Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 25 ноября 2017 года, 09:59

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Частная практика

№ 7 (999) Медиаправоот 14/02/17 (Частная практика)

Рисковое производство

Как адвокатам минимизировать риски уголовного преследования за дела клиентов

Алексей Насадюк
«Юридическая практика»

В последнее время все чаще появляются сообщения о проведении обысков у адвокатов в рамках уголовных производств в отношении их клиентов. Случается, что адвокатов даже пытаются уведомить о подозрении в совершении уголовных преступлений как раз в связи с их профессиональной деятельностью. При этом, как представляется, цель может быть двоякой: формирование доказательственной базы за счет сведений, содержащихся в адвокатском досье, либо «выведение» неугодного адвоката из процесса. Само адвокатское сообщество закономерно расценивает подобные ситуации как нарушение профессиональных прав и гарантий адвокатской деятельности. Справедливости ради отметим, что некоторые адвокаты сами «помогают» правоохранителям, выходя в своих взаимоотношениях с клиентами за рамки, установленные профильным законом и Правилами адвокатской этики.

Мы выясняли, в каких ситуациях возможно возникновение рисков отождествления адвоката и его клиента, какие алгоритмы действий нужно использовать в случае проведения обыска и какой позиции следует придерживаться в коммуникации с адвокатским сообществом при защите профессиональных прав адвокатов.

Напомним, что, согласно Закону Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», адвокат имеет специальный процессуальный статус. Проведение осмотра, истребование и изъятие документов, связанных с осуществлением адвокатской деятельности, является нарушением статьи 23 упомянутого Закона и статьи 161 Уголовного процессуального кодекса Украины. В частности, Законом запрещается требовать от адвоката предоставления сведений, которые относятся к адвокатской тайне. Также запрещаются проведение осмотра, разглашение, истребование или изъятие документов, связанных с осуществлением адвокатской деятельности. Запрещается отождествление адвоката с клиентом. Запрещается привлекать к уголовной или иной ответственности адвоката или угрожать применением ответственности в связи с осуществлением им адвокатской деятельности согласно закону. Совет адвокатов Украины в своем разъяснении касательно отнесения информации к адвокатской тайне (решение № 59 от 4–5 июля 2014 года), в частности, отмечает, что соблюдение принципа конфиденциальности является необходимой и самой важной предпосылкой доверительных отношений между адвокатом и клиентом, без которых невозможны надлежащее предоставление правовой помощи, осуществление защиты и представительства. Согласно пункту 3 статьи 10 Правил адвокатской этики, разглашение сведений, составляющих адвокатскую тайну, запрещено при любых обстоятельствах, включая незаконные попытки органов дознания, следствия и суда допросить адвоката для выяснения обстоятельств, составляющих адвокатскую тайну.

Как представляется, в большинстве случае адвокаты могут достаточно четко идентифицировать, относятся ли услуги, оказываемые ими клиентам, к собственно адвокатским или же это участие в бизнесе клиента в ином статусе (совладельца, партнера, наемного сотрудника, etc.) со всеми возможными последствиями. Во втором варианте, как рассказал партнер VB Partners Владимир Ващенко, для адвоката возникают риски уголовно-правового характера — «он может быть назван организатором, подстрекателем, пособником или исполнителем преступления, а также членом организованной преступной группы».

Валентин Гвоздий, заместитель председателя Совета адвокатов Украины, управляющий партнер ЮФ GOLAW, также обращает внимание на необходимость четкого разграничения работы адвоката для клиента и бизнеса клиента. Он подчеркивает, что в договоре о предоставлении правовой помощи должно быть конкретизировано, какие именно услуги адвокат обязуется предоставить клиенту и какими полномочиями клиент наделяет адвоката. «На основании договора выписывается ордер. И если адвокат выписал ордер на представительство там, где у него нет полномочий, он допускает нарушение. Правда, в профессиональной среде такие случаи — редкость. Другое дело, что не все адвокаты уделяют должное внимание процессу заключения договора, считая это формальностью. В случае возникновения конфликта клиент, скорее всего, воспользуется размытыми формулировками адвокатского договора. Этот риск нужно осознавать», — комментирует г-н Гвоздий.

Виталий Сердюк, партнер АО AVER LEX, рассуждая о рисках, с которыми может столкнуться адвокат, отмечает, что вероятность их возникновения выше в громких делах, где правоохранителям необходимо публично «наказать злодеев». «При этом проводимые следственные действия не профессиональны и низкокачественны, законные рамки процесса уходят на второй план. Это приводит к допущению правоохранителями грубых ошибок. Поэтому, несмотря на ту ситуацию, в которой оказался адвокат, ему необходимо тщательно следить за соблюдением всех норм и уделять внимание мелочам», — подчеркивает г-н Сердюк, добавляя, что «подобные действия со стороны правоохранителей являются угрозой для нормального функционирования правозащитной системы». «Адвокаты, которые активно высказывают свою позицию и ведут процесс в правовом русле, по мнению оппонентов, должны быть ликвидированы. Правоохранителям выгодно ослабленное адвокатское сообщество. Для защиты от такой угрозы есть четко оформленные Правила адвокатской этики, в которых, в частности, предусмотрены принципы коммуникации адвоката с профессиональным сообществом. В подобных ситуациях их соблюдение крайне необходимо. Ведь если во взаимоотношениях будут отсутствовать принципы этичности, уважения и взаимопомощи, то через некоторое время адвокаты «сломаются» и превратятся в лучшем случаем в сообщество бесполезных юридических эрудитов!» — объясняет свою позицию Виталий Сердюк.

Владимир Ващенко также обращает внимание на обязанность профессионального сообщества через профессиональные ассоциации оказывать первичную поддержку адвокатам, предоставлять помощь в соблюдении гарантий адвокатской деятельности. При этом он подчеркивает, что профессиональное сообщество не защищает адвоката от ответственности, в том числе уголовной, за имевшие место противоправные действия. «В любом случае адвокат до лишения адвокатского статуса остается членом профессионального сообщества. Поэтому какие-либо нападки или публичные оценки действий адвоката не допустимы, предусмотрена лишь ответственность в рамках дисциплинарного производства в отношении такого адвоката», — резюмирует г-н Ващенко.


Комментарий

Адекватное восприятие

Владимир ВАЩЕНКО, адвокат, партнер VB Partners

Риски отождествления адвоката с бизнесом его клиента связаны с характером юридических услуг и ролью адвоката, который может выступать поверенным в широком смысле от имени и в интересах клиента, а также с недостаточной правовой культурой, несформированностью гражданского общества на Украине. Особое значение имеет личное восприятие адвокатом природы своей работы для клиента. Думаю, в большинстве случаев адвокаты смогут четко разграничить для себя правовую помощь и активное участие в бизнесе клиента в ином статусе (совладельца, партнера, наемного сотрудника). Мне кажется, это не должно вызывать проблем и у дисциплинарных органов адвокатуры. Однако границы не так ясны для правоохранительных органов и иных лиц. И здесь в случае проблем у бизнеса с законом для адвоката возникают риски уголовно-правового характера — адвокат может быть назван организатором, подстрекателем, пособником или исполнителем преступления, а также членом организованной преступной группы.

Действия адвоката в случае проведения у него обыска, а также предъявления ему подозрения в рамках уголовного производства в целом не могут отличаться от действий иных лиц, у которых проводятся обыски или которым предъявлено подозрение. Вместе с тем у адвоката есть дополнительные преимущества: необходимость участия представителя совета адвокатов региона в обыске, возможность вызвать в качестве группы поддержки других адвокатов, обратиться к органам защиты прав адвокатов, получить публичную поддержку НААУ и других организаций. В любом случае адвокат, в отличие от обычных граждан, может и обязан оценить ситуацию профессионально, действовать не эмоционально, а адекватно.


Мнение

Важные нюансы

Виталий СЕРДЮК, адвокат, партнер АО AVER LEX

В украинском законодательстве четко предусмотрен запрет на отождествление адвоката с его клиентом. Но в нашем правовом (!) государстве этот запрет де-факто не имеет никакой силы. Часто это происходит по инициативе правоохранительных органов, которые публично назначают виновных и демонстративно расследуют их дела. А профессиональный адвокат является для них серьезным препятствием, поэтому к нему и применяют запретное отождествление.

В результате адвокат может столкнуться с различными рисками: репутационными, уголовно-правовыми и связанными с личной безопасностью. Репутационные риски могут повлиять на имидж самого адвоката и бренда в целом, в результате чего существующие и потенциальные клиенты не захотят с ним работать. Кроме того, против него могут искусственно создавать уголовные производства, проводить обыски в личных помещениях и офисах фирмы, осуществлять его задержание, а счета арестовывать.

Последствия такого отождествления могут быть как частными для конкретного адвоката или фирмы, так и общими для всего адвокатского сообщества. В рамках объединения мы подготовили стратегию минимизации указанных рисков, позволяющую защитить собственные профессиональные интересы и интересы объединения. При ее применении мы ставим перед собой задачу достичь качественного расследования с наивысшим уровнем обеспечения и соблюдения прав всех участников процесса и адвокатуры в целом.

Независимо от наличия рисков проведения обыска или предъявления подозрения адвокату в первую очередь необходимо обеспечить полную сохранность документов и доказательств. Следует не оставлять их в местах, доступных для широкого круга лиц, а хранить дома, в офисе в сейфе или помещениях с ограниченным доступом.

Проведите обучающую работу с сотрудниками офиса. Они могут стать жертвами провокаций со стороны сотрудников правоохранительных органов для дискредитации адвоката и формирования псевдодоказательственной базы с целью привлечения его к ответственности.

Также позаботьтесь о безопасности офиса и о личной безопасности. Оборудуйте офис видеонаблюдением. Камеры следует установить в труднодоступных местах, а информацию, записанную на них, — хранить на удаленных серверах. Организуйте пропускной режим. Используйте пароли и кодировки на компьютерах, которые содержат конфиденциальную информацию, и периодически изменяйте их.

В начале обыска или сразу после предъявления подозрения заручитесь поддержкой коллег. Во-первых, подпишите договор об оказании правовой помощи с одним из своих коллег. Во-вторых, максимально широко распространите информацию о применении к вам таких действий. Наиболее эффективным способом в таком случае является публикация поста в социальной сети Facebook или обращение к коллеге, который может это осуществить.

Обязательно сотрудничайте с национальными и международными правозащитными организациями. Их участие способствует правомерному поведению правоохранителей.

Обращаю внимание на то, что максимально желаемый эффект может быть достигнут при одновременном внедрении указанных элементов защиты.


БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

Запретное отождествление

Валентин ГВОЗДИЙ, адвокат, заместитель председателя Совета адвокатов Украины, управляющий партнер ЮФ GOLAW

— Каковы последствия отождествления адвоката с бизнесом его клиента?

— Отождествление адвоката с клиентом запрещено международными нормами, регулирующими адвокатскую профессию, и национальным профильным законом. Это принципиальные нормы для профессии. Но тем не менее на практике они систематически нарушаются. Почему это происходит? Наивно предположить, что нарушения связаны с незнанием профильного закона. Во многих случаях это делается и умышленно, с целью вывести защитника из дела. И как бы банально это ни звучало, но зачастую адвокат сам способствует такому развитию событий, отступая от правил, и на него ложится бремя всех рисков «двойной игры». Такой негатив работает, конечно же, против всей адвокатуры, формирует определенные стереотипы в обществе.

 

— В каких случаях возможно такое отождествление? Что нельзя отнести к собственно адвокатской деятельности?

— Работа адвоката для клиента и бизнес клиента должны быть четко разделены так называемой китайской стеной. Адвокат не должен предоставлять клиенту рекомендации относительно ведения бизнеса, приема сотрудников на работу, любых других бизнес-процессов. Это не адвокатская деятельность.

Адвокат не должен состоять в трудовых отношениях с клиентом, занимать посты в наблюдательных коллегиальных органах клиента. Возложив на себя обязанности юрисконсульта или члена наблюдательного совета, такой адвокат приобретает новый статус и становится частью бизнеса клиента. В таком случае полученная адвокатом информация в процессе исполнения трудовых или контрольных функций адвокатской тайной не охраняется, и адвокат-юрисконсульт подлежит допросу в качестве свидетеля на общих основаниях.

К сожалению, адвокаты не всегда это осознают. Еще имеют место случаи, когда адвокат-юрисконсульт сопровождает своего работодателя на допрос в качестве адвоката, например, по вопросам заключения клиентом договора, разработанного этим адвокатом во время исполнения трудовых обязанностей юрисконсульта.

Адвокат не может заключать договоры хранения документов с клиентом. Адвокат — не сейф и не архив.

Адвокат не может подписывать от имени клиента документы, договоры, которые ведут к изменению гражданских прав и обязанностей. Это не адвокатская деятельность, это рядовое представительство, для осуществления которого статус адвоката не требуется.

В большинстве своем адвокаты прекрасно владеют положениями Законов Украины «О прокуратуре», «О Национальной полиции», «О Службе безопасности Украины». Уверен: коллеги прекрасно понимают, какой может быть реакция со стороны названных правоохранительных структур на такую подмену понятий.

 

— Каковы алгоритмы защиты адвоката, в том числе в случае проведения у него обыска, а также предъявления ему подозрения в рамках уголовного производства?

— Обыск, проводимый у адвоката, по процедурной наполненности мало чем отличается от обыска, который проводится не у адвоката. В процессе обыска, в отличие от всех других, адвокат имеет поддержку регионального совета адвокатов. Орган адвокатского самоуправления правоохранители обязаны информировать заранее.

Адвокат, как и все другие, может получать в процессе обыска правовую помощь от адвоката, с которым заключен соответствующий договор.

То же касается и подозрения. Небольшое отличие в том, что письменное уведомление о подозрении адвокату осуществляется исключительно прокурором не ниже регионального уровня. Поверьте, адвокаты не судьи и не народные депутаты, мы наименее защищены законом и наиболее уязвимы.

 

— На каких принципах должна строиться коммуникация адвоката с профессиональным сообществом?

— В любой коммуникации адвокат должен помнить и соблюдать правила адвокатской этики.

К сожалению, сейчас мы наблюдаем совершенно ненормальную ситуацию, когда адвокаты в социальных сетях, ошибочно думая, что это какая-то параллельная реальность, ведут себя далеко за пределами не только профильных правил и норм, но и элементарных человеческих норм общения. Всем нам неоднократно приходилось наблюдать, что некоторые адвокаты, грубо говоря, «поймав звезду», надевают на себя маску «шоумена» и в этой не присущей для адвоката роли позиционируют себя успешными адвокатами. Это воздушная эйфория и шутовство.

Не годится и то, что некоторые адвокаты, выступая публично, пытаются себя представить всезнайками, представляя доклад на тему, которая им абсолютно чужда. Такой адвокат не понимает, что его репутация после выступления будет испорчена навсегда.

Согласен, сегодня я много критиковал адвокатов. Но моя критика направлена в первую очередь не на то, чтобы обидеть кого-то из коллег, а на то, чтобы адвокат внимательно относился к своей репутации, испортить которую очень просто, а восстановить практически невозможно.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 7 (999) от 14/02/17 Текущий номер

Медиаправо

№ 7 (999)
Государство и юристы

Форменный порядок

Отрасли практики

По линии Фонда

Судебная практика

Трудовая повинность

Частная практика

Рисковое производство

Какое, на ваш взгляд, главное событие в процессе запуска нового Верховного Суда?

Издание Президентом Украины указа о назначении «верховных» судей

Подписание и опубликование нового процессуального законодательства

Решение Пленума ВС относительно дня начала работы нового Суда

Первое решение Верховного Суда

Все вышеперечисленное

Ничего из перечисленного не считаю главным событием

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
    АФ «Династия»
  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА