Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 22 февраля 2018 года, 14:38

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2016

№ 48 (988) Банкротствоот 29/11/16 (50 ведущих юридических фирм Украины 2016)

Контактная формация

«Все контакты с правоохранительными органами должны проходить при участии адвоката, ведь допущенные ошибки исправлять сложнее, чем изначально выстраивать стратегию защиты»
рекомендует Екатерина Гупало, партнер АО Arzinger

 

ЕКАТЕРИНА ГУПАЛО

Родилась в Харькове. В 2009 году окончила Национальный университет «Киево-Могилянская академия», степень магистра права получила в Университете Саламанки (Испания). До присоединения к Arzinger в 2015 году работала в «КМ Партнеры».

Партнер АО Arzinger, адвокат, возглавляет практику защиты в уголовных производствах по преступлениям в сфере предпринимательства и служебной деятельности. Практический опыт охватывает предоставление защиты и других форм правовой помощи публичным деятелям и их родственникам, компаниям с иностранными инвестициями.

— Какие тенденции наметились в уголовном праве за последний год и как на них реагирует рынок юридических услуг?

— Тенденции в сфере уголовного права существенно изменились: ранее популярные уголовные производства по фактам уклонения от уплаты налогов ушли на второй план, а на первый вышли дела по так называемым коррупционным преступлениям. Данная тенденция стала логическим продолжением задекларированного государственного курса на ужесточение борьбы с коррупцией и обуславливается созданием новых специализированных органов — Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры, а также активизацией деятельности Генеральной прокуратуры Украины в этом направлении.

Существует расхожее мнение, что коррупционные дела касаются исключительно чиновников, но это не так: в поле зрения правоохранителей попадают и частные компании. Нам часто приходится представлять интересы клиентов при проведении обысков, обжаловать решения о наложении ареста на имущество, денежные средства на счетах и т.д. Зачастую этот процесс превращается в «игру в догонялки» со следователем: при позитивном решении апелляции не успеваешь разблокировать банковский счет клиента, как на него уже наложен новый арест. И снова приходится идти в суд.

При этом в случае с деятельностью международных компаний заявления украинских правоохранительных органов относительно участия служебных лиц иностранных компаний в коррупционных схемах могут послужить катализатором для проведения внутренних расследований в разрезе антикоррупционного законодательства США или Великобритании.

Кроме того, в условиях кризиса существенно возросло количество уголовных производств по фактам мошенничества: начиная от мелкого мошенничества на бытовом уровне и заканчивая делами на десятки миллионов долларов. Перспективными для практики также становятся киберпреступления.

 

— Возвращаясь к налоговым правонарушениям, скажите, чем обусловлено уменьшение их доли в разрезе уголовного права?

— Уменьшение количества таких уголовных производств во многом связано с приказом Государственной фискальной службы Украины № 633 от 18 июля 2016 года, согласно которому изменился час «Ч» для передачи материалов налоговой проверки в правоохранительные органы с целью решения вопроса о внесении соответствующих сведений в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР). Если ранее он привязывался к окончанию процедуры административного обжалования, то сейчас — к моменту согласования данных налоговых уведомлений-решений, то есть при активной позиции налогоплательщика — только в случае принятия  негативного решения судом апелляционной инстанции и не ранее этого.

Нельзя сказать, что уголовные производства по результатам налоговых проверок вообще перестали регистрировать в ЕРДР. Но даже в случае налоговых доначислений на десятки, а то и сотни миллионов гривен, до соответствующего решения суда, вступившего в законную силу, правоохранители, как правило, не беспокоят налогоплательщиков. Да и сами следователи в неофициальной беседе подтверждают, что пришли к выводу о неэффективности регистрации уголовных производств по результатам каждой проверки с большими налоговыми доначислениями: такие дела нагромождаются, а со временем многие из них все равно приходится закрывать.

— Какие схемы атак или давления на бизнес сегодня наиболее распространены и существует ли универсальный юридический рецепт защиты от них?

— Набор предусмотренных в Уголовном процессуальном кодексе Украины инструментов используется правоохранительными органами в разной комплектации и с разной интенсивностью. Панацеи на все случаи жизни не существует, но есть несколько базовых «гигиенических минимумов», которые необходимо соблюдать.

«Подготовлен — значит вооружен» — такую фразу мы часто говорим нашим клиентам. С этой целью мы разработали комплекс тренинговых программ, направленных на обучение персонала компании клиента, как контактировать с правоохранительными органами и как реагировать в той или иной ситуации. Как правило, такие тренинги мы адаптируем для каждого клиента индивидуально, предварительно идентифицируя зоны риска в зависимости от сферы деятельности клиента, а также предоставляя рекомендации по улучшению системы безопасности.

Еще одна, на первый взгляд, очень простая, но на самом деле крайне важная рекомендация — все контакты с правоохранительными органами должны проходить при участии адвоката, ведь допущенные ошибки исправлять сложнее, чем изначально выстраивать стратегию защиты. Основываясь на личном опыте, могу сказать, что большинство самых сложных уголовных процессов начинались с того, что клиент либо допускал ряд ошибок при самостоятельном ведении процесса, либо пользовался неквалифицированной правовой помощью.

В разрезе общей тенденции активизации борьбы с коррупцией и увеличения количества уголовных производств по коррупционным преступлениям мы настойчиво рекомендуем нашим клиентам обратить внимание на построение действенной системы антикоррупционного комплаенса. Важно, чтобы такая система была действительно эффективным механизмом, а не просто программой на бумаге. В этой связи в нашей компании практики защиты по уголовным производствам и по антикоррупционному комплаенсу очень тесно взаимодействуют друг с другом.

 

— А нужно ли в Украине создавать Высший антикоррупционный суд?

— Создание Высшего антикоррупционного суда является логическим продолжением уже принятых решений в части построения новой системы антикоррупционных органов. Высший антикоррупционный суд предусмотрен в новом Законе Украины «О судоустройстве и статусе судей». Однако для его функционирования должен быть принят отдельный закон. Ожидается, что Высший антикоррупционный суд будет осуществлять правосудие в качестве суда первой инстанции и заниматься рассмотрением дел, подследственных НАБУ.

 

— За последний год мы не раз становились свидетелями громких задержаний адвокатов и проведения у них обысков. О чем свидетельствует данная тенденция?

— Сегодня адвоката часто отождествляют с его клиентом. Проблема в том, что в восприятии правоохранительных органов предоставление адвокатом правовой помощи клиенту оценивается как соучастие в преступлении. Данный подход является в корне неправильным, ведь даже самый отъявленный преступник имеет право на защиту! В то же время, принимая решение о предоставлении правовой помощи определенной категории клиентов, которых сейчас принято называть «токсичными», адвокат должен быть готов как к негативным публикациям в прессе, так и к рискам проведения следственных и/или процессуальных действий в отношении себя.

Но, как говорят, нет худа без добра, и эта ситуация сплотила адвокатуру. Так, создаются комитеты по защите прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности, цель которых заключается не только в реагировании на конкретные случаи неправомерного вмешательства в деятельность адвокатов, но и в установлении эффективной коммуникации с правоохранительными органами, активном участии в разработке и обсуждении профильных законопроектов.

При этом может возникнуть ситуация, когда за ширмой недопустимости нарушения прав и гарантий адвокатской деятельности будут прятаться адвокаты, использующие свой статус не для предоставления правовой помощи, а для прикрытия незаконной деятельности. Но адвокатская «корочка» не должна отождествляться с безнаказанностью и вседозволенностью! Иначе у бизнеса и общества не будет уважения к институту адвокатуры. Основываясь на личных наблюдениях, могу сказать, что одной из причин, по которой in-house юристы негативно отнеслись к введению так называемой адвокатской монополии в судах, является восприятие адвоката как посредника между клиентом и судом. Вместе с тем, даже если адвокат совершил правонарушение уголовного характера, все следственные и процессуальные действия в отношении него должны осуществляться с четким соблюдением требований законодательства.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 48 (988) от 29/11/16 Текущий номер

Банкротство

№ 48 (988)
Государство и юристы

Гарантийное возмущение

Отрасли практики

Толк платежом красен

Судебная практика

Оборонный комплекс

Тема номера:

Входящий вызов

Нужен ли Украине отдельный антикоррупционный суд?

Каждый суд должен быть антикоррупционным

Да, это должен быть отдельный суд первой инстанции

Да, но следует повысить требования к судьям, а избираться они должны на короткий срок, без права повторного избрания

Антикоррупционным должно быть законодательство, тогда название суда не имеет значения

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА