Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 22 марта 2019 года, 12:15

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 14 (1006) Банкротствоот 04/04/17 (Государство и юристы)

Заочное лишение

Какие нормы о заочном уголовном производстве остались не включенными в итоговый текст принятого 16 марта закона о внесении изменений в УПК

Ирина Гончар
«Юридическая практика»

Принятый 16 марта с.г. во втором чтении и в целом Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (относительно усовершенствования механизмов обеспечения задач уголовного производства)» (Закон об изменениях в УПК) вызвал много шума еще на стадии его регистрации в парламенте как законодательной инициативы. Напомним: изначально в Верховном Совете Украины появился законопроект № 5490 с таким же названием. Его предложения, в том числе об увеличении сроков досудебного расследования и переносе института ознакомления с материалами расследования на стадию судебного следствия, раскритиковали в адвокатском сообществе. Совет адвокатов Украины (САУ) в отдельном решении изложил свою жесткую позицию относительно предлагаемых поправок, заявив, что они недопустимы в демократическом обществе, поскольку несут риски нарушения прав человека.

«Анализ законопроекта дает достаточные основания для утверждений, что в случае его принятия будут созданы условия для ликвидации института профессиональной юридической помощи на стадии досудебного расследования. Принцип состязательности превратится в сугубо декларативный, поскольку предполагается полное «господство» стороны обвинения в ходе досудебного производства», — отметили в САУ. Предложение перенести ознакомление сторон с материалами уголовного производства со стадии досудебного расследования на судебную стадию, а именно — на этап подготовительного производства адвокаты оценили так: фактически лицо лишается возможности даже на последнем этапе досудебного расследования защищать себя лично или через практическую и профессиональную правовую помощь защитника, в том числе и в аспекте осведомленности об окончательном подозрении и возможности его опровержения, права на обжалование процессуальных решений, действий или бездействия суда, следственного судьи, прокурора, следователя до передачи материалов дела в суд. По мнению САУ, законопроект напрямую противоречит статьям 8, 19, 29, 59, 62, 63, 64, 1311,1312 Конституции Украины, европейским обязательствам Украины в сфере прав человека.

Однако вскоре об упомянутом проекте забыли, а в парламенте появилась новая инициатива — под № 5610. Вся новизна проекта заключалась в новом регистрационном номере, а по сути он полностью повторял ранее раскритикованные предложения.

С критикой проекта № 5610 выступили уже не только представители адвокатского сообщества, но и специалисты Реанимационного пакета реформ (РПР), которые указали, что законопроект № 5610 существенно сужает конституционные права граждан, противоречит стандартам, закрепленным в Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, и принципам уголовного производства, гарантированным УПК, а именно:

— увеличивает срок досудебного расследования с 12 до 18 месяцев, что, особенно в совокупности с предложенным порядком расчета срока при объединении производств (статья 219 УПК), нарушает принцип разумных сроков уголовного производства и будет держать лиц в неопределенном статусе подозреваемых течение долгих лет;

— увеличивает сроки содержания под стражей с 12 до 18 месяцев (статья 197 УПК), что существенно сужает права лиц на личную свободу;

— предусматривает в статье 190 «бессрочность» разрешения суда на задержание лиц (вместо шести месяцев), что нарушает право на личную свободу и принцип юридической определенности;

— допускает вручение повесток через официальные печатные издания (статья 135 УПК), чем нарушает право лица на своевременно уведомление об обвинении: фактически каждый гражданин обязан следить за публикациями в таких СМИ;

— не дает конкретного определения особо сложному уголовному производству (статья 197 УПК), что создает коррупционные риски продления сроков расследования любого дела до 18 месяцев на усмотрение следователя или прокурора.

Также в РПР отметили, что заложенная в законе возможность бессрочного расследования дела негативно скажется на бизнесе, поскольку в офисы компаний следователи смогут наведываться когда угодно.

В целом предложенные в первом чтении поправки к проекту вместо оптимизации процедуры специального уголовного производства, именуемого заочным, были направлены на устранение всех прогрессивных норм действующего УПК, стимулирующих правоохранительные органы действовать оперативно и слаженно.

В то же время на уровне парламента и общественности настоящий проект презентовался как инструмент, позволяющий завершить расследования по многим делам, вытекающим из событий Революции достоинства, и передать их в суд, в том числе начать слушание по сути дела в отношении Президента Украины в 2010–2014 годах Виктора Януковича, поэтому принятие акта поддержала общественность, и 16 марта с.г. проект был принят как закон. При этом он был изменен ко второму чтению в день голосования и утвержден в редакции, поддержанной Комитетом по вопросам правового обеспечения правоохранительной деятельности.

В итоговом документе уже не было большинства норм, на которые обращали внимание адвокаты и эксперты РПР как на несущие угрозы правам человека. Так, в итоговом проекте не нашлось места для продления сроков досудебного расследования до 18 месяцев и публикации подозрений в официальных печатных общегосударственных СМИ.

Также устранены предпосылки для «бессрочности» определения суда на задержание лица с целью привода. Так, вместо изменения пункта 2 части 3 статьи 190 УПК Украины, статью дополнили новой частью 21, согласно которой такое определение утрачивает силу в случае добровольной явки подозреваемого к следственному судье, а обвиняемого — в суд. Но это отнюдь не значит, что принятый Закон об изменениях в УПК лишен других рисков нарушения прав человека.

Так, в части 3 статьи 219, определяющей сроки досудебного расследования, установлено, что в этот срок не входит срок ознакомления с материалами досудебного расследования сторонами уголовного производства. Это означает, что следствие не заинтересовано в том, чтобы защита оперативно ознакомилась с материалами дела, ведь если подозреваемый находится в СИЗО, будет больше времени, чтобы «надавить» на него. Исходя из того, как сейчас в материалы дела попадают слабо связанные с ним документы, создающие лишь объем, есть много рисков для злоупотребления со стороны следствия.

Кроме того, вводятся правила объединения сроков досудебного расследования, если оно проводится по нескольким преступлениям. Так, если производства расследуются одновременно, меньший срок расследования должен поглощаться более длительным, а вот в случае осуществления следствия в разный период времени сроки предложено соединять. Таким образом, возникает риск, что следствие больше не будет вписывать в изначальное подозрение все возможные статьи, а «открывать» их по мере необходимости продления сроков на расследование. При этом окончательное установление срока остается всецело на усмотрение прокурора, который также может решить вопрос о продлении сроков в объединенном уголовном производстве.

Не меньше угроз в новой редакции пункта 2 части 1 статьи 280, согласно которой основанием для приостановления досудебного расследования будет объявление подозреваемого в розыск, а не тот факт, что «подозреваемый скрывается от органов следствия и суда в целях уклонения от уголовной ответственности, и его местонахождение неизвестно». То есть следствие может объявить лицо в розыск, и этого будет достаточно для приостановления производства на неограниченный срок, даже если лицо от следствия не скрывается.

При этом в новой редакции части 1 статьи 281 УПК предлагается определить основания для объявления лица в розыск. Уже одного факта неизвестности местонахождения мало — в розыск можно объявить лицо, находящееся за пределами Украины (даже если известно его местонахождение), при его неявке к следователю или следственному судье «без уважительных причин». Стало быть, факт проживания за рубежом к таким причинам не относится.

Также новый Закон уточняет, что специальное досудебное расследование может осуществляться в отношении одного или нескольких лиц, в том числе по преступлениям, предусмотренным статьями 255–257 Уголовного кодекса Украины (создание преступной организации, содействие участникам преступных организаций и бандитизм).

Отметим, что из текста Закона была исключена предлагаемая проектом норма, которая позволяла заключать соглашения о признании виновности со следствием участникам террористических групп и террористических организаций. При этом допускается заключение такого соглашения в случае наличия потерпевших в деле при условии их согласия на такую сделку.

А из переходных положений УПК исключили норму о создании государственного бюро расследований до 15 апреля 2017 года ввиду нереальности формирования такой институции в указанный срок, а новый срок не установили. Но при этом право Генпрокуратуры осуществлять следствие сохраняется всего лишь до 15 апреля 2018 года.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 14 (1006) от 04/04/17 Текущий номер

Банкротство

№ 14 (1006)
Государство и юристы

Забыть тревогу

Отрасли практики

Двойное но

Судебная практика

Особенная часть

Тема номера:

Игра на интерес

Поддерживаете ли вы разделение Государственной фискальной службы Украины на два ведомства?

Да, это позволит навести порядок и в налоговой, и на таможне

Нет, все фискальные органы должны быть объединены в один

Нет, это делается исключительно из кадровых соображений

Как ни реорганизовывай, на налоговых поступлениях это не отразится

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА