Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 24 ноября 2017 года, 23:52

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 42 (930) Земельное правоот 20/10/15 (Государство и юристы)

Залоговая декларация

Законодатели декларируют готовность отказаться от применения к коррупционерам альтернативных аресту мер пресечения, в том числе и залога

Ольга Кириенко
«Юридическая практика»

Мы уже не раз рассказывали о том, как под влиянием новой антикоррупционной политики положения Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины получают новое звучание. Очередным объектом для законодательной коррекции стала глава 18 УПК Украины, регулирующая вопросы применения мер пресечения. Разнообразие последних, точнее — необходимость создания и эффективного использования альтернативных содержанию под стражей мер пресечения, — одна из концептуальных основ реформирования уголовного процесса, а соответствующие положения главы 18 — предмет особой гордости создателей нового УПК Украины.

Правда, сейчас законодательные настроения изменились. Это произошло под влиянием практики досудебного расследования и судебного рассмотрения дел о коррупционных правонарушениях. Последние громкие коррупционные «дела», когда подозреваемым избиралась мера пресечения в виде залога, свидетельствуют, по мнению парламентариев, что отдельные положения УПК Украины создают косвенные условия для избежания лицами, подозреваемыми в совершении соответствующих преступлений, уголовной ответственности. Именно поэтому в парламенте за последние полгода зарегистрирован ряд законопроектов (порядка десяти, в их числе и правительственная инициатива), в которых предлагается отказаться от применения альтернативных аресту мер пресечения, в том числе и залога, к лицам, совершившим (подозреваемым или обвиняемым) коррупционные преступления. При этом механизмы реализации этой идеи предлагаются разные.

Самое свежее законодательное предложение — проект закона № 3066 «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (относительно расширения круга лиц, к которым не могут быть применены отдельные виды мер пресечения)», ставший предметом анализа на последнем заседании профильного парламентского комитета — по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. В этой законодательной инициативе идет речь о внесении изменений в две нормы УПК Украины. Первое изменение: часть 5 статьи 176 Кодекса предлагается дополнить новыми положениями, прописав, что меры пресечения в виде личного обязательства, личной поруки, домашнего ареста, залога в течение трех месяцев со дня поступления в суд соответствующего ходатайства не могут быть применены к лицам, которые подозреваются или обвиняются в совершении коррупционных преступлений, предусмотренных статьями 191, 262, 308, 312, 313, 320, 357, 410 (в случае их совершения путем злоупотребления служебным положением), а также коррупционных преступлений, предусмотренных статьями 210, 354, 364, 3641, 3652, 368–3692 Уголовного кодекса (УК) Украины, если такие лица:

— занимают особо ответственное положение в соответствии с частью 1 статьи 9 Закона Украины «О государственной службе»;

— занимают должности, отнесенные частью 2 статьи 25 Закона Украины «О государственной службе» к первой и второй категориям должностей госслужащих;

— являются судьями местных и апелляционных общих судов;

— являются работниками правоохранительных органов.

При этом предполагается, что по истечении указанных трех месяцев следственный судья или суд может заменить меру пресечения указанным лицам на более «мягкую» —залог или домашний арест.

Также предлагается пересмотреть размер залога в случае назначения этой меры пресечения указанным выше лицам. Так, законопроектом определяется (собственно второе изменение — новый абзац части 5 статьи 182 УПК Украины), что в случаях, определенных в абзацах 2 и 3 части 5 статьи 176 настоящего Кодекса, залог назначается не менее чем в 20-кратном размере денежных средств или стоимости полученного преступным путем имущества, установленных органами досудебного расследования в день открытия уголовного производства, или суммой денежных средств или стоимости полученного преступным путем имущества, выявленных или изъятых при проведении следственных действий. Если эта сумма меньше верхней границы залога для преступлений соответствующей тяжести, размер залога определяется на общих основаниях.

Представляя эту законодательную инициативу на заседании профильного парламентского подразделения, один из ее авторов, народный депутат Юрий Луценко рассказал, что попытался привести к общему знаменателю ранее предложенные законодательные конструкции. По его словам, данный законопроект — «разумный компромисс» между критикуемой обществом практикой применения залога к фигурантам резонансных дел и международными требованиями в сферы защиты прав человека. Нормотворческая логика такова: поскольку существует риск того, что высокопоставленные чиновники, судьи или правоохранители могут осуществлять давление на следствие, для них вводится некая превентивная безальтернативная мера — арест на три месяца, в течение этого срока основная часть следственных действий в рамках досудебного расследования может быть завершена, и к фигурантам уголовных производств можно применить такие меры пресечения, как залог или домашний арест. «Таким образом, с одной стороны, мы стимулируем оперативность проведения досудебного расследования, а с другой — не ограничиваем права человека, поскольку арест не может быть наказанием до вынесения приговора судом», — пояснил г-н Луценко. При этом он сразу оговорился, что готов пересмотреть предложенный срок применения меры пресечения в виде содержания под стражей, поскольку он диссонирует с установленными УПК Украины сроками досудебного расследования. Отметим: согласно части 1 статьи 219 УПК Украины, поскольку институт уголовных проступков до сих пор не работает (досудебное их расследование должно завершиться в течение месяца со дня уведомления лица о подозрении), общие сроки досудебного расследования исчисляются двумя месяцами, поэтому предлагаемый трехмесячный срок применения безальтернативной меры пресечения не совсем оправдан.

Но, как показало обсуждение данной законодательной инициативы, «срочный» вопрос может стать не единственным камнем преткновения для принятия проекта. Замечания у членов профильного комитета возникли и в связи с предлагаемым в законопроекте перечнем преступлений, за которые может применяться арест. В частности, Владимир Мисик был категорически против включения в него статей 3641 и 3652 УК Украины. «Какова логика статьи 3641 «Злоупотребление полномочиями должностным лицом юридического лица частного права независимо от организационно-правовой формы» Уголовного кодекса? Статья распространяется фактически на каждого второго, которого, согласно указу по предприятию, наделили должностными полномочиями. Скажем, кладовщик, неправомерно списавший какой-то товар (например, лампочки), неправильно оформив накладные, без суда и следствия должен провести в СИЗО три месяца», — привел пример парламентарий.

Кроме того, опасения у присутствующих на заседании комитета вызвал и тот факт, что в законопроекте идет речь о безальтернативности избрания меры пресечения в виде содержания под стражей. Представитель Украинского Хельсинского союза по правам человека Борис Захаров озвучил мнение экспертов крупнейших правозащитных организаций Украины. Как отмечалось, безальтернативность применения ареста к лицам, не совершившим тяжкие насильственные преступления, прямо противоречит параграфу 3 статьи 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, а также практике Европейского суда по правам человека (Евросуд). Г-н Захаров выразил уверенность в том, что в случае принятия данного законопроекта и реализации его положений в том виде, в котором это предлагается сейчас, будет подано много исков в Евросуд: эти дела Украина неизбежно проиграет, понеся финансовые и имиджевые потери. Выход из данной ситуации, в случае если законодатели все же решат ужесточить борьбу с коррупцией посредством изменения подходов к избранию мер пресечения, правозащитник видит в смягчении императивности предложенной новой нормы статьи 176 УПК Украины. Например, можно предусмотреть, что альтернативные аресту меры пресечения по коррупционным преступлениям в отношении определенного круга лиц могут не применяться, тем самым оставив решение этого вопроса на откуп суду.

Ввиду наличия серьезных замечаний к проекту закона № 3066 было предложено доработать силами членов профильного комитета (в рамках рабочей группы) данную законодательную инициативу, с тем, чтобы найти нормотворческий баланс — «золотую середину» между созданием эффективных антикоррупционных инструментов и необходимостью соблюдения международных стандартов в сфере защиты прав человека.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 42 (930) от 20/10/15 Текущий номер

Земельное право

№ 42 (930)
50 ведущих юридических департаментов Украины

По порядку рассчитать

Государство и юристы

Залоговая декларация

Отрасли практики

Алгоритм — в действие

Судебная практика

Частичная недостаточность

Какое, на ваш взгляд, главное событие в процессе запуска нового Верховного Суда?

Издание Президентом Украины указа о назначении «верховных» судей

Подписание и опубликование нового процессуального законодательства

Решение Пленума ВС относительно дня начала работы нового Суда

Первое решение Верховного Суда

Все вышеперечисленное

Ничего из перечисленного не считаю главным событием

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА