Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 25 ноября 2017 года, 00:02

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 4 (840) Земельное правоот 28/01/14 (Отрасли практики)

А перевоз и ныне там

Вопрос возмещения перевозчиком непрямых убытков заказчика — один из наиболее дискуссионных в сфере автомобильных грузоперевозок

Владимир Ратушняк,
Владимир Забудский
Специально для «Юридической практики»

В сфере автомобильных грузоперевозок остро стоит вопрос возмещения перевозчиком (экспедитором) непрямого ущерба, нанесенного клиенту вследствие утраты или повреждения груза, несвоевременной доставки груза либо неподачи или несвоевременной подачи транспортного средства.

Непрогнозируемость последствий

Под непрямым ущербом обычно подразумевается любой ущерб, кроме реальных убытков в размере стоимости утраченного груза или суммы, на которую уменьшилась стоимость поврежденного груза. Наиболее значимые виды непрямого ущерба в сфере грузоперевозок — упущенная выгода (неполученная прибыль), а также штрафные санкции и компенсации, выплаченные третьим лицам.

В коммерческих перевозках перевозимый груз обычно является товаром, который грузоотправитель (поставщик) поставляет грузополучателю (покупателю). Неисполнение перевозчиком обязательства по доставке груза влечет за собой неисполнение или нарушение обязательства поставщика по поставке товара и, соответственно, невозможность поставщика получить прибыль от данной сделки. Кроме того, договор поставки, как правило, предусматривает значительные штрафные санкции для поставщика за неисполнение обязательства по поставке товара. Например, торговые сети (которые зачастую выступают грузополучателями в торговом обороте) практикуют определение штрафных санкций в размере 10–20 % от стоимости непоставленного товара.

Таким образом, гипотетический размер непрямого ущерба, который может быть предъявлен заказчиком перевозчику в случае нарушения последним обязательств по перевозке, может значительно превышать стоимость транспортных услуг, что говорит о рискованности осуществления транспортной деятельности и непрогнозируемости размера ответственности и риска в коммерческих перевозках. Проблема становится еще более болезненной с учетом того, что непрямой ущерб зачастую не покрывается страховкой, даже если профессиональная ответственность транспортного экспедитора (перевозчика) застрахована.

Одновременно следует отметить сложившуюся практику на внутреннем рынке перевозок. Она сводится к тому, что стоимость перевозки коммерческих грузов внутри страны никоим образом не зависит от характеристик груза. Что не совсем однозначно, поскольку ответственность как за сам груз, так и за «возможные последствия» может отличаться кардинально. Зачастую перевозчик даже не знает основных характеристик груза, в том числе может не иметь представления о его стоимости в момент принятия груза к перевозке и не быть осведомленным о потенциальных рисках, которые могут возникнуть, например, в связи с несвоевременной поставкой, что может быть вызвано, в частности, дорожными или погодными условиями.

Общее и специальное

Как известно, состав убытков определен частью 2 статьи 22 Гражданского кодекса (ГК) Украины, а в части хозяйственных правоотношений более подробно регламентирован в части 1 статьи 225 Хозяйственного кодекса (ХК) Украины. В этот состав входят, среди прочего, упущенная выгода и штрафные санкции, уплаченные иным субъектам.

Согласно части 3 статьи 22 ГК Украины, убытки возмещаются в полном объеме, если договором или законом не предусмотрено возмещение в меньшем или большем объеме. Также в соответствии с частью 2 статьи 225 ХК Украины относительно отдельных видов хозяйственных обязательств может быть установлена ограниченная ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

Специальными нормами законодательства четко определен размер убытков, подлежащих возмещению перевозчиком в случае утраты, недостачи, порчи или повреждения принятого к перевозке груза. И если часть 2 статьи 924 ГК Украины этот размер определяет более широко (фактический вред), то часть 3 статьи 314 ХК Украины, которая применима в сфере хозяйствования, регулирует объем ответственности перевозчика более четко: в случае утраты или недостачи груза — в размере стоимости груза, который утрачен или которого не хватает; в случае повреждения груза — в размере суммы, на которую уменьшилась его стоимость; в случае утраты груза, сданного для перевозки с объявлением его ценности, — в размере объявленной стоимости, если не будет доказано, что она ниже действительной стоимости груза.

Противоположная практика

Размер ответственности перевозчика, регламентируемый частью 3 статьи 314 ХК Украины, не может быть уменьшен условиями договора, исходя из предписания части 5 статьи 225 ХК Украины, запрещающего согласование между сторонами обязательства ограничения их ответственности, если ее размер для конкретного вида обязательств определен законом. В свою очередь этот объем ответственности может быть увеличен условиями договора.

А вот при отсутствии договорного регулирования данного вопроса есть все основания полагать, что какие-либо убытки, кроме упомянутых в части 3 статьи 314 ХК Украины, не подлежат возмещению перевозчиком. Примером из практики Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ), подтверждающим эту позицию, может быть постановление ВХСУ по делу № 2-2/8263-2008 от 21 апреля 2009 года (это дело касается договора хранения, а не перевозки, но оно может быть принято во внимание, так как объем ответственности хранителя в части 1 статьи 951 ГК Украины определен аналогично).

Однако можно встретить и противоположную практику, когда убытки взыскиваются с перевозчика в полном объеме, несмотря на законодательное ограничение их размера. Пример тому — постановление ВХСУ от 24 октября 2006 года по делу № 117/20-06, которым оставлено без изменений судебное решение предыдущей инстанции об удовлетворении иска, в том числе в части взыскания с перевозчика, утратившего груз, неполученной прибыли заказчика в размере около 37 тыс. грн и штрафных санкций, уплаченных истцом третьему лицу в размере более 101 тыс. грн.

Приходится констатировать, что судебная практика по вопросу возмещения перевозчиком непрямых убытков неоднозначна, поэтому во избежание возникновения спорных ситуаций целесообразно определить судьбу таких убытков на стадии заключения договора (прямо предусмотреть, что они возмещаются, или прямо предусмотреть, что не возмещаются).

Договорные перипетии

На практике перевозчики и их клиенты часто (но не всегда) достигают соглашения об ограниченном возмещении упущенной выгоды при утрате груза. Например, условиями договора может быть предусмотрено, что перевозчик возмещает заказчику стоимость груза, указанную в расходной накладной, сопровождающей груз на пути к грузополучателю (то есть цену, по которой груз должен продать заказчик). Такие условия являются приемлемыми для большинства перевозчиков, поскольку их риск все-таки четко лимитирован и может быть покрыт страховкой. Хотя и здесь не все так однозначно: например, в случае, если перевозчик доставляет товар от поставщика в розничную сеть, то в цене товара, указанной в расходной накладной, наверняка присутствует наценка на товар. Иными словами, принимая такие условия, перевозчик фактически соглашается компенсировать в том числе неполученную поставщиком товара прибыль. Как видим, себестоимость товара в коммерческом обороте не всегда фигурирует как база для компенсации в случае утери или повреждения груза.

А вот со штрафными санкциями третьих лиц ситуация сложнее. Нежелание перевозчиков брать на себя ответственность за убытки в виде штрафных санкций, примененных к заказчику третьими лицами, связано с непредсказуемым размером таких убытков, а также с опасением, что клиент, имея возможность «перебросить» ответственность на транспортную компанию, будет удовлетворять все требования подряд, даже необоснованные претензии третьих лиц, или вступит с такими лицами в сговор.

Вопрос ограничения ответственности перевозчика за штрафные санкции третьих лиц зачастую становится предметом жарких дискуссий на этапе заключения договора. Результатом переговоров может быть включение в договор оговорки о полной ответственности перевозчика за такие убытки или о полном ее исключении, либо же компромиссные варианты, например:

— о пропорциональном распределении таких убытков между заказчиком и перевозчиком (50/50, 75/25 и т.д.), что способствует добросовестному возражению клиента против необоснованных требований третьих лиц;

— об установлении граничного размера таких убытков, подлежащих возмещению (зачастую в твердой сумме или пропорционально стоимости товара).

Опоздание и неподача автомобиля

Стоит отметить, что все вышеизложенное касается ответственности перевозчика при утрате (повреждении) груза и не затрагивает такие нарушения договора перевозки, как несвоевременная доставка груза, неподача или несвоевременная подача автомобиля под загрузку и иные возможные нарушения.

Ответственность за такие виды нарушений не лимитирована законодательством, что оставляет заказчику право требовать у контрагента возмещения нанесенных убытков в полном объеме. Например, если вследствие опоздания автомобиля грузополучатель (торговая сеть) выставит грузоотправителю штраф за просрочку поставки, то этот штраф вполне может быть «перевыставлен» транспортной компании.

Наиболее популярный способ ограничить ответственность перевозчика за такие виды нарушений — согласование исключительной неустойки. То есть условиями договора определяются фиксированные штрафные санкции и делается оговорка, что убытки заказчику не возмещаются. Такая возможность предусмотрена абзацем 1 части 2 статьи 232 ХК Украины.

Международные особенности

При международных автомобильных перевозках применяются Конвенция о договоре международной перевозки грузов (Конвенция CMR) от 19 мая 1956 года и Протокол к ней от 5 июля 1978 года (Протокол). Конвенция CMR с учетом Протокола, во-первых, ограничивает ответственность перевозчика за груз суммой 8,33 специальных единиц прав заимствования (СПЗ) за 1 кг брутто груза (кроме случаев, когда сделана декларация о дополнительной ценности груза), а во-вторых, содержит перечень дополнительных расходов заказчика, которые подлежат возмещению перевозчиком, утратившим груз: плата за перевозку, таможенные сборы и пошлины, а также прочие расходы, связанные с перевозкой груза. Другой убыток, исходя из части 4 статьи 23 Конвенции CMR, возмещению не подлежит.

В случае же просрочки доставки, согласно части 5 статьи 23 Конвенции CMR, если полномочное по договору лицо докажет, что просрочка нанесла ущерб, перевозчик обязан возместить сумму, не превышающую размер платы за перевозку.

Таким образом, при международных перевозках, к которым применима Конвенция CMR, перевозчик не обязан возмещать заказчику непрямые убытки, такие как упущенная выгода (неполученная прибыль) и штрафные санкции, уплаченные третьим лицам, ни в случае утраты или повреждения груза, ни в случае просрочки его доставки.

 

РАТУШНЯК Владимир — партнер ЮК «Альянс Ратушняк и Партнеры», г. Киев,

ЗАБУДСКИЙ Владимир — старший юрист ЮК «Альянс Ратушняк и Партнеры», г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 4 (840) от 28/01/14 Текущий номер

Земельное право

№ 4 (840)
Государство и юристы

Суд на «мыло»

Отрасли практики

А перевоз и ныне там

Тема номера:

Секрет о земле

Какое, на ваш взгляд, главное событие в процессе запуска нового Верховного Суда?

Издание Президентом Украины указа о назначении «верховных» судей

Подписание и опубликование нового процессуального законодательства

Решение Пленума ВС относительно дня начала работы нового Суда

Первое решение Верховного Суда

Все вышеперечисленное

Ничего из перечисленного не считаю главным событием

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Патентно-правова фірма «Пахаренко і партнери»
  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА