ventures Виктор Компанеец, поинтересовавшись у присутствующих, у кого, помимо юридического, техническое, лингвистическое, биологическое или физико-математическое образование. По его мнению, юристу работать в фармацевтической компании (к примеру) без фармацевтического образования не просто трудно, но и опасно… опасно для окружающих. «Юрист — это человек, который, по сути, должен решать гуманитарные проблемы», — считает спикер. Он напомнил о недавнем массовом увольнении тысячи юристов из банковской системы. Банки внедряют простые системы для работы, которую выполняют ассистенты юристов. «Все ничего, но речь идет о 150 тыс. юристов в Америке. Это значит, что эти лица не получат базовых знаний и не придут в практику. Через три года 75 тыс. юристов не станут младшими юристами в юридических компаниях», — подсчитал г-н Компанеец. Он прогнозирует, что через три-четыре года эта волна докатится и до нас. Юридическая профессия — в первой тройке профессий, подлежащих оцифровке.

По словам спикера, сейчас нет проблем с хранением данных, сейчас вопрос звучит примерно так: «Для чего мы накопили столько данных?». 99,5 % записанной информации больше никогда не читается. Из этих 0,5 % 99% сведений не являются важными. Чем заняты юристы 80 % своего времени? Шаблонными операциями — компиляцией более-менее удачных формулировок договоров. Различия между двумя документами на десятки страниц из разных юрисдикций — в трех строках. «Я должен платить 400 долл. в час, чтобы кто-то вставил эти три строки?» — задался вопросом Виктор Компанеец. По его словам, создание смарт-контрактов — прекрасный пример юридического программирования бизнес-процессов.

Смарт-контракт — это договоренности, выраженные в цифровой форме, в том числе в виде протоколов, в рамках которых стороны их выполняют. Такое определение озвучил директор группы по предоставлению юридических услуг для технологических проектов компании Deloitte Артем Толкачев (РФ). Основной стимул их использования — минимизация трансакционных издержек. Однако есть и проблема: смарт-контракт может автоматизировать исполнение обязательств, но не может уберечь от дефолта (если у стороны сделки нет денег на счете, то исполнение не будет возможно).

Чат-боты и искусственный интеллект — все хорошо работает, но не у нас. К такому выводу пришел г-н Толкачев. По его словам, роботы заменят совсем рутинную работу — написание претензий, регистрационные действия, подготовку корпоративных решений. Он пофантазировал, какой же юрист будет нужен в 2027 году. Прогноз оптимистический — профессия не умрет. Основная функция юриста — помочь договориться, найти клиентам точки соприкосновения и приемлемые условия сделки. Едва ли эту функцию заменит машина. Да и шутить она не будет. Юрист будущего будет заниматься фиксацией договоренностей, к которым пришли стороны, подбором некоего пула решений для конкретной ситуации. «В случае неисполнения обязательств юрист будет собирать доказательства неисполнения и переводить их электронный вид», — говорит Артем Толкачев. Он полагает, что эра оцифровки придет в суды лет через десять. «Почему-то никто из судей не беспокоится о своей специальности, а я бы побеспокоился», — отметил г-н Компанеец. По его словам, изменения в области авторского права, применение финансовых и информационных технологий приведут к тотальному изменению ландшафта.

Кто не будет нужен в 2027 году? По мнению гостя из России, не будут востребованы юридические супермаркеты, консультанты, продающие время, паралигалы, юристы, не умеющие читать код, корпоративные секретари. «Юрист будущего — дирижер большого оркестра роботов», — резюмировал г-н Толкачев.

«Успокойтесь! Все будет совсем не так, как было вчера. И будет очень скоро», — успокоил Виктор Компанеец. С сентября этого года в мире начнется лавина изменений в образовании на основе искусственного интеллекта, не связанного с нейронными сетями (системы координирования контекста, системы, которые чувствуют то же, что и человек (радость, печаль, страх). И через три года эта лавина захватит весь мир.

Спикеры солидарны в том, что специальность юриста видоизменится. Нужно быть готовым к тому, что через 20 лет специальность будет совершенно по-другому восприниматься. И от готовности юристов к этим изменениям, от готовности принятия участия в данных процессах зависит успех.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 16 (1008) от 18/04/17 Текущий номер

Судебная реформа

№ 16 (1008)
Отрасли практики

По достаточному принципу

Репортаж

Бодро пожаловать в будущее

Тема номера:

Остаться с взносом

Частная практика

Запрос с пристрастием

Нужен ли Украине отдельный антикоррупционный суд?

Каждый суд должен быть антикоррупционным

Да, это должен быть отдельный суд первой инстанции

Да, но следует повысить требования к судьям, а избираться они должны на короткий срок, без права повторного избрания

Антикоррупционным должно быть законодательство, тогда название суда не имеет значения

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА