Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 17 февраля 2019 года, 17:50

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 1 (993) Интеллектуальная собственностьот 10/01/17 (Отрасли практики)

Частно задаваемые

Одним из ключевых моментов в вопросах защиты частной жизни, разрешаемых европейскими судами, является защита персональных данных, находящихся в онлайн-доступе

Юлия Татик
Специально для «Юридической практики»

Одним из фундаментальных прав человека, гарантированных Европейской конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод, является право на неприкосновенность частной жизни. И все чаще нарушения этого права в той или иной мере связаны с правоотношениями в сети Интернет (к слову, сам доступ к Интернету рассматривается ООН как одно из прав человека, особо технологично развитые государства уточняют, что речь идет о «высокоскоростном доступе»). Все это приводит к формированию новой судебной практики, в том числе на надгосударственном уровне — Европейским судом по правам человека (Евросуд) и Европейским судом справедливости (European Court of Justice — высший судебный орган ЕС). И одним из ключевых вопросов, разрешаемых судами в этом контексте, является защита персональных данных, находящихся в онлайн-доступе.

Пределы защиты

Евросуд еще в 2008 году установил, что защита персональных данных имеет основополагающее значение для осуществления человеком его права на уважение частной и семейной жизни (дело «S. and Marper v. the United Kingdom»). По мнению Суда, статья 8 Конвенции защищает личную информацию, которая не должна публиковаться без согласия человека (к примеру, домашний адрес). Как вмешательство в частную жизнь Евросудом рассматривается и публикация информации о человеке с упоминанием его полного имени (дело «Kurier Zeitungsverlag und Druckerei GmbH v. Austria»). И даже указание неполного имени может быть расценено как нарушение, если оно упомянуто в контексте, позволяющем легко идентифицировать заинтересованное лицо (дело «Bohlen v. Germany»). Концепция частной жизни также включает элементы, касающиеся права лица на свое изображение (дело «Sciacca v. Italy»). В трактовке Евросуда право на защиту своего образа предполагает право человека контролировать использование соответствующего изображения, в том числе право на отказ от его публикации (дело «Von Hannover v. Germany»). Это актуально и в отношении изображений, размещенных в соцсетях. Евросуд подчеркивает: это та область, где защита репутации и прав других лиц приобретает особое значение, так как фотографии могут содержать сугубо личную информацию о человеке или его семье (дело «Verlagsgruppe News GmbH and Bobi v. Austria»).

Кроме того, право на частную жизнь защищает конфиденциальность связи (почта, телефон, электронная почта и другие формы коммуникации) и информационную неприкосновенность, в том числе относительно онлайн-информации (дело «Copland v. the United Kingdom»).

Интерес также представляет позиция Евросуда, изложенная в деле «Uzun v. Germany». Суд установил, что наблюдение за заявителем посредством глобальной системы позиционирования, обработка и использование полученной таким образом информации свидетельствуют о вмешательстве в осуществление им своего права на неприкосновенность частной жизни. По мнению экспертов, наблюдение национальных властей за использованием Интернета и прослушивание телефонных разговоров вполне может оказаться в центре внимания дальнейших разбирательств в Евросуде уже в ближайшем будущем. Предметом рассмотрения Евросудом в контексте защиты права на частную жизнь выступали также сбор и обработка отпечатков пальцев и биометрических данных (включая клеточный материал и образцы ДНК).

Принципы хранения

С учетом стремительного развития современных технологий и доступности информации интерес представляют выводы Евросуда о хранении тех или иных персональных данных в публичных базах и их удалении. Эти вопросы будут возникать все чаще в связи с распространением таких баз данных. Обращает на себя внимание решение по делу «Brunet v. France», где Европейский суд исследовал аспекты продолжительности хранения данных и наличия реальной возможности их удаления по запросу лица. Речь шла о базе данных полиции, содержащей информацию из отчетов о расследовании, в том числе о личностях обвиняемых и потерпевших. Детальная информация о заявителе появилась в базе данных несмотря на то, что уголовное дело против него было прекращено. Суд установил нарушение статьи 8, принимая во внимание, что у заявителя не было никакой возможности для удаления информации. 20-летний период, в течение которого хранится подобная информация, является по сути неопределенным сроком.

Очевидно, что подобные жалобы станут поступать в Евросуд все чаще, а его правовые позиции во многом будут корреспондироваться с выводами еще одной европейской судебной институции — Европейского суда справедливости. Подтвердив в свое время «право быть забытым» (поисковые сервисы обязаны удалять информацию о личных данных интернет-пользователей из результатов поиска, если эти данные устарели или не соответствуют действительности), этот суд недавно вынес еще одно знаковое решение — признал незаконным требование к интернет-провайдерам о накоплении и хранении личной информации и электронной переписки (в том числе удаленной) пользователей, а также данных геолокации (правительства и антитеррористические службы ряда стран ЕС выступают за сохранение провайдерами всего интернет-трафика в течение трех лет и за право спецслужб получать адресный доступ к этой информации). В решении суда подчеркивается, что массовое хранение персональных данных открывает широкие возможности для разного рода злоупотреблений в отношении пользователей Интернета и не является эффективным способом предотвращения террористических угроз.

Ограниченный мониторинг

Развитие оборудования и технологий для мониторинга онлайн-коммуникаций, а также очевидный интерес правоохранительных органов к подобных опциям (в том числе в «сотрудничестве» с телеком-операторами и интернет-провайдерами) актуализируют вопросы допустимости и пределов надзора в сети Интернет. СвоемнениепоэтомувопросуЕвросудизложилвделах «Bureau of Investigative Journalism and Alice Ross v. the United Kingdom», «Big Brother Watch and Others v. the United Kingdom», «Benedik v. Slovenia, Ringler v. Austria» идругих. Суд не исключает, что контроль за использованием телефона, электронной почты или Интернета может быть оправдан в определенных ситуациях при преследовании правомерной цели, ссылаясь на часть 3 статьи 8 Конвенции, одновременно подчеркивая необходимость однозначного урегулирования этих вопросов на уровне национального законодательства. К примеру, в деле «K.U. v. Finland» Евросуд отметил следующее: свобода выражения мнения и конфиденциальность передачи информации имеют первостепенное значение, и пользователи средств телекоммуникации и услуг Интернета должны быть уверены в том, что гарантируется защита их частной сферы и свободы выражения мнения, но такие гарантии не могут быть абсолютными и в определенных ситуациях должны уступать другим правомерным требованиям, таким как предотвращение беспорядков или преступлений или защита прав и свобод других лиц.

 

ТАТИК Юлия — президент АО «Всеукраинская ассоциация адвокатов», г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 1 (993) от 10/01/17 Текущий номер

Интеллектуальная собственность

№ 1 (993)
Государство и юристы

Пакетный комплекс

Отрасли практики

С наилучшими положениями

Судебная практика

Авторитетное сомнение

Тема номера:

Повышенная важность

Новый Закон Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»…

качественно и эффективно регулирует отношения участников

реальных проблем не решает

окончательно нивелирует необходимость Хозяйственного кодекса Украины как правового акта

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА