Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 29 июня 2017 года, 03:29

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 7 (999) Медиаправоот 14/02/17 (Отрасли практики)

Прогноз на смарт

Использование смарт-контрактов способствует появлению и развитию более сложных правовых отношений в рамках юридического бизнеса

Алена Стрижак
Специально для «Юридической практики»

В современном мире электронная валюта и электронные трансакции являются не только прогрессивными, но и необходимыми элементами глобальной коммерции. В связи с этим смарт-контракты, существующие на платформе Blockchain, стали прогрессивной разработкой в отношении безопасности осуществления электронных трансакций и развития глобальной коммерции. Проще говоря, Blockchain — действующая база данных, которая регистрирует каждую трансакцию в определенном блоке. Как правило, каждый блок содержит уникальный хэш (идентификатор) и ссылку на связь предыдущего блока с последующим, что и создает определенную цепочку. Если какие-либо данные в любом блоке позже были изменены, это сразу бросается в глаза всем участникам Blockchain, так как хэш блока больше не будет соответствовать предыдущей записи. Как результат запись о трансакции не стирается и не подлежит изменениям. Данная специфика позволяет обеспечить высокую степень прозрачности, поскольку каждый участник имеет полную прослеживаемую запись каждой сделки, содержащейся в Blockchain.

 

Шаг вперед

Смарт-контракт — это одновременно проявление кодирования и програм­мный продукт, который зашифровывает условия достижения результатов сделки и ее исходы. Данное определение характеризует техническую сторону и сущность смарт-контракта. С точки зрения юридического понимания, смарт-контракт является программным соглашением (кодом) с цифровой подписью между двумя или более сторонами. В данном случае код рассматривается как набор правил и инструкций.

Зачастую смарт-контракты применяются для осуществления перевода криптовалюты (цифровой валюты, защищенной криптографией) или активов. Криптовалюта или актив трансформируются в программу, а программа приводит в действие код, автоматически утверждая условия контракта.

Таким образом, в то время как обычный юридический контракт определяет правила регулирования отношений между сторонами, смарт-контракт сделал шаг вперед и фактически приводит эти правила в действие с помощью определенного автоматизированного электронного процесса контроля.

 

Ценность смарт-контрактов

Основная выгода, которую можно извлечь из смарт-контрактов, — это автоматизирование большого количества коммерческих процессов. Также преимущество смарт-контракта заключается в том, что он не зависит от центрального оператора или третьей стороны (человека).

Смарт-контракты могут успешно применяться в сфере страхования, поскольку позволяют сократить расходы страховщика и улучшить качество обслуживания клиентов страховых продуктов.

Необходимо отметить, что смарт-контракты могут компоновать и даже превышать существующие требования для криптографической защиты, целостности структуры данных и безопасности, балансируя оперативные расходы и создавая новые модели доходов.

 

Юридические вызовы

Так с какими же юридическими вызовами сталкиваются разработчики смарт-контрактов? Зачастую они акцентируют внимание на технических особенностях контракта, пренебрегая юридическими составляющими. В первую очередь это касается тех случаев, когда при заключении смарт-контракта возникают сложные юридические вопросы, регулирование которых выходит за пределы условий, предусмотренных кодом. Во избежание неблагоприятных юридических последствий, связанных с действием смарт-контрактов, их разработчикам необходимо обращать внимание на юридическую составляющую конкретного вопроса. Нужно учесть, что на стороны смарт-контракта, регулирующего правоотношения в рамках украинской юрисдикции, распространяются нормы Хозяйственного кодекса Украины, Гражданского кодекса Украины, Законов Украины «Об электронной коммерции», «Об электронных документах и электронном документообороте», «Об электронной цифровой подписи», «О защите информации в информационно-телекоммуникационных системах».

Несмотря на многие преимущества смарт-контрактов, возникает логический вопрос: как закодировать в смарт-контракте то, что нужно делать, когда стороны контракта не исполняют своих обязательств по контракту. Данный вопрос остается открытым. Одним из возможных выходов из этой ситуации будет предоставление потерпевшей стороне предусмотренных международными актами и законодательством Украины средств правовой защиты.

Таким образом, смарт-контракт должен соответствовать существующим требованиям для аналогичных электронных документов. Если условия смарт-контракта противоречат основным нормам хозяйственного и договорного права, его могут признать недействительным, поэтому содержание смарт-контракта обязательно необходимо проверять на наличие юридических рисков для сторон.

 

Как и где используются

Важно отметить, что не существует единого кодифицированного нормативного акта, регулирующего требование к смарт-контрактам или исполнение их условий. В рамках украинского поля требования к смарт-контрактам ограничиваются только упомянутыми выше нормами хозяйственного и гражданского права, а также нормами, которые регулируют правовые отношения, связанные с электронными документами и электронной коммерцией.

Представление о том, что в смарт-контрактах отсутствуют обязательные элементы контрактных отношений, а именно: оферта и акцепт, потому что переговоры осуществляются в электронном виде и без определенной ясности в отношениях между сторонами, ложное. Тем не менее порядок реализации контрактных отношений с помощью электронных переговоров регулируется в ряде международных документов.

Европейский проект общих подходов и статья 2.1.1. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА устанавливают, что контракты с участием сопроводительных автоматизированных механизмов производительности, где стороны договариваются о прямоприменяемых электронных платформах без участия физического лица в целях обеспечения эффективности, считаются полноценными контрактными отношениями в традиционном понимании юридического контракта. Условия электронной коммерции ICC также используются для уточнения таких составляющих элементов контракта, как оферта, акцепт и намерение сторон заключить автоматический цифровой контракт.

Существование подобных положений в международных документах отражает глобальную поддержку заключенных в цифровой форме контрактов, которые обеспечивают не менее строгое соблюдение условий договоренности между сторонами, чем традиционные юридические контракты.

Подводя итоги, можно отметить, что использование смарт-контрактов не только стимулирует увеличение объемов электронной коммерции и упрощение процедуры распоряжения финансовыми инструментами, криптовалютой и активами, но и способствует появлению и развитию более сложных правовых отношений в рамках юридического бизнеса.

 

СТРИЖАК Алена — юрист АФ «Династия», г. Днепр


Мнения

Бумажное подкрепление

Виктор ДАНИЛОВ, юрист ICF Legal Service

Следует отметить, что последствия неисполнения обязательств, как и средства правовой защиты, определенные тем же Гражданским кодексом или иным актом, не имеют никакого отношения к смарт-контракту. Последствия будут определяться исключительно на основании данных программного кода. Как показывает практика, пока это лишь блокировка платы за товар, услугу или наступление юридического факта (страховой случай, изменение биржевой котировки).

Выполнение смарт-контракта контролируется либо контрагентом, либо «оракулом» — компьютером, имеющим доступ к многочисленным интернет-сервисам, позволяющим определить, были ли выполнены условия, прописанные в коде.

Теоретически можно включить в код цифровой вариант неустойки, залога, поручительства, предусматривающий наступление негативных последствий для нарушителя при неисполнении условий.

Тем не менее на текущем этапе уместно подкрепить смарт-контракт классической бумажной версией и детально урегулировать последствия и ответственность невыполнения договора.

 

Медленное развитие*

Олег ЗАГНИТКО, партнер МЮФ Integrites

Не удивлюсь, ес­ли платежные по­ру­чения и требования, то есть регулярный биллинг (billing) счетов на заранее определенную сумму или нерегулярный биллинг на любую сумму по требованию заранее определенных контрагентов, являются самым дорогим сегментом рынка — такие услуги уже предоставляют многие банки, платежные системы и онлайн-платформы (Appstore, Play Market, Windows Store построены именно на последнем принципе). В нашей стране искусственный интеллект достаточно медленно входит в реальный сектор, однако Uber является приятным исключением введения такого же контракта о нерегулярном биллинге в части расчетов. Самым популярным в абсолютном количестве вообще и интернет-пространстве в частности, наверное, можно назвать использование электронных сервисов и приложений, в основном бесплатных, но основанных на сложных алгоритмах взаимодействий: например, доступ к базам данных или аудио-, видеопроизведениям. В реальном секторе автоматизация торговли товарами и услугами (не только вендинговые машины и игровые аттракционы, но и почтоматы, платежные терминалы и т.д.) знакома практически всем в городах, а в дальнейшем можно предвидеть усложнения используемых алгоритмов и поэтому их наибольшую популярность (пока по абсолютному количеству, а не денежному эквиваленту). Надеемся, что прорыв будет достигнут в транспорте — не менее автоматизированной среде: кроме Uber и электронного бронирования и продажи билетов «Укрзализныци» можно добавить платежные терминалы MasterCard PayPass в метро, муниципальный велопрокат Львова и терминалы во всех видах транспорта, предусмотренные законом № 1812-VIII от 17 января 2017 года — это даст возможность продажи единых транзитных билетов на мультимодальные перевозки (например, транспортировка из Варшавы в Чернигов международным, междугородним и местным транспортом, воздушным или железнодорожным путем, метро, автобусом, троллейбусом с комфортным графиком пересадок). Но пока дело дойдет до платных дорог, думаю, мы уже увидим супермаркеты с роботами-кассирами и, вероятно, смарт-отели.

В серой зоне права и экономики набирает популярность криптовалюта, которая является разновидностью смарт-контракта, но независимо от того, имеет ли она одного эмитента (OneCoin) или многих (BitCoin), как многие опасаются, ее стоимость ограничена условиями контракта, то есть может исчезнуть с возникновением привлекательного продукта.

 

*Перевод с украинского языка осуществлен редакцией

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 7 (999) от 14/02/17 Текущий номер

Медиаправо

№ 7 (999)
Государство и юристы

Форменный порядок

Отрасли практики

По линии Фонда

Судебная практика

Трудовая повинность

Частная практика

Рисковое производство

Поддерживаете ли вы применение санкций к российским интернет-ресурсам?

Да, это логичный и давно ожидаемый шаг

Польза от подобного решения достаточно сомнительна

При современном уровне развития IT стопроцентная блокировка технически невозможна

Это предоставление неправомерного преимущества конкурирующим сервисам

Запретить нужно абсолютно все российские онлайн-ресурсы

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
"Юридическая практика" в соцсетях

vkfbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА