Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 28 июля 2017 года, 07:47

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 48 (936) Банкротствоот 01/12/15 (Отрасли практики)

Избирательный круг

Для имущественных прав добросовестных собственников опасно расширение круга лиц, имущество которых можно арестовать

Артем Кравченко
Специально для «Юридической практики»

Государственный аппарат стремительно обустраивает определенный Революцией достоинства путь развития Украины, при этом часто забывая, что главной европейской ценностью являются права человека.

Арест чужого?

Принятый 10 ноября с.г. Верховным Советом Украины проект Закона Украины от 28 августа 2015 года № 2540а о внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс (УПК) Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков является образцом документа, который, с одной стороны, направлен на борьбу с преступностью и коррупцией, а с другой — служит предпосылкой возникновения злоупотреблений со стороны правоохранительных органов и получения дополнительного рычага влияния в уголовных процессах на бизнес.

На первый взгляд, изменения в УПК Украины уточняют процедуру ареста имущества, ограничивают возможные злоупотребления правоохранительных органов, прокуратуры, суда. Однако фактически в новом варианте такая процедура довольно сложная, имеет многочисленные правовые неопределенности и по сути предоставляет возможности органам досудебного расследования инициировать наложение ареста на любое имущество.

В соответствии с изменениями УПК Украины арест ­имущества допускается с целью обеспечения:

— специальной конфискации и/или решения судом вопроса о судьбе вещественных доказательств;

— конфискации имущества как вида наказания или меры уголовно-правового характера касательно юридического лица;

— возмещения вреда, причиненного в результате уголовного преступления, а также возмещения неправомерной выгоды, которая получена или могла быть получена юридическим лицом.

При этом арестованным может быть имущество, которым лишь пользуется или распоряжается лицо.

Возникает вопрос: каким образом наложение ареста на имущество, которым лицо пользуется, но которое ему не принадлежит (например, автомобиль, полученный напрокат), сможет достичь цели данной меры обеспечения уголовного производства?

Понимая закрепленное законом формальное наличие «достаточных оснований полагать», что предмет может быть использован для совершения преступления или что он мог быть приобретен преступным путем и т.п., могу предположить, что органы досудебного расследования непременно будут использовать такие широкие формулировки для получения постановлений следственного судьи.

Законом унифицирован перечень объектов имущественных прав, на которые может быть наложен арест. Кроме ранее определенных объектов движимого или недвижимого имущества, имущественных прав интеллектуальной собственности, денег в любой валюте в наличном или безналичном виде, ценных бумаг, корпоративных прав, законодатель добавил в перечень средства и ценности, находящиеся на банковских счетах или на хранении в финансовых учреждениях, и расходные операции.

Хоть последний объект ареста нельзя считать объектом имущественных прав в понимании раздела III Гражданского кодекса Украины, поскольку это способ ограничения реализации имущественных прав собственника, в целом расширение перечня объектов ареста приведет к нарушению прав лиц, имущество которых может быть арестовано.

Наряду с этим частью 4 статьи 170 УПК Украины предусмотрено, что стоимость имущества, подлежащего аресту, должна соответствовать размеру вреда, причиненного преступлением. Таким образом, инициатору применения ареста необходимо определить не только размер ущерба, но и соразмерность причиненного вреда стоимости подлежащего аресту имущества.

Для реализации данного требования к ходатайству необходимо прилагать доказательства стоимости такого имущества. При этом доказательства должны соответствовать требованиям относимости и допустимости (статьи 85, 86 УПК Украины). По моему мнению, надлежащим и допустимым доказательством стоимости имущества, за исключением денежных средств, может быть заключение специалиста или эксперта, но это значительно усложняет процедуру ареста.

«Предварительный» арест

Существенно новым и одновременно опасным для имущественных прав добросовестных собственников является расширение круга лиц, имущество которых можно арестовать. Отныне ими могут быть лица, которые получили или приобрели у подозреваемого, обвиняемого, осужденного имущество безвозмездно либо в обмен на сумму значительно ниже рыночной стоимости, либо знали или должны были знать, что цель такой передачи — получение дохода от имущества, полученного в результате совершения преступления, сокрытия преступления и/или во избежание конфискации.

Хотя обязанность доказывать вышеуказанные сведения возложена на следователя, прокурора и гражданского истца, с учетом судебной практики можем предположить, что доказывать свою добропорядочность вынуждены будут владельцы такого имущества.

Согласно внесенным изменениям, арест имущества является временным лишением «права на отчуждение, распоряжение и/или пользование имуществом». Указанные изменения значительно ухудшают положение лиц, вина которых на момент такого ареста еще не доказана. Кроме того, ограничения во владении и пользовании не всегда целесообразны при аресте имущества, а потому запрет отчуждения имущества можно считать достаточной мерой.

Несколько репрессивный характер носят изменения в статье 170 УПК Украины, которой предусмотрено, что в неотложных случаях может быть наложен предварительный арест по решению директора Национального антикоррупционного бюро (НАБ) Украины.

Стоит заметить, что в соответствии со статьей 16 УПК Украины лишение или ограничение права собственности в ходе уголовного производства осуществляется только на основании мотивированного судебного решения. Поэтому такие изменения не учитывают требований статей 8 и 41 Конституции Украины и положений УПК Украины, которые гарантируют защиту законных интересов и прав граждан.

По своему содержанию статья 170 УПК Украины регламентирует порядок применения ареста имущества. Введенное законодателем понятие «предварительный арест» не предусмотрено статьей 131 УПК Украины, устанавливающей ограниченный перечень видов таких мер.

Понятно, что «предварительный арест» нельзя считать мерой обеспечения уголовного производства, а потому возникает резонный вопрос о порядке реализации предоставленных прав руководителю НАБ Украины для применения «предварительного ареста». При этом законом не ограничивается право директора НАБ Украины в случае отказа следственным судьей в удовлетворении ходатайства прокурора по данному вопросу повторно применить «предварительный арест» сроком до 48 часов. Возникает ситуация, при которой руководитель НАБ Украины может длительное время блокировать работу предприятия путем наложения «предварительного ареста» на имущество или средства на счетах физических или юридических лиц в финансовых учреждениях.

Вызывают удивление положения части 3 статьи 170 УПК Украины, в которых законодатель предложил дополнительное основание для ареста имущества наряду с решением суда, что носит популистский характер и является «мертвой» нормой. Также обращаем внимание, что в настоящее время арест имущества может применяться к юридическим лицам, по отношению к которым может быть избрана мера уголовно-правового характера только в виде конфискации имущества.

Повод для нарушения

Подытоживая сказанное, отметим: законом вводится возможность налагать арест на какое-либо имущество, принадлежащее какому-либо лицу, если есть достаточные основания полагать, что такое имущество имеет отношение к совершению уголовного преступления. Указанный подход недопустим, поскольку в современных реалиях правоохранительные органы, как правило, используют выгодные для себя неопределенности и широкие формулировки и в связи с этим могут почти беспрепятственно получать постановления следственного судьи об аресте имущества.

Статистика рассмотрения судами ходатайств об аресте имущества свидетельствует об очень высоком показателе их удовлетворения. Поэтому расширение положений статьи 170 Уголовного процессуального кодекса Украины откроет широкие возможности для массового нарушения одного из основных прав человека — права собственности.

 

КРАВЧЕНКО Артем — адвокат уголовно-правового департамента АО AVER LEX, г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 48 (936) от 01/12/15 Текущий номер

Банкротство

№ 48 (936)
Государство и юристы

Порог изобилия

Отрасли практики

Избирательный круг

Судебная практика

К ним не едет ревизор

Тема номера:

Уценить шансы

Изменения в Правила адвокатской этики в части использования сети Интернет:

дисциплинируют «нерадивых» адвокатов;

уже повлияли на поведение адвокатов в социальных сетях, существенно снизив некорректные высказывания в адрес коллег;

ничего не изменят. Как высказывались некорректно, так и будут высказываться;

надеюсь, что все же позволят привлекать к дисциплинарной ответственности за агрессивные высказывания как в адрес коллег, так и по тем или иным профессиональным вопросам.

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях

vkfbyoutube

Заказ юридической литературы

Скачать прайс издательства

ПОДПИСКА