Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 25 ноября 2017 года, 13:12

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Государство и юристы

№ 13 (796) Гражданский процессот 26/03/13 (Государство и юристы)

Обсуждению подлежит

В рамках судебно-правового форума, посвященного реалиям и перспективам украинского правосудия, обсудили проблемные вопросы правоприменения и пути их разрешения

Анатолий Гвоздецкий
«Юридическая практика»

«Мы решили объединить эти два события и положить начало циклу судебно-правовых форумов, которые будут проводиться на Украине ежегодно», — заявил Председатель Верховного Суда Украины Петр Пилипчук, открывая судебно-правовой форум «Правосудие на Украине: реалии и перспективы», состоявшийся 15 марта с.г. в Кловском дворце в рамках Дней юридической практики-2013. Дата проведения форума была выбрана не случайно: именно в эти дни соорганизаторы мероприятия — газета «Юридическая практика» и Верховный Суд Украины (ВСУ) — празднуют дни рождения: наивысший орган в системе судов общей юрисдикции — 90-летний юбилей с момента своего создания, а газета «Юридическая практика» — 18-летие со дня выхода первого номера издания.

В рамках форума более 100 юристов — судей, ученых, адвокатов обсудили проблемные вопросы осуществления правосудия и юридической практики на Украине.

Единство судебной практики

Так, проблеме обеспечения единства судебной практики был посвящен доклад первого заместителя Председателя ВСУ Ярослава Романюка. По его словам, именно обеспечение единства судебной практики является не чем иным, как реализацией принципа правовой определенности, обеспечивающего прогнозируемость судебных решений и стабильность правового регулирования. Г-н Романюк подчеркнул, что Европейский суд по правам человека в своих решениях неоднократно делал вывод о том, что принцип правовой определенности — фундаментальный аспект верховенства права: «Для того чтобы судебное толкование соответствовало требованиям Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, необходимо, чтобы решения судов были разумно предсказуемыми» (дела «S.W. против Великобритании», «Коккинакис против Греции»).

Говоря о необходимости размежевания независимости судей и единства судебной практики, Ярослав Романюк процитировал один из экспертных выводов, сделанных по результатам проведенного летом минувшего года мониторинга состояния независимости судей на Украине: «Создание действенных правовых механизмов обеспечения одинакового применения законодательства и формирования стабильной судебной практики позволит сделать невозможным влияние на суды и судей, порождающее факты судебного рейдерства и так называемого выборочного правосудия». По мнению докладчика, обеспечение единства судебной практики не только не противоречит принципу независимости судебной власти, а наоборот — является одним из элементов этой независимости. Общеизвестно, что единство судебной практики должен обеспечивать именно высший судебный орган государства, основное назначение которого состоит не только в осуществлении правосудия, но и в обеспечении одинакового толкования и применения закона всеми судами. Как считает Ярослав Романюк, на Украине эту функцию должен реализовывать ВСУ, в котором сосредоточено рассмотрение судебных дел всех юрисдикций.

Вместе с тем докладчик указал на необходимость расширения имеющегося у ВСУ инструментария для обеспечения единства судпрактики. В частности, ВСУ необходимо наделить правом принятия нового решения, при этом предусмотреть право отменять решения судов первой или апелляционной инстанций.

Вызывает интерес предложение Ярослава Романюка о внедрении на Украине института преюдициального запроса. Он позволил бы судам низшего уровня приостановить производство по делу и обратиться за выводом в ВСУ, если в ходе рассмотрения дела возникла неопределенность в применении или толковании правовой нормы.

Позицию своего коллеги о необходимости расширения полномочий ВСУ поддержали и другие судьи. Так, например, судья ВСУ Александр Прокопенко отметил, что статья 17 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» ограничила права Верховного Суда, из-за чего сегодня он не обеспечивает одинакового применения законодательства всеми судами Украины общей юрисдикции. Эти функции фактически возложены на высшие специализированные суды.

По словам г-на Прокопенко, учитывая роль и место Верховного Суда Украины в системе судов общей юрисдикции, ВСУ необходимы действенные инструменты, при помощи которых у него появилась бы возможность оперативно и эффективно влиять на правоприменительную практику с целью обеспечения одинакового применения судами законодательства.

«Верховному Суду нужно предоставить полномочия контрольного характера относительно решений нижестоящих судов», — выразил свое мнение Александр Прокопенко, подчеркнув, что сегодня высшие специализированные суды нарушают принцип «никто не может быть судьей по своему делу». «При этом высшие специализированные суды отменяют решения и ВСУ. К сожалению, есть такая практика», — отметил докладчик. Завершая свое выступление, г-н Прокопенко резюмировал: «Именно ВСУ должен обеспечивать эффективность судебной системы».

По мнению судьи Высшего специализированного суда по рассмотрению граж­данских и уголовных дел (ВССУ) Аллы Олийнык, сегодня процедура пересмотра судебных решений, как вступивших в законную силу, так и не вступивших, требует усовершенствования с целью обеспечения лицу права на справедливый суд. Законодателю необходимо максимально использовать национальные меры защиты прав с учетом международных стандартов осуществления правосудия, это обеспечит право на справедливый суд и уменьшит количество обращений в Европейский суд по правам человека.

«По моему мнению, остается актуальным наделение ВСУ полномочиями по пересмотру судебных решений по гражданским делам на основании неодинакового применения судом кассационной инстанции норм процессуального права. Возможно, не по всем процессуальным вопросам, но ВСУ должен иметь полномочия пересмотра судебных решений по вопросам юрисдикции относительно доступа лица к суду, реализации принципов гражданского судопроизводства», — констатировала г-жа Олийнык.

Вместе с тем управляющий партнер «Юридической группы LCF», адвокат Анна Огренчук обратила внимание судей на то, что единство практики должно быть, но самое главное — делать это своевременно и путем пересмотра дел в связи с неодинаковым применением норм материального права. По словам докладчицы, сегодня существует практика, когда решения, вступившие в законную силу и фактически исполненные, например принятые в 2007 году, пересматривают высшие специализированные суды по вновь открывшимся обстоятельствам и оставляют в силе решения, принятые еще в 2000 году. Такая практика вызывает опасения у адвокатов, поскольку любое судебное решение может быть пересмотрено и отменено.

«Заинтересованность в единстве судебной практики не должна приводить к ретроспективному пересмотру решений. Пересмотр решений в связи с изменением судебной практики может быть только в том случае, если будут восстановлены права граждан», — резюмировала г-жа Огренчук.

УПК новый — проблемы старые

Выступая с докладом об особенностях производства по пересмотру судебных решений по новому Уголовному процессуальному кодексу (УПК) Украины, судья ВСУ Николай Короткевич еще раз обратил внимание участников на необходимость предоставления ВСУ права пересматривать судебные решения на основании неодинакового применения норм процессуального права. По мнению докладчика, несовершенной также является процедура допуска дел в ВСУ через ВССУ. «Не может суд высшей инстанции зависеть от суда низшей инстанции», — подчеркнул судья. Так, по его словам, судебная статистика прошлого года свидетельствует о том, что ВССУ отказал в допуске уголовных дел для пересмотра в ВСУ по 151 заявлению и допустил к производству всего 33 уголовных дела. А Судебная палата по уголовным делам ВСУ рассмотрела всего лишь 27 дел.

Что касается пересмотра судебных решений по новому УПК Украины в кассационном порядке, то, как отметил заместитель председателя ВССУ Михаил Вильгушинский, такой пересмотр является последним средством юридической защиты прав и свобод человека на Украине. Как считает докладчик, новый кодекс содержит четкий перечень судебных решений, подлежащих обжалованию в кассационном порядке: «Такая конкретизация является отправной точкой, с которой начинается логичное построение нормативно-правового регулирования кассационного производства».

Г-н Вильгушинский затронул в своем выступлении и вопрос открытия кассационного производства, подчеркнув, что в этом аспекте важно учитывать практику Европейского суда по правам человека, в частности, правовую позицию по делам «Мельник против Украины» и «Мушта против Украины», а именно: право на суд, одним из аспектов которого является право доступа к суду, не является абсолютным; оно может быть ограниченным, особенно что касается условий приемлемости жалобы. Но право доступа к суду не может быть ограничено таким образом или в такой мере, что будет нарушена сама его сущность. Эти ограничения должны иметь законную цель и быть пропорциональными между использованными средствами и достигнутыми целями.

По мнению докладчика, эту правовую позицию должны учитывать суды при принятии коллегией судей определения об отказе в открытии кассационного производства. Определение должно быть мотивированным и содержать доводы, указывающие на отсутствие оснований для удовлетворения кассационной жалобы, с реагированием на все без исключения доводы, изложенные кассатором.

Также г-н Вильгушинский отметил, что в действующем УПК Украины закреплен институт упрощенного производства относительно уголовных проступков, допускающего лишь апелляционное обжалование. Но сегодня данный институт не действует, поскольку закон, который определял бы, какие из деяний являются проступками, отсутствует.

В свою очередь, партнер адвокатского объединения AVER LEX Виталий Сердюк акцентировал внимание присутствующих на проблемах, возникающих во время рассмотрения вопроса об изменении меры пресечения в суде первой инстанции. По его словам, действующий УПК Украины, к сожалению, не только не урегулировал вопросы, которые возникали при изменении меры пресечения, но и создал еще ряд коллизий. Докладчик отметил, что существующие проблемные вопросы можно разделить на два блока: вопросы изменения меры пресечения в подготовительном заседании и вопросы изменения меры пресечения или продления ее во времени во время судебного ­рассмотрения. Что касается первого блока, то к основным проблемам изменения меры пресечения, по мнению г-на Сердюка, можно отнести следующие: определение уголовного процессуального закона, подлежащего применению, — УПК Украины, действующего на ­момент изменения меры пресечения или на момент ее избрания, если такое имело место до вступления в силу действующего кодекса; неурегулированность вопроса о необходимости соблюдения защитой требований к форме ходатайства об изменении меры пресечения и о порядке действий суда в случае неисполнения таких требований лицом, подающим такое ходатайство; в новом УПК Украины предусмотрена обязанность защиты предоставить прокурору ходатайство об изменении меры пресечения и приложений к нему за три часа до начала рассмотрения такого ходатайства, но при этом недостаточно четко установлен порядок ее исполнения, а также последствия несоблюдения такого требования. Не урегулирован также вопрос, какому именно прокурору должно быть подано ходатайство за три часа на стадии подготовительного производства.

Нужно ли ВСУ право законодательной инициативы?

Возвращаясь к вопросу о необходимости увеличения инструментария ВСУ, а именно: о наделении его правом законодательной инициативы, о котором говорили некоторые докладчики, заслуживают внимания слова судьи ВСУ Николая Гусака, отметившего, что вопрос предоставления ВСУ такого права — надуманный.

«Я за то, чтобы позиции ВСУ поддерживал законодатель, не создавая их обязательности, а решения ВСУ были настолько авторитетными и обоснованными, чтобы казалось естественным, что это действительно последняя инстанция. Тогда и не нужно будет никаких искусственных инструментов», — уточнил докладчик.

По его словам, у судебной власти есть другие инструменты, которые полностью обеспечивают функциональное назначение судебной системы — осуществление правосудия. ВСУ не нужны законы, инициируемые им, поскольку они будут работать на будущее, а он рассматривает споры в режиме реального времени. «Точно так же и с обращениями в Конституционный Суд Украины. Это неэффективный способ, поскольку решения КСУ имеют значение лишь на будущее», — добавил Николай Гусак.

В то же время у некоторых адвокатов противоположная позиция. Так, например, управляющий партнер ЮФ «Гвоздий и Оберкович» Валентин Гвоздий озвучил мнение относительно того, что все-таки ВСУ необходимо предоставить право законодательной инициативы, чтобы он мог среди прочего решить проблему разграничения административной и хозяйственной юрисдикций.

«Сегодня, активно занимаясь адвокатской деятельностью, сталкиваешься с проблемой, когда суды административной и хозяйственной юрисдикций принимают к своему производству дела между теми же сторонами и с тем же предметом спора, что прямо противоречит положениям действующего на Украине процессуального законодательства», — рассказал г-н Гвоздий. Особенно характерна указанная ситуация по делам, связанным с решением земельных споров, а именно: обжалование действий или бездеятельности, решений субъектов властных полномочий, в компетенцию которых входит распоряжение землями государственной и коммунальной собственности. Еще одним примером является практика рассмотрения дел об обжаловании решений органов Антимонопольного комитета Украины, принятых в контексте защиты экономической конкуренции. «В связи с этим необходимо одновременно вносить изменения как в административный, так и в хозяйственный процесс», — считает Валентин Гвоздий.

В рамках обсуждения модератор рабочего заседания заместитель Председателя Верховного Суда Украины — секретарь Судебной палаты по административным делам Виктор Кривенко отметил, что вопрос законодательной инициативы для ВСУ не важен, поскольку это не определит роль суда в системе судов общей юрисдикции. «Защитником суда», по убеждению г-на Кривенко, является не власть, а граж­данское общество.

Интересную мысль относительно полномочий ВСУ высказал судья, секретарь Пленума Высшего административного суда Украины (ВАСУ) Михаил Смокович. По его мнению, решения ВАСУ как суда первой инстанции (по делам по искам к Высшей квалификационной комиссии судей Украины, Высшему совету юстиции, Президенту Украины и Верховному Совету Украины) должны пересматриваться Верховным Судом Украины. Необходимо вносить соответствующие изменения в законодательство.

«Решения ВАСУ как суда первой инстанции окончательные и обжалованию не подлежат. И, возможно, будет единая практика, но она не всегда является правильной. Поэтому хотелось бы, чтобы эти решения пересматривались ВСУ, и он был «последним ситом» проверки решений ­ВАСУ как суда первой инстанции на соответствие соблюдения принципов верховенства права, законности и обоснованности перед Европейским судом по правам человека, потому что он сегодня стал стадией или инстанцией в нашем судопроизводстве», — резюмировал докладчик.

В свою очередь судья ВСУ Александр Терлецкий заявил, что сейчас административные суды превращаются по сути в фискальные органы. «Может ли быть у органа власти нарушенное право?» — задал докладчик риторический вопрос. Это деформация административного судопроизводства. «Административные суды нужны для людей, юридических лиц и меньше всего они нужны власти. Это судебный контроль деятельности власти», — подчеркнул г-н Терлецкий.

Мнение г-на Терлецкого поддержал и соглава практики налоговых и таможенных споров юридического бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», адвокат Арсений Милютин, уделивший внимание тем ожиданиям, которые были у адвокатов от административного судопроизводства, когда оно только создавалось, и текущему состоянию вещей. Выступая с докладом «Административная юстиция: соревнование по-европейски или игра в одни ворота», он отметил, что адвокаты и правозащитники ожидали и ожидают от административного судопроизводства специализированного и справедливого решения споров с чиновничеством. Но, к сожалению, сегодня, по мнению г-на Милютина, административные суди нередко подыгрывают органам власти, которые по разным причинам ненадлежащим образом исполняют свои функции. Он выразил надежду, что такой подход является временным явлением.

Гражданско-правовой контекст

Завершающее рабочее заседание форума было посвящено проблемам хозяйственного и гражданского судопроизводства.

Так, судья ВСУ Василий Гуменюк отметил, что в скором будущем на Украине появится необходимость создания специализированных земельных судов, которые будут рассматривать специфические вопросы в данной сфере. Такая тенденция назревает в связи со вступлением в силу Закона Украины «О Государственном земельном кадастре» и созданием Земельного банка. При этом он уточнил, что нет необходимости в отдельной судебной вертикали. Идею можно реализовать путем создания таких учреждений при уже существующих судах.

Проблемные вопросы судебной практики кредитных правоотношений поднял в своем выступлении судья Высшего хозяйственного суда Украины Александр Кот. По словам докладчика, сегодня существует разная судебная практика применения исковой давности при рассмотрении споров о защите корпоративных прав. В частности, вопрос возникает по поводу того, тождественно ли право участия в управлении делами общества праву участия в обществе, которое является личным неимущественным правом. «В одних случаях суды признают неправомерность применения срока исковой давности для защиты права участия в обществе, а в других защита этого права ограничивается сроком исковой давности, при этом такая позиция мотивируется тем, что право участия в обществе не тождественно праву участия в управлении делами общества», — констатировал г-н Кот.

Проблеме заключения и исполнения мирового соглашения в хозяйственном процессе уделил внимание в своем выступлении партнер Arzinger Маркиян Мальский. Он обратил внимание присутствующих, в частности, на то, что заключение мирового соглашения невозможно на стадии апелляционного и кассационного рассмотрения. «Сейчас мировое соглашение не может быть утверждено в судах высших инстанций», — констатировал докладчик, добавив, что попытки урегулировать этот вопрос на законодательном уровне уже не раз предпринимались парламентариями, но не увенчались успехом.

В свою очередь партнер юридической фирмы ILF Алексей Харитонов, говоря об имплементации практики Европейского суда по правам человека в гражданском процессе, обратил внимание на целый ряд проблем. Среди них — отсутствие полной базы официальных переводов решений Европейского суда по правам человека. По убеждению г-на Харитонова, решить эту проблему возможно учреждением официального печатного издания, которое будет регулярно опубликовывать переводы, или разработкой специализированного интернет-сайта. Сложности возникают и по причине «неинформированности относительно автономных понятий» Европейского суда (терминологии, которая используется сугубо этим судом). Отдельная тема — неисполнение пилотных решений Европейского суда по правам человека. А в контексте недостатков украинского правосудия г-н Харитонов назвал проблемой отсутствие надлежащей мотивации в мотивировочной части решений национальных судов.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 13 (796) от 26/03/13 Текущий номер

Гражданский процесс

№ 13 (796)
Отрасли практики

Представительские подходы

Судебная практика

Дурьная слава

Частная практика

Клиентский потоп

Какое, на ваш взгляд, главное событие в процессе запуска нового Верховного Суда?

Издание Президентом Украины указа о назначении «верховных» судей

Подписание и опубликование нового процессуального законодательства

Решение Пленума ВС относительно дня начала работы нового Суда

Первое решение Верховного Суда

Все вышеперечисленное

Ничего из перечисленного не считаю главным событием

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА