Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 22 апреля 2019 года, 11:17

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Документы и аналитика

№ 20 (802) Корпоративное правоот 14/05/13 (Документы и аналитика)

Иск и требование

ВХСУ и ВСУ придерживаются разных позиций по поводу тождественности иска и требования кредитора об исполнении обязательства

Станислав Батрин
Специально для «Юридической практики»

В данной статье на основании анализа 401 судебного решения предлагаем ознакомиться с результатами беспрецедентной по продолжительности практики неодинакового применения судами кассационной инстанции части 2 статьи 530 Гражданского кодекса (ГК) Украины — с пассивного одобрения такого состояния дел Верховным Судом Украины.

Дискуссия вокруг применения судами части 2 статьи 530 ГК возникает тогда, когда дается оценка тому обстоятельству, может ли исковое заявление (и требования, сформулированные в нем) считаться требованием об исполнении обязательства, заявленным перед контрагентом в обязательстве, в котором не указан срок его исполнения. Очевидно, если исковое заявление требованием об исполнении обязательства не считается, то следствием этого должен быть отказ в удовлетворении иска, поскольку обращение в суд является преждевременным, ответчик требование исполнить обязательство в определенный срок не получал, следовательно, право истца не нарушено, а ответчик не является нарушителем такого права.

В соответствии со статьей 610 ГК Украины нарушением обязательства является его неисполнение или исполнение с нарушением условий, определенных содержанием обязательства (ненадлежащее исполнение). К нарушениям обязательства относится и просрочка исполнения. Причем должник считается просрочившим, если он не приступил к исполнению обязательства или не исполнил его в срок, установленный договором или законом (часть 1 статьи 612 ГК Украины). Вместе с тем, согласно части 2 статьи 530 ГК Украины, если срок исполнения должником обязательства не установлен или определен моментом предъявления требования, кредитор имеет право требовать его исполнения в любое время. Должник должен выполнить такую обязанность в семидневный срок со дня предъявления требования, если обязанность немедленного исполнения не следует из договора или актов гражданского законодательства.

Системная проблема

Первые признаки системной проблемы в применении судами части 2 статьи 530 ГК Украины начали появляться в 2004 году. Тогда же в результате массы противоречивых решений нижестоящих судов Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) резко отреагировал на попытки отождествления требования и искового заявления и в пункте 11 информационного письма ВХСУ «О некоторых вопросах практики применения норм Хозяйственного процессуального кодекса Украины, поднятых в докладных записках о работе хозяйственных судов в 2004 году» от 11 апреля 2005 года № 01-8/344 указал: «Отправка сторонам копии искового заявления и прилагаемых к нему документов является исполнением истцом, прокурором или его заместителем процессуальной обязанности, возложенной на них статьей 56 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины, а не предъявлением требования должнику».

Вместе с тем предоставленная судьям информация не помешала продолжению внутрикорпоративной позиционной борьбы в пределах этого суда, следствием чего стало принятие ряда решений, противоречащих коллективному мнению. Среди этих решений можно упомянуть постановление ВХСУ № 34/359 от 21 декабря 2005 года, где излагалась прямо противоположная информационному письму мотивация: «Гражданским законодательством не установлены форма, содержание и порядок предъявления кредитором требования к должнику. Поэтому подачу истцом иска по указанному делу и отправку копии искового заявления ответчику в данном случае можно расценивать как предъявление такого требования, которое является четким, понятным и не противоречит каким-либо нормам материального права.

Кроме того, ответчик в установленный законом семидневный срок со дня предъявления требования своих обязательств не исполнил, в связи с чем выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований являются необоснованными и неправомерными». В дальнейшем в своих постановлениях по делам № 13/428 от 15 февраля 2006 года, № 35/143-05 от 8 февраля 2006 года, № 13/428 от 15 февраля 2006 года, № 20/5 от 6 июля 2006 года и в нескольких других решениях ВХСУ придерживался нетрадиционного мнения: исковое заявление может считаться требованием в понимании части 2 статьи 530 ГК Украины.

В подтверждение ранее высказанного коллективного мнения появилось повторное информационное письмо ВХСУ «О некоторых вопросах практики применения норм Хозяйственного процессуального кодекса Украины, поднятых в докладных записках о работе хозяйственных судов в 2005 году и в первом полугодии 2006 года» от 20 октября 2006 года № 01-8/2351, где в очередной раз отделено требование об исполнении обязательства от искового заявления как способ защиты нарушенного права. Таким образом, практика отдельных коллегий судей вызвала неодобрение большинства судейского корпуса.

Учитывая судебные решения, принимаемые кассационной инстанцией после выхода указанного информационного письма, можно сделать вывод, что ситуация взята под контроль. Так, в 2007 году по делам указанной категории ВХСУ занимал традиционную позицию, о чем свидетельствуют 33 решения суда кассационной инстанции. Во всех случаях суд убеждался в том, действительно ли на рассмотрении находится спор по обязательствам без определенного срока исполнения и направлено ли истцом требование в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины еще до момента обращения с иском в суд. К примеру, в своем постановлении по делу № 8/6 от 8 февраля 2007 года ВХСУ (определением Судебной палаты по хозяйственным делам Верховного Суда Украины от 12 апреля 2007 года отказано в открытии производства по пересмотру) ВХСУ мотивировал: «Суд апелляционной инстанции, обратив внимание на непредоставление истцом доказательств отправки ответчику требования о возврате субординированного долга, не установил, истребовал ли такие доказательства суд первой инстанции, и, в свою очередь, не требуя их предоставления, пришел к ошибочному выводу о том, что исковое заявление по делу № 20/67 является требованием в понимании сути статьи 530 ГК Украины, ведь, согласно статье 1 ХПК Украины, подача искового заявления связывается с уже нарушенным правом, а не с возможностью его нарушения в будущем».

Неизменной оставалась позиция хозяйственного суда кассационной инстанции и в 2008 году, доказательством тому являются 43 постановления ВХСУ, из содержания которых следует, что сроки неисполнения обязательств стороной ответчика высчитывались судом с момента истечения семидневного срока после даты предъявления требования в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины, предшествующей обращению с иском в суд.

Несогласие с коллективным мнением

В 2009 году отдельные судьи ВХСУ, ссылаясь на независимость в принятии решений, в очередной раз выразили свое официальное несогласие с мнением коллег, следствием чего стало принятие трех знаковых постановлений. В частности, по делу № 8/134/09 суд отметил: «Нельзя согласиться с выводом суда о том, что исковое заявление не может рассматриваться как требование исполнить обязательства, предусмотренное статьей 530 ГК Украины, ведь указанной нормой не установлена какая-либо форма такого требования, а исковое заявление по своему содержанию также является требованием к ответчику об исполнении им обязательств, определенных договором».

На дальнейшую монолитность правоприменения было направлено информационное письмо ВХСУ № 01-08/183 от 25 марта 2009 года, где в третий раз даны ссылки на предыдущие информационные письма, в которых говорилось о необходимости разграничения иска и требования в понимании части 2 статьи 530 ГК Украины. По сути такую практику поддержал и Верховный Суд Украины (ВСУ), который в определении от 25 ноября 2009 года (дело № 6-11631св09), передавая дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, отметил: «Апелляционный суд не указал и не обратил внимания на то, что, согласно статье 165 ГК УССР (статья 530 ГК Украины), если срок исполнения должником обязательства не установлен, кредитор имеет право требовать его исполнения в любое время и должник должен его исполнить в семидневный срок со дня предъявления требования. Предъявляла ли истица такое требование и истек ли срок давности после неисполнения ответчиком обязательства вернуть долг по этому договору, суд не выяснил, вывода по этому вопросу не сделал». Фактически тогда ВСУ не рассматривал иск как требование.

Такая практика получила продолжение в следующих решениях хозяйственного суда, принятых с 1 января 2010 года по 28 ноября 2011 года, о чем свидетельствует 191 постановление ВХСУ с предметным применением указанной нормы права на основании имеющегося доказательства отправки требования к контрагенту до момента обращения с иском в суд.

В указанный промежуток времени только в одном случае суд занял противоположную позицию: в постановлении ВХСУ от 17 июня 2010 года № 26/136-09-2807 было указано: «Учитывая, что истец во исполнение условий пункта 3.1 договора не предоставил ответчику счетов на оплату услуг, а также учитывая предписания части 2 статьи 530 ГК Украины, коллегия судей соглашается с выводом местного хозяйственного суда о возникновении обязательства ответчика оплатить стоимость услуг в семидневный срок со дня предъявления требования, в данном случае — искового заявления».

Позиция ВСУ

Так как постановления ВХСУ и тем более информационные письма ВХСУ не являются законом или подзаконным нормативным актом, свою роль в раскачивании системы правоприменения попытался сыграть Верховный Суд Украины, который своим постановлением от 28 ноября 2011 года (председательствующий — Бердник И.С.) отказал в удовлетворении заявления о пересмотре постановления ВХСУ под предлогом не апробированной ранее аргументации: «Поскольку законом не определена форма предъявления требования покупателя, последний может осуществить свое право любым путем: как путем обращения к должнику с претензией, письмом, телеграммой и т.п., так и путем предъявления в суд требования в определенной законом процессуальной форме — форме иска.

Ограничение заявителей в праве на судебную защиту путем отказа в удовлетворении иска в связи с отсутствием доказательств их предыдущего обращения к продавцу с требованиями, оформленными другим способом, чем иск (отличными от него), фактически будет приводить к нарушению принципов верховенства права, доступности судебной защиты, противоречить положениям части 2 статьи 124 Конституции и позиции Конституционного Суда в решении от 9 июля 2002 года № 15-рп/2002 по делу по конституционному обращению относительно официального толкования положений части 2 статьи 124 Конституции (дело о досудебном урегулировании споров), ­согласно которому разрешение правовых споров в пределах досудебных процедур является правом, а не обязанностью лица, нуждающегося в такой защите».

Таким образом, тождественность иска и требования оправдана возможным нарушением конституционного права на защиту.

В связи с объявлением своей позиции Верховным Судом Украины (а следует напомнить, что предварительно, пересматривая постановление ВХСУ по делу № 8/6 от 8 февраля 2007 года, ВСУ занимал прямо противоположную позицию и не отождествлял требование и иск) суды кассационной инстанции предстали перед риском потерять единство в правоприменении. И основания для таких опасений имели место, несмотря на процессуально доминантную роль ВСУ в решении вопросов о неодинаковом применении норм права.

Тем не менее позиция Верховного Суда Украины поддержки в виде решений Высшего хозяйственного суда Украины не нашла. С 28 ноября 2011 года по 1 марта 2013 года ВХСУ принял 54 постановления, в которых была продолжена традиционная линия правоприменения части 2 статьи 530 ГК Украины, несмотря на мнение ВСУ.

С другой стороны, позиция ВСУ оказала влияние на судебные решения по трем отдельным хозяйственн ым делам. В частности, по делу № 5017/414/2012 ВХСУ поддержал приоритет позиции ВСУ: «Сам факт подачи искового заявления и участие в его рассмотрении должника является достоверным фактом предъявления и получения должником данного требования. Ограничение заявителей в праве на судебную защиту путем отказа в удовлетворении иска в связи с отсутствием доказательств их предыдущего обращения к продавцу с требованиями, оформленными другим способом, чем иск (отличными от него), фактически будет приводить к нарушению принципов верховенства права, доступности судебной защиты, противоречить положениям части 2 статьи 124 Конституции Украины и позиции Конституционного Суда Украины в решении от 9 июля 2002 года № 15-рп/2002 по делу по конституционному обращению относительно официального толкования положений части 2 статьи 124 Конституции Украины (дело о досудебном урегулировании споров), согласно которому разрешение правовых споров в пределах досудебных процедур является правом, а не обязанностью лица, нуждающегося в такой защите».

Дуализм подходов

В конечном счете за последние десять лет судами кассационной инстанции создано большое количество примеров неодинакового применения части 2 статьи 530 ГК Украины, что дискредитирует судебную систему в целом. В подавляющем большинстве суды проверяли, возникло ли у истца право на судебную защиту, что связывалось с наличием в деле доказательств предыдущего обращения с требованием об исполнении обязательства в семидневный срок, до обращения с иском.

Однако главным остается то, что в правоприменении не может быть дуализма, поскольку это не та плоскость, где можно предоставлять приблизительные оценки, сопоставляя сотни решений, в которых иск и требование разграничены с единичными случаями нарушения этого правила. В таких единичных случаях речь идет о судьбоносных решениях, которыми были нарушены права субъектов хозяйствования — ответчиков, несмотря на то, что права сотен других субъектов хозяйствования в аналогичных ситуациях были защищены.

Таким образом, в одних однотипных (прецедентных) ситуациях государство защищает, а в других — выборочно отказывает в защите, игнорируя принцип равенства в правах, закрепленный Конституцией. Более того, эти единичные решения не допускаются к пересмотру Верховным Судом Украины, поскольку ВХСУ (как и ВССУ) не предоставляет соответствующего допуска. В частности, это может быть подтверждено ссылкой на определение коллегии судей Судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 30 января 2012 года по делу № 6-47783зп11.

Рассматривая вопрос системно, можно обобщить, что правовая позиция судов, которые отождествляют требование, заявленное в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины, и иск, заявленный в процессуальном порядке, выглядит так: субъектам частного права разрешено все, что не запрещено законом; законом не предусмотрено обязательное досудебное урегулирование спора; форма требования в законе не определена; отправка копии искового заявления ответчику, а также само по себе обращение в суд с иском следует определять требованием в понимании части 2 статьи 530 ГК Украины; если истец обратился в суд с исковым заявлением, а ответчик в семидневный срок не исполнил обязательства, то отказ в удовлетворении такого иска со ссылкой на невыполнение требований части 2 статьи 530 ГК Украины будет означать нарушение права на судебную защиту, принципа верховенства права.

Материальное и процессуальное

Причины для возражения лежат не в правоприменении по сути, а в понимании того, что процессуальное право следует за материальным, практика — за наукой. Есть в системе права наработанные веками постулаты, их невозможно изменить посредством произвольной трактовки.

Во-первых, система права делится на отрасли, подотрасли, институты и нормы права, а право — на материальное и процессуальное. Если предъявление требования в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины — составляющая института материального права, то предъявление иска относится к институту процессуального права.

Во-вторых, предъявление требования в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины является составной института договора в праве. Обращаясь к контрагенту с требованием об исполнении обязательства в определенный срок, заявитель фактически определяет его существенное условие — срок исполнения. В данном случае между сторонами даже не возникает вопрос о споре.

В-третьих, предъявление иска (иск) является институтом процессуального права. Процессуальный закон предусматривает, что лицо обращается в суд за защитой уже нарушенного права. Зато, обращаясь с требованием об исполнении обязательства в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины, лицо за защитой нарушенного права не обращается.

В-четвертых, требование и иск вынужденно отсрочены во времени: только в случае невыполнения требования, предъявляемого в соответствии с частью 2 статьи 530 ГК Украины, субъект может обратиться с претензией к другой стороне в порядке досудебного урегулирования спора (в 2001 году отменена обязательность претензионного урегулирования споров) или же непосредственно в суд за защитой нарушенного права, поскольку только невыполнение требования в семидневный срок будет доказательством нарушения права истца. В этой части к некоторой путанице может приводить то, что собственно требование иногда называют претензией, в связи с чем создается ложное впечатление об ассоциировании этого требования — претензии с претензией, которая до недавнего времени заявлялась как следствие нарушения права.

Нужно принять во внимание, что только наименование письма или требования претензией не меняет сути этого договорного инструмента, поскольку в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины не заявляется требование устранить нарушение права, а только первое требование исполнить обязательства в срок, который не был согласован сторонами ранее (может быть подтверждено ссылкой на постановления ВХСУ от 17 сентября 2009 года по делу № 20/298-08, от 23 сентября 2010 года по делу № 20/44, в которых претензия рассматривается как требование).

В-пятых, если требование адресуется контрагенту с целью исполнения договорного обязательства, то иск адресуется суду (причем отправка копии искового заявления и прилагаемых к нему документов является процессуальной обязанностью истца). Иск — это требование перед судом о применении принудительных мер при наличии доказательств невыполнения требования добровольно.

Следует отдельно сказать и по поводу мнения о том, что отказ в иске в данной категории дел якобы означает отказ от судебной защиты. Действительно, как предусмотрено статьями 3, 8 Конституции, утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства, а обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина непосредственно на основании Основного Закона гарантируется. В то же время, несмотря на то что право на судебную защиту является конституционным и закреплено в процессуальных кодексах (статья 1 ХПК Украины, статья 3 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины, статья 6 Кодекса административного судопроизводства (КАС) Украины), обращение в суд за защитой права происходит в порядке, определенном законом. Поэтому суд не защищает право, которое не нарушено, а исковое заявление о принудительном исполнении обязательства (без определенного срока исполнения) не может быть удовлетворено, если предварительно стороны вообще не определили срок исполнения.

В данном случае не может идти речь о нарушении права истца на судебную защиту, поскольку для судебной защиты нет оснований. С другой стороны, ссылки ВСУ в постановлении от 28 ноября 2011 года в контексте применения части 2 статьи 530 ГК на то, что разрешение правовых споров в пределах досудебных процедур является правом, а не обязанностью лица, требующего такой защиты, не соответствует праву, поскольку предъявление требования не является способом досудебного урегулирования спора вообще. Как отмечалось выше, только после невыполнения требования, заявленного в порядке части 2 статьи 530 ГК Украины, возникает спор и может стоять вопрос или же о досудебном его урегулировании, или же об обращении в суд, минуя стадию досу™дебного урегулирования спора.

Есть в начавшейся дискуссии и одна незыблемая истина, которая не позволяет рассматривать позицию Верховного Суда Украины и отдельных хозяйственных судов как соответствующую праву. В тех судебных решениях, где отражено мнение об отождествлении искового заявления и требования, суд считает, что «иск следует считать требованием в понимании части 2 статьи 530 ГК Украины».

Таким образом, суд считает, что указанные нормы являются непонятными для применения, конфликтующими и что суд вправе этот конфликт разрешить. Однако, согласно статье 19 Конституции Украины, органы государственной власти, их должностные лица обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины. Так, суды не создают нормы права, а только применяют их.

Следует отметить, что часть 2 статьи 530 ГК Украины как норма материального права, так как и статья 1 ХПК Украины, статья 3 ГПК Украины, статья 6 КАС Украины как нормы процессуального права, является частью национального законодательства. При этом норма материального права регулирует отдельный аспект исполнения договорного обязательства, а указанные нормы процессуального права — обращение в суд за защитой права в том случае, если оно нарушено неисполнением. Таким образом, между указанными нормами нет конфликта или коллизии, что означает отсутствие оснований для их толкования.

Кроме того, суд не является субъектом толкования закона (при наличии на то оснований исключительно Конституционный Суд Украины вправе давать официальное толкование законов Украины). Но самое главное — суд, который в своих решениях указывает, что иск является требованием в понимании части 2 статьи 530 ГК Украины, фактически создает новую норму права, вопреки положениям статьи 75 Конституции Украины, дублируя функцию парламента.

БАТРИН Станислв — к.ю.н., директор юридической компании Lions Litigate, м.н.с. Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 20 (802) от 14/05/13 Текущий номер

Корпоративное право

№ 20 (802)
Документы и аналитика

Все исключено

Отрасли практики

Доказательный пример

Судебная практика

В зоне иска

Тема номера:

С частями на выход

Частная практика

Виртуальная лояльность

Ратификация Многосторонней конвенции MLI:

заставит бизнес провести комплексный анализ собственных международных структур

на ведение бизнеса пока сильно не повлияет, поскольку будет применяться не ко всем действующим двухсторонним конвенциям об избежании двойного налогообложения

в ближайшие несколько лет вообще никак не повлияет на бизнес

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА