Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 21 мая 2019 года, 20:45

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Комментарии и аналитика

№ 41 (459) Налогиот 10/10/06 (Комментарии и аналитика)

Исполняем понуждение к заключению

Выиграть, но не победить. Проиграть, не будучи побежденным

Артем Афян
Специально для «Юридической практики»

В моей предыдущей статье («Судиться, не задумываясь?» от 3 октября 2006 года) затрагивалась тема теоретической основы исковых требований заключить договор. Но если вы рискнули прибегнуть к такого рода иску, теоретические изыски станут лишь первыми «цветочками» в том саду проблем, которыми буйно поросло данное делопроизводство. Ведь даже победив в суде, можно остаться абсолютно ни с чем, причем на законных основаниях.

Для начала следует сказать, что решения об обязании лица заключить договор даже исполняются. В целом, процент исполнения подобных решений не слишком отличается от среднестатистических показателей. Однако данная категория дел таит в себе скрытый сценарий процесса исполнения решений, который может фактически свести к нулю судебную победу.

Суть в том, что подобная формулировка исковых требований далека от юридического идеала. И дело тут не только в пресловутой свободе договора, которая закреплена в статье 3 Гражданского кодекса Украины (ГК). Ведь принудительное заключение договора никак не вяжется с понятием договора как результата волеизъявления стороны. Формальное противоречие требований глобальному принципу гражданского права выливается в практически неразрешимые проблемы.

Что просил, то и получил

После того как выигравшая сторона получила на руки решение суда, и прошла первая эйфория в связи с кажущейся концовкой дела, возникает масса вопросов с приведением этого решения в жизнь. Конец судебного разбирательства становится началом исполнительных мытарств в данной категории дел, имеющих особо драматический оттенок.

На первый взгляд, все очевидно: по решению суда ответчик обязывается заключить с истцом договор. Значит, и решение суда будет считаться исполненным тогда, когда соответствующий договор будет заключен. Но какой именно договор? Как правило, суд выносит решение об обязательстве заключить договор определенного вида, например, договор аренды, иногда указывает срок договора. Текст договора в суде не обсуждается. Однако любой договор, помимо предмета, имеет свою цену и массу других дополнительных, но не менее существенных для сторон условий, что оставляет ответчику поле для маневра.

Первым, наиболее очевидным и, возможно, даже примитивным, но все же результативным шагом ответчика может стать выдвижение договора, но на таких условиях, что он становится невыгодным уже самому истцу. Например, типичная для договора аренды земли ситуация: ­арендатор обязуется застраховать объект аренды. В договоре же, который выдвигает ­ответчик, только дописывается, что объект аренды должен быть застрахован на сумму не менее… и далее в зависимости от ситуации и фантазии ответчика. Подобный договор соответствует решению суда, поскольку направлен на установление именно тех отношений, о которых просил истец, вот только требует от последнего дополнительных денежных затрат.

Есть также масса других способов ­ужесточения различных условий договора. При должной работе над текстом проекта договора можно добиться того, что тот, кто обратился в суд за заключением договора, сам же от него и откажется. При этом ответчик всюду может рапортовать о направленном проекте договора, представая, таким образом, в глазах суда прилежным исполнителем решения. В то же время отказ истца от заключения договора у суда и исполнительной службы может вызвать лишь недоумение.

Вторым, более сложным, вариантом является определение в договоре пунктов, по которым его можно будет в скором времени расторгнуть. Таким образом, решение суда выполняется путем заключения договора, но ведь в решении суда никогда не говорится о том, что договор непременно должен быть в силе весь срок. И договор абсолютно законно расторгается. Сложность этого варианта заключается в необходимости оставить зацепки в тексте договора таким образом, чтобы они не бросались в глаза, хотя, конечно, сделать их полностью невидимыми вряд ли удастся.

Анализируя вышеизложенные варианты, следует указать, что ложным является вариант заключения договоров таким образом, чтобы в дальнейшем иметь возможность признать их недействительными либо незаключенными, например, не соблюдая условия формы договора. В таком случае отсутствует момент пребывания договора в силе, и он, согласно статье 236 ГК, является недействительным с момента его заключения. Таким образом, можно утверждать, что решение суда так и не было исполнено.

Но факт остается фактом, подобная формулировка исковых требований тем и плоха, что удовлетворение иска не всегда отвечает истинным интересам истца.

Засуди меня, если сможешь

Но если описанные выше варианты являются, скорее, планом действий ответчика, то истец в данной категории дел является фактически связанным, поскольку он лишен основной части исполнительного арсенала — принудительного исполнения решения.

Главная неувязка кроется в том, что для исполнения решения суда об обязанности заключить договор необходима подпись контрагента. При этом следует учесть, что контрагент уже заранее не настроен подписывать договор, раз дело дошло до судебного разбирательства. То есть следует заставить лицо совершить действие, противное его воле. И в этом случае исполнительная служба не сможет заменить его действия своими. Судебный исполнитель не может сам подписать договор или же прийти домой к ответчику и изъять его подпись.

Конечно, у исполнительной службы есть мера воздействия на лицо, которое упорно отказывается подписать договор. Согласно статье 87 Закона Украины «Об исполнительном производстве», в случае неисполнения без уважительных причин решения суда в срок, установленный государственным исполнителем, на физическое лицо можно наложить штраф в размере от двух до десяти не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, на юридическое лицо — от десяти до двадцати. В случае же повторного неисполнения по истечении вновь назначенного срока штраф налагается в двойном размере. Согласитесь, сумма не особо значительная, особенно если речь идет о многомиллионных договорах.

Впоследствии судебный исполнитель может даже прибегнуть к такой крайней мере, как уголовная ответственность. Статьей 382 Уголовного кодекса Украины (УК) предусмотрена ответственность за умышленное неисполнение служебным лицом решения суда либо препятствование его исполнению. Но общее число дел, которые возбуждены по данной статье, не внушает уверенности тем, кто намерен обратиться в суд с просьбой обязать ответчика заключить договор.

Но даже если вы уверены в эффективности исполнительной системы и вам импонирует принцип неотвратимости наказания, это не значит, что повлиять на ответчика, даже угрозой уголовного дела, будет возможно.

Дело в том, что украинское законодательство предусматривает возможность ограничения полномочий директора. Они могут выражаться в сумме сделки, при превышении которой директор предприятия обязан получить согласие учредителей. Также возможен вариант, что в учредительных документах предприятия будет прописано такое ограничение полномочий директора, как обязанность получать соглашение на любую сделку.

Нетрудно догадаться, что при существовании подобных ограничений уполномоченный орган просто не даст своего согласия. Получится ситуация, когда, с одной стороны, директор отвечает за действия юридического лица, с другой — он не виновен в неисполнении решения, ведь фактически он мог даже поставить учредителей в известность о существовании решения и вынести вопрос о заключении соответствующего договора на обсуждение, выполнив тем самым все, что от него зависело. Таким образом, в действиях руководителя предприятия не будет вины как необходимой составляющей преступления. Что же касается наказания учредителей, то, во-первых, их вина труднодоказуема, так как найти в законодательстве предпосылки для привлечения учредителя к ответственности за действия юридического лица крайне сложно. И весьма нелегким делом будет убеждение суда в такой трактовке действий учредителя, которые попадали бы под действие статьи 382 УК.

Но и на этом загвоздки с применением данной статьи УК при неисполнении анализируемых решений не исчерпываются. При наличии нескольких учредителей, а также если дело касается местного самоуправления, наивысшие управляющие органы являются коллегиальными. В отличие от французского законодательства украинское право не предусматривает возможности привлечения к ответственности целого органа.

Добровольно исполнить непросто

При этом проблема при исполнении решений об обязательстве лица заключить договор далеко не исчерпывается сложностями, связанными с наказанием злостного нарушителя исполнительного производства. Допустим, под угрозой возбуждения уголовного дела совместными усилиями с судебным исполнителем истцу удалось-таки убедить ответчика заключить договор. Даже в этом случае попытка добровольного исполнения решения может быть чревата для ответчика штрафами. Это связано с моментом признания решения исполненным.

Как говорилось выше, на первый взгляд кажется, что решение будет считаться исполненным, когда договор заключен. Логично. Но так ли просто это сделать, если судебный исполнитель уже установил срок для исполнения?

Украинское законодательство не связывает момент заключения договора исключительно с волеизъявлением сторон. Статьи 209 и 210 ГК устанавливают, что договоры, для которых обязательны нотариальное удостоверение или государственная регистрация, считаются заключенными с момента оной. Как известно, регистрация зачастую требует срока. Кроме того, для определенного вида договоров необходимо совершить предварительные действия. Да и процедура регистрации, как будет описано ниже, не обещает быть беспроблемной. Таким образом, складывается ситуация, когда стороны начали приводить решение суда в жизнь, но, тем не менее, присутствуют формальные основания для наказания ответчика.

Формула победителя

Тем не менее отказываться вообще от подобных исковых требований бессмысленно, так как вполне очевидна их объективная необходимость. И уж тем более досадно не использовать уже принятое решение в выигранном деле. В принципе, статьей 221 ГПК Украины предусмотрена процедура разъяснения решений суда. Это означает, что теоретически можно обратиться к судье с просьбой уточнить условия договора. Но, во-первых, не каждый судья пойдет на удовлетворение подобного ходатайства. Во-вторых, дополнительных условий у любого договора может быть уйма, что означает необходимость обращаться к судье неоднократно. Постоянное же напоминание о себе судье с просьбой уточнить решение не приведет ни к чему, кроме как к раздражительности судьи. Хотя, конечно, такой ход находится в пределах закона.

Для разрешения ситуации можно применить положение статьи 16 ГК, где говорится, что суд может своим решением изменять правоотношения и признавать право. Основанием для принятия решений об обязательстве заключить договор могут служить фактически сложившиеся правоотношения либо неправомерный отказ от заключения договора при наличии у лица всех прав на его заключение.

Учитывая то, что договор по сути является документом, который закрепляет права и обязанности сторон, можно просить суд признать за истцом не право на заключение договора, а те права, которые дает договор. То есть суд может фактически прописать все необходимые условия договора в решении. Таким образом, отпадает необходимость получения подписи ответчика и даже установления с ним каких бы то ни было дополнительных договоренностей.

Хотя и данный вариант не является абсолютной панацеей. В отличие от нотариального удостоверения, которое, согласно статье 220 ГК, может быть заменено признанием судом договора действительным, ГК не имеет аналогичной статьи в отношении государственной регистрации сделки. Временное положение о государственной регистрации сделок не предусматривает регистрацию решений суда. В то же время, согласно пункту 15 данного положения, судебное решение может служить основанием для внесения изменений в запись о сделке.

Данный пробел можно восполнить, выдвинув в суде дополнительное требование обязать соответствующий орган удостоверить сделку, что, правда, чревато либо еще одним ответчиком, либо новым судебным разбирательством. Хотя можно уповать и на принцип разумности, которую должен будет проявить орган регистрации соответствующей сделки.

В любом случае заключение договора по решению суда касается еще одной проблемы украинского права, ведь исполнительное производство едино для всех отраслей. Различные принципы, специальные и общие нормы, противоположные теоретические подходы должны исполняться одними и теми же методами, одними и теми же людьми с одинаковыми полномочиями. Разделив специализации судей, законодатель обошел вниманием исполнительную службу. В данном случае это делает невозможным обеспечение исполнения решений о заключении договора в тех случаях, где это прямо предусмотрено.

АФЯН Артем — юрист АК «Прайм», г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 41 (459) от 10/10/06 Текущий номер

Налоги

Законодательная практика

Продайте товар по e-mail

Историческая практика

История масштабной фальсификации

Комментарии и аналитика

Несостоятельность взыскания

Поддерживаете ли вы проведение досрочных парламентских выборов?

Безусловно, нужна полная перезагрузка власти.

Да, все равно парламент не будет должным образом работать до выборов.

Для этого пока нет правовых оснований.

Незачем спешить — до плановых выборов осталось совсем немного.

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА