Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 февраля 2018 года, 05:57

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2016

№ 48 (988) Банкротствоот 29/11/16 (50 ведущих юридических фирм Украины 2016)

Изменчивый ракурс

«Налогообложение — это не физический закон: изменения возможны, когда есть четкая аргументированная позиция бизнеса»
настаивает Александр Минин, старший партнер «КМ Партнеры»

 

АЛЕКСАНДР МИНИН

Родился в 1966 году в Краматорске. В 1991 году окончил Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко по специализации «Международные экономические отношения», а в 2003 году — по специализации «Международное право». В 1991–1998 годах работал старшим налоговым менеджером в налогово-юридическом отделе Arthur Andersen. В 1999 году Александр совместно с несколькими коллегами создал собственную фирму «КМ Партнеры», в которой является старшим партнером. Адвокат с 2008 года. Специализация: налоговое право, инвестиции, решение споров, комплексные вопросы структурирования и реорганизации предприятий, уголовные производства по экономическим преступлениям. Рекомендован Legal 500 EMEA, Chambers Europe, Best Lawyers как лучший юрист по налогообложению. Соавтор нескольких законопроектов по налоговым вопросам.

 

— Какие модели налогового структурирования могут быть эффективными для компании в сегодняшних реалиях?

— В первую очередь тут следует говорить о бизнес-структурировании внутри компании, поскольку речь идет о конфликте интересов, который возможен как между разными субъектами рынка, так и внутри предприятия.

К сожалению, очень часто юристы, занимающиеся вопросами налогообложения, воспринимаются топ-менеджментом, настроенным на развитие бизнеса и увеличение прибыли, как досадная помеха творческим планам, способная стреножить развитие. Поэтому можно часто слышать, что не следует доверять вопросы развития бизнеса бухгалтерам и юристам, поскольку они чрезмерно осторожничают и у них отсутствует предпринимательская жилка. В этом контексте очень важно для налоговой службы не быть просто тормозом, а найти баланс между предпринимательским риском, который неизбежен, и возможными последствиями для предприятия. И одними из наиболее важных задач налоговой службы компании являются должная коммуникация со всеми участниками и понимание всех процессов, которые происходят внутри компании в частности и в законодательной сфере в целом для нахождения такого баланса.

 

— То есть основная задача внутренней налоговой службы сегодня воспринимается как постоянный аудит компании для выявления возможных налоговых рисков?

— Я бы не сказал, что это аудит, поскольку аудит — это рассмотрение того, что фактически уже состоялось. А тут нацеленность работы на оптимизацию рисков и налоговых последствий для предприятия. То есть налоговая служба компании должна быть на 70–80 % ориентирована на будущее на этапе структурирования, 20 % — это текущие вопросы, и только потом — вопросы, связанные с прошлыми периодами, конечно, за исключением случаев возникновения существенных налоговых последствий. И при этом речь идет именно об оптимизации рисков, с учетом предпринимательских возможностей, а не об их абсолютной минимизации: как известно, абсолютный покой и отсутствие рисков только на кладбище.

 

— Но не на всех предприятиях создана полноценная налоговая служба как часть юридического департамента. Зачастую эти функции выполняет лишь один сотрудник, который в том числе отвечает и за налоговое направление.

— Давайте для начала вспомним, что налоги — это самые большие статьи расходов компании, и совсем не уделять им внимания невозможно. В крупном бизнесе необязательно налоговая служба может входить в состав юридического департамента. Например, это может быть управление в финансовой службе. И тут речь идет не о статусном учете того, что уже состоялось, а о полноценной функционирующей службе, которая пытается оценить возможные риски и пути развития компании.

В украинских реалиях особое значение имеет и прогноз возможных изменений законодательства. Более того, немаловажно в этом вопросе нахождение баланса между бизнесом и государством, поскольку государство — самый крупный кредитор (предприятие, как правило, больше всего должно именно государству). Поэтому тот, кто не думает о налогах, вряд ли сможет вести успешный бизнес. Зачастую такие предприятия уходят в «серую» зону, но это уже не наши клиенты.

Как привел пример представитель украинского отделения одной иностранной компании на встрече с руководством ГФС, объем продаж компании в Украине составляет примерно 1 % от объема продаж в Европе, но бюджет на соблюдение законодательства, услуги юристов по разрешению споров составляет 10 % от европейского. По сути это субъективный показатель того, насколько в Украине сложнее вести бизнес, как много внимания приходится уделять этим вопросам.

 

— Как обезопасить компанию от налоговых проверок?

— Здесь имеет смысл использовать кластерный подход, поскольку отраслям и типам бизнеса зачастую присущи типичные претензии налоговых органов. В таких случаях легче защищать свои права и интересы целой отраслью, выработав единую позицию в бизнес-ассоциациях и рабочих группах, среди представителей общественных советов при соответствующих государственных органах. И сегодня эти механизмы действительно работают. Я бы не сводил все к чисто техническим узким вопросам, поскольку они на предприятиях при проверках возникают не так часто.

Самое главное — коммуникация, реальное сотрудничество, которое помогает и дает выгоду всем участникам отрасли. Но не менее важным фактором, способствующим развитию бизнеса, является создание положительного имиджа для предприятия.

Когда же мы говорим о грядущей проверке, тут также важен баланс. Действительно, следует заняться подготовкой сотрудников, назначить ответственных лиц, но не нужно впадать в крайности, как часто это у нас случается.

Если необоснованным решениям налогового органа противостоит цивилизованный, законодательно аргументированный подход, налоговой тяжелее оказывать давление на бизнес.

 

— Вы говорите об отраслевом сотрудничестве. А как же конкуренция?

— Налоги — это не конкурентное преимущество для нормального бизнеса. Основная цель — выровнять поле и на нем работать всем. Налоги для бизнеса — лишь расходная часть, и понимание того, что бизнес старается ее минимизировать, — это нормально. Хорошая налоговая служба открыта внешне и работает с другими, не заботясь об узкой выгоде.

 

— Какие вопросы налогообложения целесообразно отдавать на аутсорсинг?

— Все зависит от того, насколько мощная и квалифицированная внутренняя юрслужба. Основное преимущество внутренней налоговой службы по сравнению с внешними налоговыми консультантами — это глубинное понимание бизнеса предприятия.

Я бы сказал, что функция прогнозирования развития неизбежно связана с определенным аутсорсингом — не обязательно потому, что внешние специалисты лучше, а потому, что, как правило, у внешних налоговых консультантов взгляд шире в силу большего опыта. Это как пациент и врач: пациент лучше знает свой организм, а врачу довелось столкнуться с большим количеством заболеваний, что дает ему больший опыт и понимание собственно болезни. И лучший вариант — это сотрудничество. Налоговая функция не может капсулироваться. Именно открытость является гарантией успеха предприятия.

Сегодня многие компании отдают на аутсорсинг вопросы, связанные с административным обжалованием и судебными процессами, поскольку тут действительно есть своя специфика и наработанный внешними консультантами опыт.

Если позволяет бюджет компании, я бы рекомендовал привлекать внешних консультантов и в случае налоговой проверки, даже если компания полностью к ней подготовлена. С одной стороны, потому что в таком случае меньше внутренней эмоциональной составляющей, а с другой — свежий взгляд на возникшую проблему.

 

— Какие основные критерии эффективности налоговой поддержки бизнеса вы бы выделили?

— Первый — четкое понимание внутренней картины, поскольку зачастую на предприятии не представляют общего налогового эффекта, то есть количественный срез налоговой нагрузки в целом. Нельзя что-то делать, не видя реальной картины и не понимая последствий возможных шагов.

Второй критерий — активность позиции. То есть это не «наблюдатель» или сторож — сюда нельзя и туда нельзя. Речь идет об уменьшении налоговой нагрузки для предприятия до разумного уровня. Нет смысла экономить на налогах, чтобы потом потратить больше на юруслуги в спорах. Поэтому необходимы разумные пути и разумные подходы. В этом контексте как раз и работает в первую очередь коммуникация в отрасли, поскольку, как правило, она связана с вопросами, присущими отрасли в целом. Налогообложение — это не физический закон, данный объективно, это то, что возможно изменить. И такие изменения возможны, когда есть четкая аргументированная позиция бизнеса. Так что в этой части говорю в первую очередь об общих для отрасли или даже экономики вопросах, а не об «экономии на спичках».

Ну и далее собственно умение: что делать и как. Ведь многие, например, умеют играть на музыкальных инструментах, но играют очень по-разному.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 48 (988) от 29/11/16 Текущий номер

Банкротство

№ 48 (988)
Государство и юристы

Гарантийное возмущение

Отрасли практики

Толк платежом красен

Судебная практика

Оборонный комплекс

Тема номера:

Входящий вызов

Нужен ли Украине отдельный антикоррупционный суд?

Каждый суд должен быть антикоррупционным

Да, это должен быть отдельный суд первой инстанции

Да, но следует повысить требования к судьям, а избираться они должны на короткий срок, без права повторного избрания

Антикоррупционным должно быть законодательство, тогда название суда не имеет значения

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА