Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 25 ноября 2017 года, 06:05

Генеральный партнер 2017 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Тема номера: Права человека

№ 16 (382) Права человекаот 18/04/05 (Тема номера: Права человека)

Кто гарантирует гражданину право?

Самым эффективным институтом защиты прав человека есть... Европейский суд

Екатерина Ткаченко
«Юридическая практика»

Защита и гарантии прав и свобод человека — в списке первостепенных задач каждого демократического государства. Фундаментальные права и свободы, как правило, закрепляются в конституции конкретного государства. Там же оговорены и основные способы и механизмы их защиты. Украина в этом отношении не стала исключением и в Конституцию 1996 года включила целый раздел (Раздел II), посвященный правам, свободам и обязанностям человека и гражданина. Работая над указанным разделом, законодатель постарался учесть демократические стандарты прав человека. Однако проблема заключается в том, что Конституция Украины по большому счету не выполняет функций, возложенных на нее, и является скорее декларацией, а не «нормой прямого действия», как это закреплено статьей 8. Кроме того, одной Конституции явно не достаточно для адекватной регламентации прав и свобод человека и гражданина на государственном уровне. Нужно признать, что законодательные акты в разных отраслях права, регулируя конкретные правоотношения, ссылаются на основные стандарты прав человека. Вместе с тем реальные гарантии их соблюдения и механизмы защиты сегодня далеки от совершенства.

Естественно, практически каждое государство сталкивается с подобными трудностями, потому данная сфера заслуживает отдельного внимания и потому различные международные организации, как на универсальном, так и на региональном (локальном) уровнях занимаются защитой прав человека.

Как известно, первым современным рамочным документом, содержащим перечень гарантированных прав и свобод, стала Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в 1948 году. Позже в рамках ООН был принят целый ряд документов, получивший название Международный билль о правах человека (Билль). В него вошли Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 год), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 год) и Факультативные протоколы к Международному пакту о гражданских и политических правах (1976 год). Иногда к нему также относят Конвенцию ООН о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Согласие на обязательность перечисленных международных договоров было дано Верховным Советом Украины, и они, в соответствии со статьей 9 Конституции, стали частью национального законодательства. Однако широкого применения нормы Билля не получили, в первую очередь по причине достаточно общего характера. Это и неудивительно. Документы, принимаемые в рамках универсальной международной организации, должны быть согласованы со всеми ее членами, а это непросто, учитывая, что у каждого из них — свои правовые традиции, подходы и взгляды на права человека.

Гораздо более конкретизированным оказался продукт другой организации — Совета Европы. Им в 1950 году была принята Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (Конвенция) с дополнительными протоколами, которых к настоящему моменту насчитывается уже 14 (эти протоколы вносят в Конвенцию дополнения и изменения с учетом современных тенденций). Конвенция уточнила, конкретизировала и ввела ряд новых стандартов прав человека. В качестве механизма защиты прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, ею же был учрежден Европейский суд по правам человека (Суд) с местонахождением в г. Страсбурге, Франция.

Украина ратифицировала Конвенцию в 1997 году, а также стала участницей ряда протоколов к ней. Именно это событие принято считать отправной точкой в процессе практического применения и внедрения демократических стандартов. Естественно, каждое государство на национальном уровне должно защищать и гарантировать своим гражданам и юридическим лицам права и свободы. Но на Украине сегодня это возможно лишь путем подачи многочисленных жалоб в Европейский Суд. Нужно отметить, что в последние годы количество заявлений украинских граждан в Суд неуклонно растет. Только в 2005 году Судом было вынесено 10 решений против Украины. И это, судя по всему, не предел. Неблагоприятные решения Суда в отношении Украины за последние несколько лет стали обыденным явлением. Наибольшее количество жалоб украинскими гражданами было подано со ссылкой на статью 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство). Кроме того, Судом были вынесены также решения и по иным статьям Конвенции. Некоторые из них хотелось бы осветить подробнее.

Запрет на плохое обращение

5 апреля с.г. Суд вынес решение в пользу гражданина Украины Евгения Невмержицкого, признав единогласно нарушение Украиной статей 3, 5 Конвенции и присудив выплатить заявителю 26 000 евро в качестве возмещения морального и материального ущерба и судебных издержек. Суть дела заключается в следующем. Г-н Невмержицкий, экс-руководитель Киевского отделения Полтава-банка, обратился в Суд с жалобой на нарушения Украиной положений Конвенции. Он содержался под стражей практически три года по обвинению в незаконных валютных операциях, уклонении от уплаты налогов, злоупотреблении служебным положением, краже, мошенничестве и подлоге. Срок содержания под арестом продлевался прокуратурой 5 раз. Заявитель в своей жалобе указал, что срок его содержания под арестом во время судебного разбирательства был неоправданно длительным. Кроме того, в это время заявитель подвергался нечеловеческому и унизительному обращению. Как установил Суд, протестуя против срока содержания под стражей, г-н Невмержицкий объявил голодовку и пил лишь воду. Через несколько дней у него были взяты анализы, и на основании их результатов он был подвергнут принудительному питанию. В дальнейшем задержанный предпринимал еще несколько попыток голодовки с идентичным результатом. Как заявил ответчик, в течение срока содержания под стражей док­тора осматривали обвиняемого 61 раз. Г‑н Невмержиц­кий был освобожден в феврале 2000 года под подписку о невыезде.

Евгений Невмержицкий заявил, что он содержался в одиночной камере в Киевском СИЗО № 1, при этом не учитывался тот факт, что он страдал от многочисленных хронических заболеваний. Кроме того, по его словам, ему не было предоставлено надлежащее медицинское обслуживание, а условия его содержания (гигиена, постельные принадлежности и пр.) были крайне неудовлетворительными. Также, по мнению заявителя, принудительному кормлению он подвергался по указанию руководства СИЗО без какой-либо медицинской необходимости, что привело к физическим и психическим расстройствам (страданиям). В частности, по его заявлению, для дачи пищи его пристегивали наручниками к батарее в присутствии охранников, а для кормления использовалась специальная медицинская пробирка. Г-н Невмержицкий считал, что такими действиями была нарушена статья 3 Конвенции, запрещающая пытки и нечеловеческое или унижающее достоинство обращение или наказание.

Как следует из практики Суда, статья 3 Конвенции охраняет одну из главных ценностей демократического общества — человеческие жизнь и достоинство. Ею категорически запрещены нечеловеческое или унижающее обращение или наказание независимо от обстоятельств и поведения субъекта. В данном деле внимание сфокусировано на двух моментах: условиях содержания, а также неадекватном медицинском обслуживании и принудительном кормлении.

Условия содержания под арестом лиц оцениваются по различным признакам в их совокупности. Среди них — гигиенические условия в камере, количество человек в ней, освещение, вентиляция, дневные прогулки, уборка, стирка белья, одежды и пр. Несмотря на то что такие оценки преимущественно являются субъективными, нельзя не признать рациональными определенные критерии, сложившиеся за многолетнюю практику Суда, и не согласиться с тем, что условия содержания в украинских СИЗО не отвечают общепринятым требованиям, что, кстати, неоднократно отмечалось в отчетах Совета Европы. То же самое касается и медицинского обслуживания, которое не способно вылечить приобретенное заболевание, предотвратить обострение хронических или поддерживать общее состояние содержащегося в изоляторе лица на нормальном уровне, на что также неоднократно указывали национальные и международные эксперты. Однако каких-либо действий со стороны властных структур не последовало.

Момент, касающийся принудительного кормления, также довольно интересен. Суд неоднократно указывал, что само по себе принудительное кормление не может быть квалифицировано как нечеловеческое или унижающее обращение. Более того, голодовка может привести к тому, что лицо само нанесет непоправимый ущерб своему здоровью, а это, естественно, также является недопустимым. С этой точки зрения Суд считает, что компетентные органы не только могут, но и должны применять соответствующие меры для недопущения негативных последствий. Это неизбежно влечет за собой конфликт между правом лица на физическую неприкосновенность и позитивной обязанностью государства гарантировать лицу право на жизнь, как это закреплено статьей 2 Конвенции. В таком случае речь должна идти не о самом факте принудительного кормления, а о тех условиях, в которых оно применяется к лицу. Как указал заявитель, его пристегивали наручниками к батарее и кормили с помощью специального приспособления, используемого в медицине, в присутствии нескольких охранников, что причиняло ему моральные и физические страдания. Относительно способа кормления заявителя Суд отметил, что указанные меры — наручники, роторасширитель, специальная медицинская трубка, вставленная в ротовую полость, — применяемые к заявителю силой, даже при сопротивлении, могут быть расценены как пытки в понимании статьи 3 Конвенции.

Нарушения, допущенные в отношении г-на Невмержицкого, имеют системный характер, поскольку условия содержания и обращения с лицами, взятыми под арест, аналогичны в специализированных заведениях. А когда у законодателя и исполнительной власти «дойдут руки», чтобы разобраться со сложившейся ситуацией, сказать трудно.

Эффективное судопроизводство

Статьей 6 Конвенции установлено правило, согласно которому каждый человек при определении его гражданских прав и обязанностей или при предъявлении ему какого-либо уголовного обвинения имеет право на справедливое и открытое разбирательство в течение разумного срока независимым и непредубежденным судом, созданным согласно закону. В развитие данного положения статья 13 Конвенции гарантирует каждому человеку, в отношении которого нарушаются права и свободы, закрепленные Конвенцией, эффективный способ защиты в соответствующем национальном органе независимо от того, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном порядке.

Если рассматривать практику Суда в данном аспекте, можно сделать вывод о том, что Украина не в состоянии предоставить своим гражданам и юридическим лицам эффективную судебную защиту, несмотря на то что соответствующее право закреплено не только в Основном Законе государства, но и в специальном законодательстве, начиная с Закона «О судоустройстве Украины» и процессуальных кодексов. Наиболее часты обращения с жалобами на необоснованно длительные сроки судебного разбирательства, неисполнение постановленных решений и явное нарушение судами прав заявителей. При этом спектр правоотношений, затронутых в таких делах, варьируется от невыплаты надбавок к пенсиям до абсурдной с юридической точки зрения тяжбы в отношении промышленного гиганта «Криворожсталь».

При всем этом Суд неоднократно в своих решениях указывал, в принципе, на одни и те же нарушения и пробелы национального законодательства, а государство по-прежнему упорно не реагирует ни на какие сигналы. На самом же деле объем жалоб по статье 6 Конвенции свидетельствует, что эта проблема постепенно приобретает характер «национального бедствия», а точнее — позора, выносимого на обозрение международного сообщества.

Свобода слова

Недавно Судом было вынесено решение, имеющее огромное значение для установления на Украине реальной свободы слова. Суть дела заключается в следующем. Накануне выборов Президента Украины 1999 года газета «День», принадлежащая ЗАО «Украинская Пресс-Группа», опубликовала статьи, в которых автор охарактеризовала претендентов на пост Президента Украины Наталью Витренко и Пет­ра Симоненко как не способных занимать высокие посты политиков и назвала их марионетками в руках правящей власти, используемыми для достижения победы на очередных выборах. Основные фигуранты данных статей обратились в суд, ссылаясь на то, что указанные публикации порочили их честь, достоинство и деловую репутацию как членов национального парламента. Решениями Минского районного суда г. Киева, оставленными без изменений судом апелляционной инстанции, исковые требования были удовлетворены. В качестве главного аргумента суды указали, что статьи были «полностью неправдивы, поскольку ответчик (газета «День») не смог доказать правдивость опубликованной информации».

Не соглашаясь с принятыми по делу решениями, ответчик — ЗАО «Украинская Пресс-Группа» (Общество) — обратился за защитой в Европейский суд по правам человека (Суд). В своем заявлении Общество указало, что национальные суды, найдя несоответствие публикаций правде, так и не смогли разделить понятия «субъективная оценка» и «факты». Также заявитель указал, что упомянутые судебные решения нарушили его право свободно распространять информацию. Рассмотрев материалы дела, исследовав соответствующие положения национального законодательства и нормы Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в частности статью 10, Суд пришел к следующим выводам. Так, статья 10 Конвенции преду­сматривает, что каждый имеет право на свободу выражения. Это право включает в себя свободу придерживаться своих взглядов, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства государства и независимо от границ. Пресса, как следует из практики Суда, играет существенную роль в демократическом обществе. И хотя ее деятельность должна «вписываться» в определенные рамки (в частности, речь идет об уважении репутации и прав других), в обязанности СМИ входит распространять информацию и идеи, имеющие публичный интерес.

Относительно спорных статей Суд отметил, что национальные суды, признав отдельные выражения статей диффамационными (позорящими, клеветническими), не учли тот факт, что они являются субъективной оценкой журналиста и использованы в качестве политической риторики, которая не нуждается в доказывании. Относительно же утверждения национальных судов о том, что была опорочена как личная жизнь, так и публичная деятельность фигурантов, то Суд нашел, что статьи касались лишь их профессиональной деятельности. Суд признал, что публикации, содержащие критику обоих политиков, написаны полемичным, саркастичным языком, и господа Витренко и Симоненко, прочитав их, могли быть шокированы. Вместе с тем, выбирая свою профессию, политики, по убеждению Суда, должны были отдавать себе отчет, что они будут являться объектами пристального внимания со стороны общественности и прессы, как это и должно быть в демократическом обществе.

Принимая все сказанное во внимание, Суд пришел к выводу, что национальные суды при оценке содержания публикаций в рамках рассмотрения упомянутых дел преступили пределы, определенные статьей 10 Конвенции. Также Суд постановил, что такие решения национальных судов не соответствуют социальным потребностям в легитимной политической дискуссии, ведущейся относительно президентской кампании, которые превышают публичные интересы конкретных политиков. Таким образом, стандарты, примененные национальными судами к данным спорам, не отвечают принципам, изложенным в статье 10 Конвенции. По результатам рассмотрения дела Суд постановил выплатить ЗАО «Украинская Пресс-Группа» 588,12 евро убытков, 33 000 евро морального ущерба и 5521,07 евро возмещения судебных издержек.

Хотелось бы заметить, что Суд не принял мирового соглашения, предложенного правительством, посчитав, что вопросы, поднимаемые в деле, и системные нарушения со стороны государства в лице национальных судебных органов достаточно серьезны и требуют тщательного рассмотрения и пояснения. Действительно, этот факт свидетельствует о многом. В том числе о том, что Украина пока не в состоянии адекватно реагировать на нарушения основополагающих прав и свобод своих граждан и юридических лиц.

Однако пока что это решение еще не вступило в силу и может быть пересмотрено Большой палатой Суда.

И в заключение

Как свидетельствует вышеуказанная практика Суда в отношении Украины, многих из имеющихся проблем в отрасли прав человека можно было бы избежать, если бы не одно «но» — украинская Фемида. Как известно, на сегодня самым распространенным способом защиты нарушенного права или ограниченной свободы является обращение в суд. Но, как это ни странно, именно в суде проявляется большинство сложностей, связанных с их защитой. Дело в том, что в подавляющем большинстве случаев суды при принятии решений не учитывают ни положений Конвенции и протоколов к ней, ни практики Суда по отдельным положениям. Это выявляет еще одну большую проблему в сфере защиты прав человека, а именно — реальную имплементацию Конвенции, протоколов и практики Суда в национальное законодательство Украины и их повсеместное применение как его составной части. Как говорилось выше, с юридической точки зрения Конвенция и ратифицированные протоколы являются частью национального законодательства Украины (статья 9 Конституции Украины). Это означает, что ее нормы могут и должны применяться национальными судебными органами наравне с положениями национального законодательства в делах, где затронут аспект соблюдения (защиты) прав человека и основных свобод. Вместе с тем ни для кого не секрет, что ныне положения Конвенции национальными судами практически не используются, не говоря уже о практике Суда.

Сложившееся положение обусловлено тем, что позитивистский подход большинства национальных юридических школ, представители которых становятся впоследствии судьями, неоднозначно воспринимают приоритет верховенства права над верховенством закона. Как следствие, документы международного характера, регламентирующие права и свободы человека, и практика международных судебных органов не считаются полноценным источником права. Это неудивительно, ведь Суд не входит в систему национальных судебных органов и обращение в него, по логике того же Конституционного Суда Украины, является лишь дополнительным средством защиты, в то время как de facto он является наиболее эффективным и в некоторых случаях чуть ли не единственным способом защиты и восстановления нарушенного государством права.

Приведенные дела, затрагивающие отдельные правовые аспекты, — яркий пример отсутствия надлежащей реакции со стороны государства на систематические нарушения. На самом же деле, как преду­смотрено самой Конвенцией (статья 46), окончательные решения подлежат обязательному исполнению договаривающимся государством по делу, стороной в котором оно выступало. В свою очередь обязательное исполнение влечет за собой не только принятие государством мер индивидуального характера, то есть возмещение ущерба лицу и восстановление нарушенного права, но также требует принятия мер общего характера. Здесь речь идет о следующем. Государство, проигравшее дело, должно, в частности, внести соответствующие изменения в действующее законодательство с целью предотвращения в будущем подобного нарушения. Однако наше государство не особенно спешит с принятием необходимых мер. А количество обращений в Суд неуклонно растет.



Комментарии: »

ja.vjacheslav

не отражены факты когда при строительстве нарушаются проезды и подъезды к дому ,что препятствует пользованию жилеьем иего обслуживанию.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

Какое, на ваш взгляд, главное событие в процессе запуска нового Верховного Суда?

Издание Президентом Украины указа о назначении «верховных» судей

Подписание и опубликование нового процессуального законодательства

Решение Пленума ВС относительно дня начала работы нового Суда

Первое решение Верховного Суда

Все вышеперечисленное

Ничего из перечисленного не считаю главным событием

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях

fb youtube fb fb

Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА